Книга вторая. Глава 11


Поставив две большие сумки с покупками на кафельный пол лестничной площадки, Герон нажал кнопку вызова лифта.

«А почему не пешком?- не без доли сарказма, спросил его Яфру, намекая на частое желание журналиста испытать силу и выносливость ящера.- Ты уже знаешь предел своих возможностей?»

«Просто не вижу смысла,- пожал плечами Герон.- С соседями ты уже познакомился, а ноша моя, хоть и тяжёлая, но не настолько, чтобы утомить мышцы яфрида. И к тому же, ручки у хозяйственных сумок достаточно хлипкие и явно не рассчитаны на то количество продуктов, которым мы запаслись».

 

Кроме продуктов журналисту пришлось купить одноместную резиновую лодку и костюм аквалангиста. В памяти ещё свежо было воспоминание о недавней прогулке по каналам, и Герон хотел в этот раз чувствовать себя в канализации более или менее комфортно.

«Зачем нам нужны лишние вещи?- ворчал в магазине Яфру.- Спускаемся вниз, я превращаю тебя в яфрида и вперёд за сенсацией. Может, тебе не понравилось быть яфридом?»

«Мы ведь с тобой договорились, что превращать меня в кого бы то ни было, будем лишь, в крайнем случае,- напомнил ему Герон.- Яфридом быть интересно, но слишком уж много у него конечностей. Мой мозг не рассчитан на такое количество рук, и я часто в них путаюсь, производя ненужные и бессмысленные движения. Но я заметил, что в результате получасовой тренировки в твоём теле, я довольно быстро освоился и к концу нашей операции чувствовал себя уже достаточно уверенно. Что бы это могло означать?»

«Только то, что наше общее сознание быстро растёт, поглощая и тебя и меня,- вздохнул Яфру.- Я тоже в последнее время замечаю, что вполне могу обходиться без хопера и всего одной парой рук. Именно поэтому я и предлагаю тебе, хотя бы иногда становиться яфридом, чтобы мне самому не забыть своё тело».

«Ну, хорошо, я согласен,- не выдержал журналист,- но только на обратном пути и в спокойной обстановке…. Респиратор брать будем?»

«Для себя ты, конечно, можешь его приобрести. Но где в этом магазине находится тот отдел, в котором можно было бы купить респиратор для яфрида?- усмехнулся зелёный бог.- Нет, мне придётся отключить твоё обоняние, чтобы не чувствовать вонь сточных вод».

 

На табло высветился зелёный квадрат с цифрой «1» и двери шахты медленно разошлись в разные стороны. Герон посторонился, пропуская выходящую из лифта пожилую женщину с большим чёрным котом на руках. Совершенно неожиданно кот зашипел, выгнулся дугой и на концах его вздыбившейся шерсти с треском возникли искрящиеся разряды. В следующее мгновение кот с диким криком вырвался из рук хозяйки и галопом понёсся к выходу из дома.

— Барсик, Барсик,- запричитала испуганная дама,- что с тобой случилось?

«Не любят меня кошки,- с коротким смешком прокряхтел Яфру.- Столько лет прошло, а память о яфридах до сих пор жива».

«Отчего же такая нелюбовь?»- поинтересовался Герон, поставив в кабинку лифта сумки и нажав кнопку своего этажа.

«Повздорил я однажды с богиней кошек. Уж очень она была ехидная и высокомерная особа. Всё норовила уколоть да обидеть, а яфриды страшно не любят, когда их балдасят. В ответ на её насмешки, я сделал всех кошек любимым лакомством яфридов. С тех пор любой представитель кошачьего семейства бежит в панике, почувствовав присутствие моей энергии».

«Так ты, оказывается, кошкоед,- захохотал Герон.- Ну, извини, такого деликатеса я в наших магазинах не встречал».

«Потому кошка к людям и ластится, что не видит в них своего врага,- заметил зелёный бог.-  А человек интуитивно тянется к кошке, чувствуя её тесную связь с потусторонним миром».

