Книга вторая. «Медная книга». Глава 1


Яркая фотовспышка на один миг осветила тело человека, распростёртого на полу. Пожилой мужчина, почти старик, лежал лицом вниз с неестественно вывернутой назад левой рукой. В его правой руке был зажат край скатерти с упавшего рядом с ним низкого столика из резного дерева. Остекленевшие глаза, широко и удивлённо раскрытые, казалось, глядели вдаль и видели то, чего кроме них никто не мог увидеть. Большая лужа крови, в которой лежало неподвижное тело, уже подсохла и впиталась в напольное покрытие. Старик был одет в короткий домашний халат и мягкие тапочки на босу ногу, одна из которых, почему-то слетевшая с правой ноги, валялась примерно в двух метрах от тела. Из спины мужчины торчала рукоять старинного кинжала, инкрустированная и покрытая витиеватым узором.

 

— Итак, вас зовут Сорен Боулз,- доставая из внутреннего кармана авторучку с большой записной книжкой, произнёс инспектор Грегори, обращаясь к молодому человеку с бледным и растерянным лицом, стоявшему перед ним.

— Да,- ответил тот, вздрогнув и отводя свой взгляд от тела убитого.

— Вы давно работаете в этом магазине?

— Шесть лет,- сказал Боулз, задумавшись на несколько мгновений.

— Кто ещё, кроме вас и покойного имел доступ в помещение?

— Насколько мне известно, то ключи от дверей есть только у хозяина и у меня. За шесть лет не было такого случая, чтобы входную дверь открыл кто-нибудь ещё.

— У покойного есть родственники?- снова спросил Грегори, попутно делая заметки в записной книжке.

— Я и есть самый близкий его родственник,- глубоко и печально вздохнув, ответил Сорен.

— Вот как?- инспектор пристально посмотрел на молодого человека.

— Да. Я прихожусь ему племянником. Детей у Альверта не было, а его жена умерла уже двадцать лет назад.

— А ваши родители живы?

Сорен прикрыл глаза, и его лицо исказила гримаса, словно он пытался справиться со своими чувствами.

— Нет,- произнёс он, наконец, посмотрев отсутствующим взглядом мимо инспектора.- Они погибли в авиакатастрофе, после чего дядя и забрал меня к себе.

— Вы, так же как и Зацман, живёте в помещении магазина?

— У меня собственная квартира в двух кварталах отсюда. Дядя был человеком очень деликатным и умным. Он не пытался вмешиваться в мою личную жизнь, понимая, что совместное проживание будет неудобным для нас обоих.

— У Альверта есть ещё какие-либо родственники?

— Больше никого нет.

— То есть, вы являетесь прямым и единственным наследником его имущества?

Лицо Сорена внезапно окаменело и его глаза почти с ненавистью взглянули на инспектора.

— Мне понятен ваш намёк,- сквозь зубы произнёс молодой человек.- Понимаю я и то, что вы обязаны подозревать всех. Но для меня дядя был единственным и самым близким человеком на свете и никакие деньги не заставили бы меня совершить такой поступок.

— Я не на что не намекаю,- спокойно и даже сочувственно посмотрел на Сорена Грегори.- Я просто констатирую факт. В процессе следствия вам ещё не раз придётся отвечать на подобные вопросы. В котором часу вы открыли дверь магазина?

— Каждый день я прихожу сюда к восьми часам утра, но чаще всего к этому времени, дядя уже просыпался и поднимал жалюзи на витрине. У нашего магазина нет определённого графика работы, и дядя мог в любое время открыть двери и начать торговлю. Но сегодня утром и жалюзи и входная дверь были закрыты на ключ.

— Стиви,- окликнул инспектор одного из криминалистов, колдовавших над телом Зацмана.- Когда было совершено убийство?

— Между полночью и часом ночи,- ответил тот, обернувшись к Грегори.

— У вас есть алиби на этот период времени?- обращаясь к Сорену, спросил инспектор.

— Нет,- устало массируя свой лоб ладонью, ответил тот.- Этой ночью я спал в своей квартире один.

— Вы понимаете, что такое обстоятельство только усугубляет ваше и без того тяжёлое положение? Я обязан взять у вас подписку о не выезде из города, и будьте готовы к тому, что в ближайшее время следователь вызовет вас для дачи показаний.

— Грэг, мы закончили,- закрывая большой металлический кейс, крикнул Стиви.

Инспектор не успел ответить, потому что в тишине комнаты резко и неожиданно прозвучал звонок телефонного аппарата.

— Отпечатки сняли?- быстро спросил Грегори у криминалиста, жестом руки останавливая желание Сорена снять телефонную трубку.

— Да,- ответил Стиви,- можно брать. На прослушку тоже поставили.

— Отлично,- сказал инспектор и поднял трубку.

— Алло,- бодрым и приветливым голосом произнёс Грегори.

Человек на другом конце провода явно растерялся и не торопился с ответом.

— Я не ошибся? Это антикварный магазин Зацмана?- наконец, произнёс мужской голос.

— Совершенно верно,- подтвердил инспектор.- Вы что-то хотели?

— Я хотел бы поговорить с хозяином магазина.

— Увы, в настоящий момент это невозможно, но я могу передать ему ваши слова,- сказал Грегори, лихорадочно вспоминая, где он мог слышать голос этого человека.

— Спасибо, но у меня вопрос личного характера,- ответил мужчина.

— Я обязательно передам Альверту, что вы хотели с ним поговорить,- произнёс Грегори, не теряя надежды установить личность звонившего.- Если вы, конечно, назовёте своё имя.

Но мужчина, ничего не ответив, уже прервал разговор.

Инспектор сразу же начал набирать нужный номер.

— Привет, Бодри. Это Грэг. Откуда был звонок в магазин Зацмана?

— Один момент,- ответил тот.- Поместье Бернара Корвелла.

— Ого,- присвистнул инспектор.- Спасибо, Бодри. Ценная информация.

Грегори положил трубку на место и несколько секунд задумчиво постукивал концом авторучки по прилавку, на котором стояли кассовый и телефонный аппараты.

 

— Скажите, Сорен,- снова обращаясь к племяннику Альверта, сказал инспектор.- Что вам известно о связи между Зацманом и Бернаром Корвеллом?

— У дяди было огромное количество знакомых и весьма обширные связи, но он никогда при мне не упоминал имени этого человека. Мне известно только то, что среди наших постоянных покупателей есть люди и из семьи Корвелла.

— Кто именно?

— Дэвид Корвелл с супругой.