 

Лифт мягко остановился, открыл двери и журналист, подхватив хозяйственные сумки, направился к своей квартире. От дверной ручки исходило много новых запахов, и Герон сразу же их почувствовал, как только к ней приблизился.

«Не квартира, а проходной двор,- ехидно заметил Яфру.- Мало того, что сами вошли без спроса, так они ещё и собаку с собой привели».

«Наркотики искали,- догадался Герон.- Видно очень уж их встревожило моё утреннее состояние».

«А давай-ка я поставлю на твою дверь свой замок,- предложил ему зелёный бог.- Что-то меня начинает раздражать их назойливость и бесцеремонность».

«Ставь,- согласился Герон,- но только такой, чтобы он не был опасен для жизни. В конце концов, они тоже люди подневольные. Камеры и микрофоны сегодня не отключай».

«Почему?»- удивился Яфру.

«Я не хочу, чтобы у сыщиков появилась уверенность в том, что их аппаратура даёт сбои исключительно от моего присутствия»,- объяснил ему Герон.

«Хорошо, пусть работает,- пожал плечами бог яфридов,- нам скрывать нечего».

 

Журналист вошёл в квартиру, закрыл за собой дверь и понёс сумки на кухню. Раскладывая продукты по полкам холодильника, он вдруг услышал негодующий возглас Яфру, который выкрикнул какое-то замысловатое ругательство на языке яфридов. Герон замер, то ли пытаясь понять смысл неизвестного ему выражения, то ли заинтересовавшись столь бурным и эмоциональным проявлением чувств зелёного божества.

«Гера, ты только погляди, что сделали эти дрючьи дети,- горестно воскликнул возмущённый бог яфридов.- Они открыли пузырник и отлили из него блекку! Не знаю, как ты отнесёшься к их поступку, но я его расцениваю, как личное оскорбление».

«Откуда же им знать, что ты так сильно любишь блекку?- захохотал Герон.- Много отлили-то?»

«Сто двадцать пять граммов и за каждый грамм я теперь буду их наказывать!- кричал зелёный бог, который никак не мог успокоиться.- С этого момента ни одна живая душа не переступит порог  твоего шагуна!»

«Постой, постой,- обеспокоился Герон.- А как же нам быть с домработницей? Без её уборки моя квартира быстро превратится в собачью конуру».

«А как она относится к спиртному?- подозрительно спросил его Яфру.- Некоторые работники мало того, что отольют из бутылки хорошее вино, так они после этого ещё и воды туда добавят, чтобы пропажа в глаза не бросалась».

«В пьянстве она мною замечена не была,- улыбнулся журналист,- и в воровстве, кстати, тоже. Впрочем, если ты не хочешь повторения подобной ситуации, то наложи своё заклинание и на пузырник. Я надеюсь, что вкус блекки от этого не изменится?»

«Как же я сразу-то об этом не подумал?- всё ещё сокрушаясь по поводу пропавшей настойки, недовольно хрюкнул Яфру.- Мне нужно было ещё вчера пузырник опечатать».

«И тогда полиция конфисковала бы весь наш запас,- снова захохотал Герон.- А мне пришлось бы вновь вызывать инспектора и писать заявление по поводу очередной пропажи».

Яфру задумался.

«Да, действительно,- наконец, произнёс он,- у людей совсем другая логика. Ни один бы яфрид не стал уносить с собой пузырник, если бутыль всё равно не открывается».

 

Уложив все продукты, журналист принял душ и, запахнувшись в тёплый махровый халат, вернулся к холодильнику.

«С чего начнём?»- спросил он у Яфру, открыв дверь и рассматривая содержимое камеры.

«Даже и не знаю, что тебе сказать,- замялся бог яфридов,- всё такое загадочное и неизвестное. Вы так надёжно прячете все запахи в вакуумную упаковку, что совершенно невозможно понять, какой вкус находится внутри».

«Значит, будем брать всё подряд,- решил Герон.- Для начала одно блюдо мясное, одно — рыбное, пару салатов и немного экзотической зелени. Да, вот ещё соус новый нужно оценить».

«А ты её раньше пробовал?»- встревожился вдруг Яфру.

«Кого, её?»- не понял журналист.

«Экзотическую зелень».

«Нет, а что?»- заинтересовался Герон.

«Я бы посоветовал тебе быть осторожнее с неизвестными травами. Не нужно недооценивать действие некоторых растений на организм,- объяснил ему бог яфридов.- А в сочетании с другими продуктами они иногда дают совершенно неожиданный эффект».

«В продовольственном магазине не станут продавать непроверенные продукты,- возразил Герон.- Но даже если у меня от непривычной пищи случиться расстройство желудка, то добежать до туалета я успею. И будем считать, что мой утренний запор сменился на послеобеденный понос»,- со смехом закончил он.

 

Журналист, скрестив ноги, уселся в глубокое и мягкое кресло, пододвинул к себе журнальный столик, сплошь заставленный различными деликатесами, и налил в большой фужер настойку.

«Первый бокал мы выпьем за скорое и чудесное освобождение божественной души из стен мрачной темницы коварного мага и волшебника»,- торжественно произнёс Герон, подняв фужер и поворачивая его на свету, словно бы любуясь насыщенным цветом напитка.

«До дна!»- воскликнул Яфру и журналист медленно и с наслаждением осушил весь фужер.

«Ах, как хорошо!- причмокнул бог яфридов.- Как хорошо жить и быть на свободе! Ты даже не представляешь себе, что я испытал, попав в ловушку Фана. Я только что, образно выражаясь, отмотал первый срок в триста тысяч лет и, пробыв на свободе всего несколько дней, снова угодил в тюрьму. Причём, если в первый раз я «сидел» в общей камере, то на этот раз меня поместили в «одиночку».

«Всё правильно. Так и должно быть,- сказал Герон, доставая из продолговатой консервной упаковки кусочек рыбного филе в масле.- Ты ведь теперь рецидивист…. Изумительная закуска…. Интересно, а как Фан отнесётся к твоему побегу? Он вообще-то следит за своими заключёнными?»

Яфру не торопился с ответом и журналист понял, что этот вопрос застал зелёного бог врасплох.

 

«Да, такой случай не может его не заинтересовать,- наконец, задумчиво произнёс бог яфридов.- Если он начнёт выяснять детали моего побега, то непременно обнаружит нашу с тобой связь».

«А затем он сообщит обо всём в совет Высшего Разума, нас изловят и отправят на Тангаролла,- продолжил эту мысль Герон.- Вот тебе и третий срок, причём, пожизненный».

«Тьфу, типун тебе на язык,- проворчал Яфру.- Не омрачай наш праздничный стол столь пессимистичным сценарием».

«Ты предпочитаешь, как страус, засунуть свою голову в песок?- насмешливо спросил его журналист.- Проблему нужно решать сразу, а не ждать до тех пор, пока она не вырастет до размеров страусиной задницы».

«Наливай ещё!- воскликнул Яфру.- Чувствую я, что после первого стакана нам с такой проблемой не разобраться».

Герон вновь наполнил фужер, отпил из него несколько глотков и продолжил дегустацию деликатесов.

 

Судя по тому, что бог яфридов уже не комментировал вкусовые качества новых продуктов, журналист понял, как сильно Яфру озабочен внезапно возникшей опасностью.

«Что молчишь, каторжанин?- Герон опять пригубил из фужера и откинулся на спинку кресла.- Иль закуска не по нраву?»

«Что-то кусок в горло не лезет,- признался Яфру.- Если с Нарфеем ещё как-то можно было бы договориться, то с Фаном такой номер не пройдёт».

«Я, конечно, не знаю и не могу знать всех тонкостей божественного бытия,- вздохнул Герон.- И вполне возможно, что мои идеи и советы покажутся тебе детским лепетом, но, несмотря на это, я всё-таки рискну их высказать».