— Они интересуются чем-то определённым?

— Жена Дэвида любит антикварную мебель, а её муж больше внимания обращает на старинное оружие.

Грегори сделал пометку в блокноте, и с интересом взглянув на Боулза, задал свой следующий вопрос.

— А что вы сами думаете о случившемся? Может быть, Альверту в последнее время кто-то угрожал? У него были враги?

— Мне кажется, что с дядей невозможно было поругаться,- почти не задумываясь, ответил Сорен.- Он всегда и со всеми старался поддерживать тёплые и дружеские отношения. На моей памяти нет такого случая, когда бы он с кем-то поссорился.

— Грэг, мы поехали,- окликнул инспектора криминалист.- За результатами придёшь после обеда.

— Хорошо, Стиви,- кивнул головой в ответ Грегори.- Я ещё немного задержусь. Да, кстати, на рукоятке остались хоть какие-то отпечатки?

— Отпечатки — просто супер. Вся ладонь, как на выставку. Словно кто-то специально хотел их оставить,- усмехнулся Стиви.- А вот это мы нашли, когда осматривали личные вещи убитого.

Стиви подал инспектору небольшой пластиковый пакет, в котором лежали два драгоценных камня — большой кроваво-красный рубин и бриллиант с остатками оправы.

— Где вы их нашли?- разглядывая камни, спросил Грегори.

— Бриллиант был спрятан за подкладкой жилета, который висел в платяном шкафу старика. А рубин лежал в левом кармане его халата.

— Вам знакомы эти драгоценности?- показывая пакет Сорену, спросил инспектор.

— Впервые их вижу,- внимательно осмотрев камни, ответил тот.

— Может из магазина пропали какие-то вещи?

— Я не проверял товары и ни к чему не прикасался до вашего приезда,- сказал Сорен.- Я даже не заходил во внутренние комнаты.

— В таком случае, давайте сейчас вместе с вами всё и проверим,- предложил ему Грегори.

Оперативная бригада, погрузив тело Зацмана, уехала, а инспектор с Сореном стали осматривать жилые и торговые помещения магазина.

 

Войдя в спальную комнату Зацмана,  они увидели разобранную постель с откинутым в сторону одеялом и зажжённую настольную лампу, стоявшую на прикроватной тумбочке.

«Старик уже спал, когда его кто-то или что-то разбудило»,- подумал Грегори, взглянув на измятую подушку.

— Вы не знаете,- обратился он к Сорену,- была ли у Альверта привычка спать при свете лампы?

— Дядя всегда говорил, что любит спать в полной темноте,- ответил Боулз.- Ему мешали даже уличные фонари.

Окна, действительно, были закрыты плотными шторами. Спальня Зацмана находилась на втором этаже прямо над торговым залом и, кроме ванной комнаты и туалета, на этом уровне больше не было других помещений.

— В магазине установлена сигнализация?- поинтересовался инспектор, обойдя все комнаты второго этажа.

— Да. Все окна и двери снабжены датчиками но, ни один из них этой ночью не среагировал на проникновение внутрь,- ответил Сорен.- Когда я сегодня утром снимал магазин с охраны, то ничего подозрительного не заметил.

— А кто вчера вечером включил сигнализацию?

— Обычно, по вечерам, дядя сам ставил дом на охрану. Иногда утром, если входная дверь и жалюзи были закрыты, то магазин с охраны снимал я.

«Так. Зацман вечером включил сигнализацию и лёг спать,- стал размышлять Грегори.- Допустим, что ночью к нему кто-то пришёл и Альверт, отключив сирену, впустил гостя в магазин. Тогда уходя, убийца должен был сам включить сигнализацию, но для этого нужно иметь ключи и знать код постановки на охрану».

— Скажите, Сорен. Система сигнализации у вас локальная или централизованная?

— Магазин поставлен на учёт в районном отделении полиции.

Инспектор достал из кармана мобильный телефон и позвонил в участок.

— Антикварный магазин Зацмана был поставлен на охрану в 22 часа 05 минут вчера вечером,- сообщил ему дежурный.- А в 8 часов 05 минут сегодня утром сигнализацию отключили.

«Если убийца проник в магазин до включения сигнализации то, как он вышел наружу после убийства…? У племянника есть ключи, и он знает секретный код. Тайно оставшись вечером в магазине, он мог убить Зацмана, а утром отключить сигнализацию и позвонить в полицию».

— А в котором часу вы вчера ушли из магазина?- спросил Грегори, снова доставая записную книжку.

— Где-то около семи часов,- ответил Сорен, уже порядком уставший от бесконечных вопросов инспектора.

— Точное время не помните?

— Нет. Я ухожу из магазина не всегда в одно и то же время. Иногда дядя отпускал меня и раньше семи часов, а иногда просил задержаться.

— А как было вчера?

— Вчера шёл дождь и покупатели в магазин заходили очень редко, поэтому Альверт сам предложил мне пойти домой. Если бы наши настенные часы пробили семь часов, то я обязательно бы это запомнил — у них очень громкий бой.

— Магазин ещё был открыт и Зацман продолжал торговать?

— Когда я уходил, то было именно так.

Грегори сделал пометку в записной книжке и стал спускаться на первый этаж.

 

«Ну, а если убийца зашёл в магазин после ухода Сорена? Тогда он должен был спрятаться, ночью убить Зацмана, а затем дождаться прихода Боулза, чтобы выйти через запасной выход. Через окно он выйти не мог — все окна заперты изнутри».

— Когда вы отключаете сигнализацию, то в помещении раздаётся какой-нибудь сигнал?- спросил инспектор Сорена, когда они вошли в кабинет хозяина.

— Да. В торговом зале и в этой комнате установлены пульты управления, которые подают звуковые сигналы. Один длинный гудок при постановке на охрану, два длинных при отключении и пять коротких и частых при попытке проникновения. Сирена включается, если какой-либо контур разорван, а горящая лампочка на пульте указывает на то место, где это произошло.

— И такое случалось?

— Прошлой зимой ночью кто-то пытался открыть жалюзи витрины. Наряд полиции прибыл на место спустя пять минут, но взломщик уже успел убежать.

Грегори окинул взглядом всю комнату и, увидев в углу большой сейф, направился к нему.

— У вас есть ключи от сейфа?- спросил он Боулза.

— Нет. Они были только у Альверта.

— Но мы не обнаружили у Зацмана таких ключей.

— Он всегда носил с собою связку ключей, но был ли на ней ключ от сейфа, я не знаю.

«Или убийца забрал нужные ключи с собой, или у старика есть тайник, в который он их и прячет,- подумал инспектор, вновь доставая мобильный телефон.- Придётся вызывать Фидли».

 

Если бы инспектор Грегори знал, что Альверт Зацман уже давно является секретным агентом полиции, то он, конечно же, не стал бы так тщательно осматривать помещение и задавать так много вопросов его племяннику. Но начальник оперативного отдела Вайс Габрой, не хотел, да и не имел права разглашать такую информацию. В преступный мир полиция внедрила целую сеть секретных агентов, подобных Зацману, но о существовании такой сети знали лишь те сотрудники управления, кодовое обозначение которых начиналось с нуля. Вайс прекрасно знал, что в магазине установлены скрытые видеокамеры и микрофоны и не сомневался в том, что преступление будет сразу же раскрыто. Но внешне всё должно было выглядеть так, как будто бы убитый был обыкновенным человеком, не имеющим к полиции никакого отношения. Посылая инспектора Грегори в антикварный магазин, Габрой преследовал определённую цель — создать впечатление, что это обычное убийство обычного гражданина, и не допустить утечки секретной информации. Поэтому, когда ему позвонил Грегори и предложил вызвать Фидли, Вайс понял, что инспектор начал,  слишком, глубоко копать.

 

— Сегодня Фидли вызывать не будем,- отвечая Грегори, сказал Габрой.- Ты уже допросил продавца?

— Этим сейчас и занимаюсь.

— Когда закончишь, то опечатай магазин и возвращайся в отдел.

— Хорошо,- ответил Грегори, скорчив недоуменную мину.

«Похоже, что он хочет передать это дело кому-то другому,- подумал он, пряча телефон в карман.- Ну, что же. Баба с возу — кобыле легче».

 

Инспектор и продавец вернулись в торговый зал.

— Трогать ничего не надо. Просто проверьте, всё ли на месте,- остановил Грегори Сорена, который хотел поднять, упавший на пол резной столик.

Боулз медленно продвигался по залу, внимательно осматривая находившиеся здесь многочисленные предметы, пока не остановился у висевшего на стене стенда с холодным оружием. Одно из креплений было сорвано, отчего стенд покосился, и некоторые кинжалы и сабли упали и валялись под ним на полу.

— Здесь не хватает двуручного меча-катаны и того кинжала, который увезли ваши коллеги,- сообщил он инспектору.

— Зацман был убит кинжалом со стенда?- удивлённо воскликнул Грегори.

— Да. Этот кинжал был выставлен на продажу две недели назад,- подтвердил Сорен.

— А двуручный меч? Когда он у вас появился?

— Я не могу вам сказать, когда меч появился у дяди, потому что он не всегда и не все вещи сразу выставляет на продажу. Но на стенде клинок пролежал всего четыре дня. Я сам его туда положил.

— У вас есть его фотография?

— Нет. Мы не фотографируем наши товары.

— Тогда попробуйте его описать,- попросил Грегори.

— Размер меча — нестандартный, почти в два раза больше обычного. Витая рукоять тёмно-зелёного цвета, покрытая резьбой под мелкую чешую. Материал, из которого она изготовлена, я определить не смог. Что-то среднее между камнем и костью. На торце рукояти утолщение в виде печати со сложным рисунком. Лезвие широкое и слегка изогнутое. По обеим его сторонам нанесена гравировка и чернение от рукояти до косого острия, изображающая иероглифы и различные знаки. Следов коррозии на металле я не обнаружил.

— И какова была его цена?

— Цена договорная, как и у многих вещей в нашем магазине. Я продавал лишь те предметы, на которые дядя установил твёрдую цену, а остальные товары он реализовывал сам.

 

Инспектор закончил писать и ещё раз взглянул на покосившийся стенд.

«Почему оторвалось крепление?- задумался Грегори.- Может в темноте кто-то наткнулся на стенд? Но тогда это был не Сорен и не Зацман — они давно привыкли к интерьеру зала и должны ориентироваться здесь, как рыбы в воде. А вот столик уронил уже сам хозяин, когда падал — в его руке был зажат край скатерти. От стенда до столика всего два шага. Ну, а если убийца нанёс удар кинжалом у стенда, толкнув при этом старика? Зацман сильно ударился о полку, сорвав крепление, сделал по инерции два шага и стал падать на столик. Если на теле Альверта остались следы от ушиба, то, возможно так всё и было. Но почему тапка с правой ноги осталась лежать у стенда? Тапочки без задников, типа шлёпанцы и легко слетают с ноги лишь при непроизвольном движении назад. Не мог же старик с кинжалом в спине двигаться то назад, то вперёд? Нужно ждать результаты экспертизы. Вот тогда, может быть, что-то и прояснится».

 

— Вы сказали, что Дэвид Корвелл интересуется старинным оружием. Он мог увидеть у Зацмана пропавший меч?- обернувшись к Сорену, спросил инспектор.

— В последний раз я видел Дэвида в нашем магазине около двух недель назад. Он заходил в кабинет Альверта. О чём они разговаривали и что ему показывал дядя, я не знаю. Но меч, как я вам уже сказал, на стенд установлен был совсем недавно.

— Может быть, ваш дядя потому и выставил меч в зал, что Корвелл отказался его купить?

— Вполне возможно, но мне об этом ничего неизвестно,- усталым и почти безразличным тоном, ответил Сорен.

— Кто ещё из ваших постоянных клиентов интересуется старинным оружием?

Боулз задумался, перебирая в уме известных ему покупателей.

— Среди всех я, пожалуй, выделил бы банкира Элдуса Кернна и археолога Адама Форста. Правда, интересы последнего не ограничены только оружием. Его, как профессионала, может заинтересовать любая старинная вещь.

— Когда в последний раз эти два человека посещали ваш магазин?

— Три дня назад. Но приходили они в разное время.

— То есть, они оба видели этот меч?

— Что касается банкира, то он при мне держал меч в руках. Археолог к стенду не подходил, но сказать, что он не видел этот клинок, я не могу. Сразу после прихода Форста, он и дядя прошли в кабинет, а ушёл археолог, насколько я понимаю, через запасной выход.

 

В кармане инспектора зазвонил мобильный телефон. Взглянув на экран дисплея, он на секунду задумался, а затем,  усмехнувшись и покачав головой, поднёс телефон к уху.

— Привет, Грэг. Что там случилось?

— Привет, Корвен. А я тут ломаю голову, кто же это звонил Зацману по городскому телефону. Его старинный аппарат сильно искажает голос.