Журналист достал из деревянного ящичка длинную сигару и, отрезав у неё кончик, прикурил, выпустив вверх большое облако табачного дыма.

«Хм, этот дым намного приятнее, чем тот, который ты глотаешь каждый день,- заметил Яфру.- Почему бы тебе не перейти на сигары?»

«Во-первых, это дорого, а во-вторых — неудобно,- объяснил ему Герон.- Сигары приятно курить, сидя в кресле и наслаждаясь отдыхом, а мне целыми днями приходится бегать, высунувши язык. Одно дело — носить в кармане пачку сигарет, а другое дело — бегать по городу с ящиком сигар. Да и не люблю я курить сигары на ходу».

Журналист выпустил в воздух новую порцию дыма и потянулся за фужером с блеккой.

«Ну, говори уже скорее,- не выдержал Яфру.- Какие ещё идеи и советы возникли в твоей голове?»

Герон громко засмеялся. Для него было очень важно понять и убедиться в том, насколько хорошо он прячет от зелёного бога свои тайные мысли.

 

«Ты сначала мне вот что объясни,- закончив смеяться, сказал журналист.- Каким образом Фан, которого нет на планете, узнал о том, что ты попал в его ловушку?»

«Гера, но это ведь элементарно,- вздохнул Яфру.- Двойник моего меча был создан Фаном, то есть из его энергии, а на настоящий меч наложено сильное заклятие из такой же энергии. Когда я активировал двойника, то освобождённая энергия мгновенно вернулась к Фану и он, таким образом, узнал о том, что я попал в ловушку. А когда ты активировал настоящий меч и снял заклятие, то Фан вновь получил часть своей энергии и понял, что я сбежал из тюрьмы. Теперь уразумел?»

«Значит, весь фокус заключается в распределении, получении и передаче энергии»,- подвёл итого Герон.

«Ну, конечно,- подтвердил бог яфридов.- Мы все энергетические создания и друг друга распознаём по цвету, мощности и интенсивности излучения».

«Тебе нужно сделать пластическую операцию,- заявил вдруг Герон,- для того, чтобы не только Фан, но и никто другой не догадался, что ты и есть тот самый Яфру».

«Крюга меня задери!- удивлённо и восторженно воскликнул зелёный бог.- А ведь ты прав! Как же я забыл о мимикрии? Гера, мы должны выпить за твою интуицию и прозорливость!»

После блекки журналист начал раскуривать почти потухшую сигару.

«Да брось ты эту соску,- поморщился Яфру.- Давай лучше покушаем».

«Выход найден и у тебя вновь появился аппетит?- улыбнулся Герон.- А ты уже подобрал себе новую внешность?»

«Выход ещё не найден,- заметил бог яфридов.- Есть идея и очень хорошая идея, нужно только правильно ею воспользоваться. Зная все параметры твоей энергии, я мог бы легко и быстро перевоплотиться в создание из вашего рода. Но таким количеством энергии обладает лишь Нарфей, а он — слишком заметная фигура, чтобы я мог ходить под его маской. Нужно выбрать такое божество, присутствие или отсутствие которого, никого бы не удивило».

«А ты загримируйся под свою кошачью подругу,- предложил ему журналист.- Может быть, она будет рада такому сородичу, как ты?»

Яфру громко и весело захохотал. Не меньше минуты его утробный смех звучал в голове Герона, то затихая, то взрываясь с новой силой.

 

«Ох,- прекращая смеяться и тяжело дыша, вздохнул бог яфридов.- Давно я так не веселился. Это надо же было такое придумать.  Мне самому никогда бы и в голову  не пришло поменять не только внешность, но и пол. Действительно, какие грандиозные возможности открывает перед нами способность к мимикрии….  Ты сейчас немного отдохни от блекки и от закуски, а я навещу соседского кота. Мне нужно сканировать параметры его энергии. Кстати, камеры и микрофоны на короткое время будут прерывать свою работу, но сыщики, я думаю, уже убедились, что в этом нет твоей вины».