— Я тебя тоже с трудом узнал,- признался Борк.- Пришлось звонить в управление. Ну, так что же произошло?

— Этой ночью, между часом и полуночью, был убит Зацман. Убийца использовал кинжал, который был выставлен на продажу в этом же магазине. Удар нанесён со спины в область сердца. Следов взлома не обнаружено. Сейф и кассу не трогали. Из товаров пропала только одна вещь — двуручный меч-катана.

— Кто сообщил в полицию?

— Сорен — продавец и племянник Зацмана.

— Ты его уже допросил?

— Да, можно сказать, что так,- обводя взглядом всё помещение, ответил Грегори.

— Дело будешь вести ты?

— Не знаю. Шеф пока не определился.

— Понятно. Встретимся в управлении. Я сейчас туда еду.

— Я тоже скоро буду там. До встречи.

Инспектор положил телефон в карман и посмотрел на Сорена. Серое и измученное лицо продавца выражало состояние крайней усталости и опустошения.

— Вам нужно отдохнуть и успокоиться,- сказал Грегори.- Сейчас я опечатаю все двери, и вы отдадите мне ключи от магазина. Но перед этим я обязан проверить содержимое ваших карманов. Извините, но таков порядок.

Сорен, молча, стал выкладывать на прилавок личные вещи и документы.

— У вас все ключи на одном брелке?- спросил инспектор, рассматривая вещи Боулза.

Продавец в ответ лишь кивнул головой.

— Отделите, пожалуйста, те, которые относятся к магазину. Ваш домашний адрес и телефон я записал. Постарайтесь никуда не пропадать, чтобы нам не пришлось вас разыскивать.

Закончив все процедуры, инспектор и Сорен покинули магазин и разошлись в разные стороны.

 

Когда Борк вошёл в кабинет Вайса, тот курил, стоя у раскрытого окна.

— А-а, Корвен,- обернулся начальник следственного отдела.- Что скажешь нового?

— Пока ничего,- ответил детектив, садясь на узкий кожаный диван.

— Я надеюсь, ты не забыл, что наш старик взял под личный контроль дело «Бэ-Бэ»?

— Я только что был у Корвелла,- сказал Борк, откинувшись на спинку дивана и прикрыв глаза.- Судя по разговору, он прекрасно понимает, что его дело может сильно затянуться. А что с убийством Зацмана? Видеосъемку смотрели?

— Пока ещё нет. Скоро приедет Грэг. Возьмёшь у него ключи от магазина и показания продавца. Я вызвал Фидли. Он вскроет сейф, а ты займёшься видеосъемкой.

— Ты хочешь, чтобы я и это дело взял на себя?- воскликнул Борк, выпрямившись и с возмущением посмотрев на Вайса.- Да у меня с журналистом столько хлопот, что вздохнуть некогда!

— Я попросил Стиви, чтобы он принёс мне вещи Альверта и предварительные результаты экспертизы,- не обращая внимания на негодующий тон детектива, сказал Габрой.- По-моему, случай с Фризой и убийство Зацмана придётся объединить в одно дело. Взгляни вот на это.

Вайс достал из ящика письменного стола пластиковый пакет и положил его на столешницу.

Детектив рывком соскочил с дивана и подошёл к столу.

— Вот дьявол!- изумлённо произнёс Борк.- Не может быть!

— Может, может,- возразил ему Вайс.- Рубин тебе, конечно, знаком, а бриллиант из колье Фризы. Полностью совпадает с описанием, да и оправа на нём частично оплавлена.

— Но как он оказался у Зацмана?

— Вот это тебе и предстоит узнать,- усмехнулся Габрой.- Но не думай, что на этом сюрпризы закончились.

Он снова склонился над ящиком стола и достал из него ещё один пакет, в котором лежал окровавленный кинжал.

— Мы пробили отпечатки по базе,- положив кинжал на стол, сказал Вайс.- Как ты думаешь, кому они принадлежат?

Борк напряжённо и выжидающе посмотрел на начальника следственного отдела.

— Журналисту Герону Мелвину,- медленно и с расстановкой произнёс Вайс.

Несколько секунд детектив отрешённо смотрел на орудие убийства, пытаясь как-то связать новые факты с тем, что ему уже было известно.

 

— Это невозможно,- наконец, произнёс Борк.- Журналист вошёл к себе в квартиру в 22 часа и 15 минут, а в 8 часов утра вышел из дома и поехал в редакцию. Его машина всю ночь простояла во дворе.

— А что он сам делал этой ночью? Ты же вроде бы установил у него в квартире аппаратуру?

— Вот в этом вопросе, действительно, творится какая-то чертовщина,- вздохнул детектив и сел в кресло рядом со столом начальника.- Едва он вчера вечером вошёл в свою квартиру, как видеокамеры перестали передавать изображение, а в микрофоны, кроме треска и шума, ничего не могли зафиксировать. Картинка и звук появились лишь в 00 часов и 10 минут. К этому времени журналист уже лежал в кровати и спал. А утром он вышел из квартиры и поехал на работу. Убийство, как нам известно, произошло между полночью и часом ночи. Не мог же он убить Зацмана и мгновенно оказаться в своей постели. У него железное алиби.

— Что зафиксировали камеры за то время, пока работали?

— То, что парень лежит и спит в кровати.

— Может это была кукла?

— Он ворочался во сне, иногда всхрапывал и откинул в сторону одеяло. Проснулся в 7 часов утра, принял душ, позавтракал и поехал в редакцию.

Вайс Габрой положил вещественные доказательства обратно в ящик и сел за свой рабочий стол.

— Ну, а что за история с Френчи и заявлением? Ты уже разобрался, в чём дело?- спросил он, закрывая ящик стола на ключ.

— Заявление о пропаже статуэтки, Герон Мелвин подал спустя десять минут после того, как вошёл в свою квартиру. Если верить его словам, то когда он уезжал в Гутарлау, статуэтка стояла на комоде. Мы начали устанавливать аппаратуру примерно через час после его отъезда, но статуэтки в квартире уже не было. Или он лжёт, или вещь действительно украли в течение этого часа. Историю с машиной Френчи объяснить пока никто не может. Он вёл журналиста от Гутарлау до столицы. На проспекте Свободы они остановились у светофора, а когда вновь начали движение, то у автомобиля Френчи взорвались оба задних колеса.

— Как это взорвались?- Вайс удивлённо посмотрел на Борка.- Проколол, что ли?

— Нет. Именно взорвались,- произнёс детектив с горькой усмешкой.- Колёса лопнули, как новогодние надувные шары. Когда эвакуатор доставил машину Френчи в нашу мастерскую, то все механики в один голос стали утверждать, что так шины могли лопнуть лишь от избыточного давления. Но откуда оно там появилось, никто объяснить не может. Я вызвал представителя фирмы, которая изготовила эти шины. Посмотрим, какое он даст заключение.

— Сколько времени вчера вечером газетчик оставался без контроля?

— Тридцать пять минут,- ответил Борк, доставая из кармана пачку сигарет.- После звонка Френчи, мы отрабатывали два предполагаемых маршрута журналиста — один до его дома, а другой до места работы. На тот случай, если у него там была назначена встреча. Но через полчаса после аварии Френчи, патрульная машина обнаружила автомобиль Герона всего в двух кварталах от проспекта Свободы. Он выезжал на Цирковую улицу.

Начальник следственного отдела поднялся из-за стола и подошёл к большой карте города, висевшей на стене.

— От точки аварии, до точки обнаружения журналиста можно проложить логичный и определённый маршрут,- словно разговаривая сам с собой, произнёс Вайс.- И этот маршрут проходит мимо магазина Зацмана… Совпадение? Как ты считаешь?

Он отвернулся от карты и посмотрел на Борка.

— Вполне вероятно,- ответил тот, выпустив в воздух колечко табачного дыма.- Но заходил ли Герон к Альверту, мы узнаем лишь после того, как проверим магазин.

 

Дверь в кабинет открылась, и в комнату вошёл Грегори.

— А вот и я. Всем ещё раз привет,- пожимая руку Борка, произнёс он.

— Ну, давай, выкладывай, что ты там накопал,- сказал Вайс, вновь усаживаясь за свой стол.

— По утверждению продавца из магазина пропала всего одна вещь — меч-катана. Пока что единственный подозреваемый — продавец, он же племянник Зацмана, который является прямым и единственным наследником его имущества. Алиби на момент убийства у него нет. Криминалисты ещё не закончили?- спросил Грегори у Габроя, садясь на диван.

— Предварительные результаты уже есть,- ответил Вайс.- Но говорить о чём-то определённом, пока рано. Дело передаём Корвену — его журналист оставил свои отпечатки на кинжале.

— Шустрый у тебя парень,- удивлённо покачав головой, сказал Грегори, обращаясь к детективу.- Насколько мне известно, он только прошлым вечером вернулся в столицу. Вчера в его квартире я составлял акт о пропаже статуэтки.

— Супер шустрый,- скривился Борк.- Прошло чуть более полусуток, а он уже заморочил голову всей полиции.

— Ладно, пойду писать отчёт,- сказал Грегори, поднимаясь с дивана и отдавая Борку ключи от антикварного магазина.

— Ты не писал разговор на диктофон?- спросил его детектив.

— На диктофоне ответы Сорена, а в отчёте плюс мои соображения,- улыбнулся Грэг.

— Отлично,- кивнул ему головой Борк.- Дождусь результатов экспертизы и поеду в лавку Зацмана.

 

Не успела закрыться дверь за инспектором Грегори, как на столе Вайса зазвонил телефон.

— Да,- коротко и отрывисто произнёс начальник отдела, левой рукой сняв трубку с аппарата, а правой пододвигая к себе папку с документами.

— Нет, Фидли,- отвечая на какой-то вопрос, ответил Вайс.- Приедешь к двум часам в антикварный магазин Зацмана. Знаешь, где это? Вот и прекрасно. Инструменты не забудь.

Борк посмотрел на ключи, которые ему передал Грегори.

— Альверт прятал ключи от сейфа? Но во всех помещениях магазина ведётся постоянная съёмка.

— Значит, или у него есть тайник, который не попадает в поле зрения видеокамер, или ключи забрал убийца. Сейф в любом случае нужно вскрывать, а если Фидли найдёт тайник, то, может быть, кроме ключей, мы ещё что-нибудь там обнаружим. Вот здесь список и фотографии всех его «знакомых», посетивших антикварный магазин за последнюю неделю,- подавая Борку тонкую бумажную папку, сказал Вайс.

— Ты думаешь, что Альверта убил кто-то из них?- прочитав список, спросил детектив.

— Лицо убийцы мы узнаем, когда просмотрим отснятый материал, если, конечно, он был не в маске. У журналиста, как ты сам говоришь, железное алиби. Сорен? Маловероятно. Мы слишком хорошо знаем этого парня. В деньгах он не нуждался. В азартные игры не играл. Альверта, действительно, любил, как родного отца. А магазин и всё имущество Зацмана, всё равно когда-нибудь досталось бы ему.  Обедать пойдёшь?

— Да,- ответил Борк, укладывая фотографии и список в свою папку.- Заодно и позавтракаю.

— Неужели Бэ-Бэ не угостил тебя даже чаем?- ухмыльнулся Вайс.

— Таких, как нас с тобой, миллиардеры на чай не приглашают,- застегнув молнию на папке и поднявшись со стула, сказал детектив.- Пойдём, а то опоздаем, и кто-нибудь другой съест всю нашу овсянку.

 

Они спустились на второй этаж, где находилось кафе-столовая для сотрудников полицейского управления. В просторном зале было шумно и оживлённо. Разговоры, смех, бряцание столовых приборов о посуду — всё говорило о том, что обеденный перерыв в самом разгаре.

Заметив сидящего за столиком Стиви, Борк махнул ему рукой, давая понять, что он хотел бы сесть с ним рядом. Криминалист понимающе кивнул головой и пододвинул свободный стул вплотную к столу.

 

— Да ты, оказывается, обжора,- посмотрев на обилие тарелок, стоявших перед Стиви, улыбнулся подошедший детектив.

— Сегодня утром я рассчитывал позавтракать в управлении, но убийство антиквара сломало все мои планы,-  объяснил тот.

— У меня аналогичная ситуация,- садясь за столик, сказал Борк.- И я с удовольствием последую твоему примеру.

— Кстати, Вайс передаёт мне дело Зацмана,- продолжил разговор детектив, поставив перед собой тарелку с салатом.- Вы проверили те камни, которые нашли у антиквара?

— Да,- пережёвывая очередную котлету, ответил Стиви.- Рубин фальшивый, а бриллиант настоящий. Отпечатков никаких нет.

— Совсем?- удивился Борк.

— Совсем,- подтвердил криминалист.- Кто-то очень тщательно их протёр.

— А как бриллиант оказался за подкладкой жилета?

— Карманы все целые, без дырок. Значит, старик сам вшил камень туда. Доставая бриллиант, я сделал надрез на подкладке выше заводского шва. Проверь ещё раз жилет, может быть, ты и найдёшь то место, где была зашита дырка.

— А фальшивый рубин просто лежал в кармане его халата?

— Да,- ни на секунду не отрываясь от приёма пищи, ответил криминалист.- И это говорит о том, что либо старик знал истинную ценность камня, либо страз подложили в карман халата уже после убийства. Но, если убийца оставил такие чёткие отпечатки на кинжале, то почему он так тщательно протёр рубин?

— Что-то не похоже на то, что ты проголодался,- засмеялся Стиви, посмотрев на задумавшегося детектива.

Борк криво усмехнулся, вздохнул и принялся за еду.

«Когда рубин клали в шкатулку, то Альверт не знал, что камень фальшивый. Неужели  рубин украл Зацман? Ну, допустим, что это так, и старику каким-то образом удалось нас обмануть. Но почему тогда он хранил камень в кармане халата? Успел узнать его настоящую цену? Тогда он должен был просто выкинуть его в реку или в канализацию. Альверт прекрасно знал, что во всех помещениях магазина ведётся съёмка и никогда бы не стал, так глупо рисковать. Нет, сдаётся мне, что камень ему всё же подбросили. Ну, а бриллиант из колье Фризы? Как он оказался у старика? И почему с камня не сняли остатки оправы?»

— Заходи ко мне, когда закончишь,- Стиви вытер салфеткой губы и встал из-за стола.- Скоро будет готово заключение патологоанатома.

— Хорошо,- кивнул ему головой Борк.

«Интересно, а какую роль во всей этой истории играет пропавший меч?- снова задумался детектив.- А, может быть, Альверт просто продал его после ухода Сорена…? Ничего, скоро я всё узнаю».

 

Скрытые камеры в антикварном магазине работали непрерывно, а все данные записывались на жёсткий диск компьютера, который был установлен в соседней с магазином квартире. Один раз в трое суток, если, конечно, не происходило ничего необычного, сюда приходил сотрудник управления и проверял все записи. То, что могло заинтересовать полицию, копировалось на отдельный диск, а ненужная информация стиралась. Благодаря магазину Альверта, полиция имела возможность наблюдать за деятельностью многих преступных группировок города. И, кроме того, лавка Зацмана являлась явочной квартирой для целой сети секретных агентов Управления.

«Сейчас Вайс будет вынужден подобрать новую кандидатуру для замены Зацмана. Вполне возможно и даже логично будет предположить, что им окажется Сорен,- думал Борк, уже заканчивая обедать.- Парень, конечно, молодой, но достаточно перспективный. К тому же, такая замена не вызовет ни у кого ненужных подозрений».

Детектив посмотрел на свои наручные часы. Ему не терпелось скорее проверить записи антикварного магазина, но он всё-таки решил, что будет лучше, если у него на руках окажутся все результаты экспертизы.

 

В отделе криминалистики его встретил Стиви.

— Здесь всё, кроме «последнего взгляда». Ждать будешь?- указав на бумаги, лежавшие на столе, спросил тот детектива.

«Последний взгляд» — так называлась технология экспертизы, недавно разработанная специалистами полицейского управления. Её суть заключалась в том, что в момент смерти глаза могли сохранять на некоторое время полученную информацию. Особенно чёткая картинка получалась, если умерший человек испытал перед смертью сильное эмоциональное потрясение.

— А долго ждать?- поинтересовался Борк.

— Пять минут,- заверил его Стиви.

— Хорошо. Пойду, покурю,- согласился детектив.

 

Курилка в обеденный перерыв работала с полной нагрузкой, и вентиляция еле справлялась с тем количеством дыма, которое выпускали курильщики. Заметив Вайса, Борк сразу направился к нему.

— Результаты готовы?- с надеждой спросил детектива Габрой.

— Сейчас дождусь последних и сразу еду на место,- поспешил успокоить его Борк, понимая, что начальнику отдела необходимо как можно скорее разобраться с убийством Зацмана.- Фидли наверняка опоздает. Он ведь пока ещё не может ездить на машине.

— Как же он перемещается?- улыбнувшись, поинтересовался Вайс.

— На автобусе и исключительно стоя.

Начальник отдела тихо засмеялся, видимо вспоминая случай с Фидли и Лари в Гутарлау.

— Кстати, наш старик заинтересовался и Дадоном Праймосом и рыбаком Мелвином,- закончив смеяться и немного понизив громкость своего голоса, сообщил Вайс Борку.- Он распорядился не снимать с них наблюдения, но заниматься теперь этим будет местная полиция.

— Да они там почти все родственники друг другу,- отмахнулся детектив.- Я не думаю, что такая слежка даст какие-то результаты.

Борк снова посмотрел на часы и затушил окурок в пепельнице.

— Мне пора идти,- сказал он Вайсу.- Скоро вернусь.

 

Стиви уже ждал детектива, и по выражению его лица Борк понял, что тот весьма озадачен результатом последней экспертизы.

— Ну?- нетерпеливо спросил детектив криминалиста.

— Смотри. Только в обморок не упади,- предупредил Стиви, подавая ему большой лист цветной фотографии.

При взгляде на изображение, глаза у Борка расширились, а на лице появилось выражение недоумения и испуга. С фотографии на него в упор смотрел огромный зелёный ящер с оскаленной пастью и двумя парами рук. Своей головой ящер почти упёрся в потолок, а в двух верхних руках держал двуручный меч. Но страшнее всего были его глаза. Они светились неестественно ярким изумрудным светом, и их блеск гипнотизировал и внушал ужас.

Детектив, медленно и всё ещё не отрывая своего взгляда от фотографии, опустился на стоявший рядом стул. Он вдруг вспомнил, где ему встречался подобный ящер.

«Татуировка Герона,- лихорадочно думал Борк.- Неужели такое чудовище действительно существует? Но, как и почему оно оказалось в магазине Зацмана? И не пропавший ли меч у него в руках?»

 

— Корвен. Очнись,- услышал детектив голос Стиви.

Борк встрепенулся и посмотрел на криминалиста.

— Ты можешь это как-нибудь объяснить?- растерянно глядя на Стиви, спросил он.

— Видишь ли,- вздохнув, ответил тот.- Мы ещё недостаточно хорошо знаем того, что происходит в мозгу человека в момент его смерти. Такого зверя в природе не существует, и поэтому я могу лишь предположить, что глаза Зацмана зафиксировали воображаемую картинку. Кстати, интересная деталь: прежде, чем старика ударили кинжалом, с ним случился инфаркт. Так что убили, можно сказать, уже мёртвого. И момент смерти нам теперь известен с точностью до одной минуты. Посмотри в правый верхний угол.

Борк развернул фотографию так, чтобы ему не мешал отблеск света и с трудом разглядел силуэт больших настенных часов.

— Видимость неважная,- согласно произнёс Стиви, наблюдая, как детектив пытается определить время на циферблате.- Но, благодаря фосфору, нанесённому на стрелки часов, нам всё-таки удалось узнать точное время.  Часы показывают 00 часов и двадцать пять минут, что вполне соответствует общим результатам экспертизы.

«Журналист в это время спал в своей кровати, что и зафиксировала камера наблюдения,- думал Борк.- Но почему на кинжале остались отпечатки его руки?»

— Ты определил, в какой руке и как убийца держал кинжал?- спросил он Стиви.

— В правой руке и лезвием вниз.

— То есть, добивали старика уже после того, как он упал на пол. Так что ли?

— На первый взгляд создаётся именно такое впечатление,- Стиви поморщился и взъерошил свою и без того лохматую шевелюру.- Но дело в том, что у кинжала довольно длинное лезвие. Если бы антиквара ударили в спину, когда он уже лежал на полу, то, во-первых, острие ножа непременно испортило бы напольное покрытие и сам пол, а во-вторых, лезвие не смогло бы войти в спину по самую рукоять. Нет. Старик получил удар кинжалом, когда ещё стоял на ногах.

— В таком случае, чтобы нанести удар именно таким образом, нужно быть карликом,- усмехнулся Борк.

— Да. Или стоять на коленях,- согласился с ним Стиви.- Журналиста карликом не назовёшь. Да и зачем бы ему нужно было ползать на коленях с кинжалом в руке, да ещё и за спиной у Зацмана?

— Слушай, Стиви,- шумно вздохнул, сказал детектив.- А с помощью резиновой перчатки можно оставить на предмете отпечаток чужой руки?

— Исключено,- уверенно произнёс тот.- Кожа человека и резина — совсем не одно и то же. Этот приём годится лишь для квартирных грабителей. Прибор сканирует узор, не различая его происхождения… Стоп! Кажется, ты подал мне неплохую идею.

Борк вопросительно посмотрел на криминалиста.

— Но к этому делу она имеет лишь косвенное отношение,- улыбнулся Стиви.- Зато квартирные кражи можно довольно быстро пресечь. Ну, а что касается убийства антиквара, то заявляю тебе с полной ответственностью — журналист был последним человеком, который держал в руке этот кинжал.

 

Детектив слушал криминалиста, понимая, что современная наука не в состоянии объяснить все те события, с которыми ему пришлось столкнуться за последнюю неделю. Происходящее выходило за рамки реальности, и сыщик чувствовал себя в таких условиях, мягко говоря, не комфортно.

«Только Гордон с его АКС может исправить ситуацию. Нужны документальные и неопровержимые факты. Тогда можно будет думать о том, как передать дело журналиста Шестому Управлению».

 

— А, вот ты где,- услышал Борк голос приближавшегося к нему инспектора Грегори.

— Я закончил свой отчёт,- сказал Грэг, подавая детективу несколько листов исписанной бумаги.- А это что такое?

Он с удивлением посмотрел на фотографию ящера, которую Борк все ещё продолжал держать в руках.

— Последний взгляд Зацмана,- ответил детектив, прищурившись и с интересом наблюдая за реакцией инспектора.

— Ты хочешь сказать, что старик действительно это видел,- уже обращаясь к Стиви, спросил Грегори.

— Может быть, видел, а может просто придумал,- пожал плечами криминалист.- Точнее сказать вряд ли кто сможет.

— Страшная зверюга,- поёжился инспектор.- Слушай, Корвен, а ведь в его лапах тот самый пропавший меч. Именно таким его и описал Сорен. Если эта фотография и есть последний взгляд старика, то значит кроме Зацмана и этого чудовища в торговом зале был кто-то ещё, кто и ударил в этот момент Альверта в спину кинжалом.

— Всё. Мне пора,- укладывая в свою папку бумаги, сказал Борк.- Грэг, ты ставил магазин на охрану?

— Да,- ответил инспектор.- Код включения и отключения сигнализации я указал в отчёте.

— Тогда всем пока,- сказал детектив, поднявшись со стула и направляясь к выходу.

 

К антикварному магазину Зацмана Борк подъехал с опозданием на десять минут, но Фидли на месте ещё не было. Детектив припарковал машину таким образом, чтобы ему было видно вход в магазин, и стал ждать.

 

Вскоре на тротуаре среди прохожих появилась фигура Фидли.

— Я объехал полгорода, пока сюда добрался,- объясняя своё опоздание, сказал Фидли.- До сих пор перекрыты многие улицы — всё ещё разбирают завалы торгового центра.

— Когда начнёшь ездить на машине?- слегка улыбнувшись, поинтересовался Борк.

— Скоро,- заверил его Фидли.- Если, конечно, на моём пути не встретится ещё один такой же рыбак.

Детектив отключил сигнализацию магазина и открыл входную дверь.

— Попробуй сначала отыскать тайник, в котором Зацман прячет ключи от сейфа,- сказал Борк, когда они вошли внутрь помещения.- Если не найдёшь, то вскрывай сейф. Я приду минут через двадцать.

Сыщик вышел из магазина и направился к соседнему подъезду, в котором и находилась квартира с установленной в ней аппаратурой.

 

Интерьер тайной полицейской квартиры был скуден и неприхотлив. Компьютерный стол со стулом, одноместный диван и небольшой сейф для хранения документации. Дополнительное оборудование разместили во встроенном в нишу шкафу. Плотные и красивые шторы абсолютно не гармонировали с мебелью,  выделяясь единственным ярким пятном в этом сером помещении и лишь потому, что их можно было увидеть со стороны улицы.

Настроив программу компьютера на ускоренный показ, Борк закурил сигарету и стал внимательно просматривать записи всех камер. Его интересовали события, которые произошли, начиная со вчерашнего вечера, поэтому он быстро прокрутил отснятый ранее материал и снизил скорость показа лишь после ухода Сорена.

 

Внезапно, в 21 час и 45 минут все микрофоны и видеокамеры перестали передавать нормальный звук и  изображение из-за сильных помех. В динамиках слышны были лишь шумы и потрескивания, а на мониторе кроме ряби и полос ничего нельзя было увидеть.

«То же самое, что и в квартире журналиста»,- ахнул детектив, останавливая просмотр.

Секунд десять Борк задумчиво смотрел на экран монитора, а затем, затушив окурок в пепельнице, прокрутил съёмку на несколько минут назад. Проверяя запись камеры внешнего наблюдения, он вдруг увидел машину, проехавшую по улице мимо дверей магазина.

«Да это же Герон,- узнал журналиста Борк, остановив нужный кадр.- Но он проехал мимо. А время съёмки 21 час и 40 минут».

Детектив продолжил просмотр, быстро прокрутив помехи. Нормальная работа аппаратуры возобновилась в 22 часа 03 минуты, и было видно, как Зацман закрывает изнутри входную дверь магазина и опускает металлические жалюзи на витрине. Затем Альверт включил сигнализацию и поднялся на второй этаж. Спустя пятнадцать минут хозяин магазина уже лёг в постель и выключил свет настольной лампы.

До полуночи все камеры и микрофоны работали нормально и не зафиксировали что-либо необычное в помещениях магазина. Но в 00 часов и 10 минут вся аппаратура отключилась вновь, а когда возобновила свою работу, то на полу торгового зала уже лежало тело мёртвого Зацмана.

«Дело рук журналиста,- думал Борк, заканчивая просмотр отснятого материала.- Но как это доказать? Установив камеру в его спальне, я сам предоставил ему алиби. Ну, не мог же он раздвоиться и быть одновременно и в постели и в магазине…?  А случай с его фотографиями в Гутарлау? Совершенно аналогичная ситуация. Но и тот эпизод доказать будет очень тяжело. Нужно его перехитрить, иначе он вывернется  так же, как и с пропажей статуэтки. Следственный эксперимент — вот что может помочь. Нужно заманить Мелвина в антикварный магазин и проверить, будут камеры и микрофоны реагировать на его присутствие или нет. Габрой, конечно, начнёт искать логичное и внятное объяснение убийству Альверта, но лица убийцы мы никогда не увидим. Рассказать Вайсу обо всех фокусах журналиста я тоже пока не могу. Хорошо ещё, что убит именно Зацман и нарушена нормальная работа всей агентурной сети. Старик Кампф сейчас бросит все силы на раскрытие убийства антиквара. Чем больше людей столкнуться с выходками Герона, тем легче мне будет избавиться от этого парня».

Борк скопировал все данные на носитель информации, перевёл работу  компьютера на дежурный режим и вернулся в антикварный магазин.

 

— Ну, вот. Говорил, что вернешься через двадцать минут, а прошёл почти час,- встречая детектива, сказал Фидли.

— Да. Пришлось малость задержаться,- согласился с ним Борк.- А ты что, уже всё закончил?

— Да тут и делать-то было нечего,- махнул рукой Фидли.- Ключ от сейфа — это скорее бутафория. Он нужен только для того, чтобы зафиксировать рукоятку с циферблатом. Кстати, и лежал-то он на самом видном месте.

Фидли подошёл к кассовому аппарату, нажал на клавишу и, просунув ладонь левой руки под днище выдвинувшегося лотка, достал ключ.

— Магнит,- объяснил он Борку, заметив его вопросительный взгляд.- И класть легко и забрать можно незаметно. Одно ловкое движение и дело сделано. Камера снимает со спины и это движение она зафиксировать не может.

— А что с сейфом?- поинтересовался детектив.

— Тоже никаких проблем. Ящик достаточно примитивный. К тому же он почти пустой. Лежат там какие-то бумажки, квитанции, расписки и прочая макулатура. Иди, посмотри сам. Я тебе ещё нужен?

— Может быть, тебя на машине подбросить?- предложил ему Борк.

— Нет, спасибо,- замотал головой Фидли.- Лучше уж я пешком и постою. Пока.

— К шефу можешь не заходить,- кивнув ему головой на прощание, предупредил детектив,- Я скоро сам там буду.

Он закрыл за Фидли входную дверь и прошёл в кабинет Зацмана.

 

Борк просмотрел все документы из сейфа, забрал те, которые могли бы заинтересовать начальника следственного отдела, и вернулся в торговый зал.

Детектив подошёл к покосившемуся стенду и присел на корточки, разглядывая упавшие сабли и кинжалы.

«Почему Зацман был убит, а точнее добит именно тем кинжалом? Только потому, что он первый попался под руку? И какой смысл журналисту убивать старика? Чтобы подбросить ему бриллиант с рубином? Но у Герона должен быть настоящий рубин, а в кармане халата нашли фальшивый. Бриллиант, действительно, тот, который пропал из машины Фризы, но нет доказательств того, что именно журналист забрал его из салона автомобиля. А каким образом камень из колье попал за подкладку жилета? Кто его туда спрятал…? Нужно отнести жилет специалистам. Пусть тщательно проверят все швы и нитки. Экспертиза утверждает, что Герон был последним человеком, который держал в руке тот кинжал. На всех остальных клинках обнаружены только отпечатки Сорена. Но видеозапись в квартире журналиста доказывает, что на момент убийства он спокойно спал  в своей постели. Чему верить? Где истина, а где обман? Неужели этот парень действительно способен раздвоиться? Мистика. И это уже не по моей части».

Борк выпрямился и посмотрел на стенд.

«Крепление достаточно слабое,- отметил он.- Но чтобы его так оторвать, всё равно пришлось бы приложить какое-то усилие».

Детектив открыл свою папку, положил её на прилавок и стал изучать отчёт Грэга и результаты экспертизы.

 

Закончив, он снова подошёл к стенду. В заключении Стиви, говорилось о том, что стенд был совершенно чист, и лишь в нижней его части криминалисты обнаружили конусную полоску узора, шириною в семь сантиметров у основания. Рисунок узора напоминал кожу змеи.

«Чем же это могли ударить по стенду?- задумался Борк.- Если бы Зацман ударился о полку, то на его теле должны были остаться следы от ушиба. Да и на стенде криминалисты нашли бы отпечаток коленки. А вместо этого какой-то змеиный след».

Детектив выпрямился, и устало вздохнул.

«Всё. Еду к Вайсу,- решил он.-  Пусть теперь весь отдел ломает голову над этими загадками. Габрой, конечно, уверен в том, что я скоро принесу ему на блюдечке фотографию убийцы. Нет, брат. Как говорит один мой хороший знакомый, «тут вам не здесь».

Борк ещё раз окинул взглядом помещение торгового зала, собрал все свои бумаги и вышел на улицу.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s