 

Разомлевший от выпивки и от обилия разнообразной и вкусной пищи, журналист сидел в кресле, лениво покуривая ароматную сигару.

Вспомнив вдруг слова Яфру о том, что мебель надолго запомнила энергию Нарфея, Герон закрыл глаза и внутренним зрением увидел перед собой светящийся комод. Мысль журналиста спряталась в чулан и попыталась оттуда управлять сознанием. Она напряглась, желая притянуть к себе энергию Нарфея и тотчас световое облако, окружавшее комод, поплыло к Герону, вливаясь и растворяясь в его сознании. Эта энергия принесла с собой информацию и тайная мысль увидела весь калейдоскоп событий, произошедших в квартире за то время, пока на комоде стояла статуэтка Нарфея.

«Так вот как Яфру читает энергетическую память,- улыбнулся Герон.- Но я пока что вижу лишь энергию Нарфея. Нужно выведать у Яфру, как научиться различать цвета чужой энергии».

Читая память комода, мысль журналиста заметила, что в некоторые периоды времени изображение всех предметов в комнате становилось отчётливей, приобретая различные оттенки.

«Звук колокольчика,- догадался Герон.- Заклинание Нарфея увеличивает мощность его энергии и тем самым выявляет и вытесняет любую другую энергию. Значит, все изменения в моём организме начали происходить с момента покупки старинного колокольчика в антикварном магазине.  Любой артефакт Нарфея должен влиять на моё сознание, а особенно медная книга. Вполне вероятно, что с её помощью я смогу воздействовать на свой скрытый потенциал. Наше общее сознание растет, и я рискую вскоре полностью измениться, превратившись в яфрида».

 

За светло-зелёным пятном соединения двух душ почувствовалось какое-то движение, и мысль Герона увидела, что область общего сознания стала менять свою окраску на дымчато-серый цвет.

«Яфру вернулся»,- понял журналист, и его мысль бесшумно и незаметно выскользнула из чулана.

«А вот и я,- услышал Герон голос зелёного бога.- Как тебе нравится моё новое лицо?»

Глаза журналиста всё ещё были закрыты, и зрением Нарфея он увидел на своей груди грациозную чёрную пантеру. Большая кошка лежала на лезвии длинного меча, зацепившись кончиком хвоста за острие клинка, а на её шее сверкало ожерелье из двенадцати изумрудных камней.

«Красавец!- восхищённо подумал Герон.- А кошачья энергия тебе не навредит?»

«Ты видишь только оболочку,- улыбнулся Яфру, довольный произведённым эффектом,- а внутри моя душа по-прежнему зелёная. Я не стал рисковать и перевоплощать всю энергию именно для того, чтобы понять её действие на моё сознание. Но когда меня начнёт проверять Фан, то мне, конечно, придётся полностью превратиться в кота. Ну, а пока моя новая энергия находится на стадии изучения и карантина».

«Ты становишься многоликим богом,- усмехнулся Герон,- и скоро сможешь надеть на себя любую маску».

«Нет, не любую,- не согласился с ним Яфру.- Есть виды энергии, которые очень опасны и у меня пока нет никакого желания с ними экспериментировать».

«Как тебя встретил соседский кот?»- поинтересовался журналист.

«Он долго брыкался, сорвал с карнизов все шторы и насмерть перепугал хозяйку,- захохотал Яфру.- И лишь после того, как я надел маску, кот перестал сходить с ума, спрятался за диван и теперь виновато смотрит оттуда на следы учинённого им погрома. Давай выпьем за твою идею и за моё удачное перевоплощение».

«Да я уже почти пьян,- взмолился Герон.- Ты не забыл, что скоро мы должны отправиться в опасную командировку? Кстати, до мясокомбината нам придётся добираться на такси. В таком состоянии мне нельзя садиться за руль».

«Ты думаешь, что нас остановит полиция?»- спросил его, тоже порядком опьяневший  бог яфридов.

«Да мы с тобой уже полдня сидим и пьём настойку на глазах у полицейских агентов,- удивился журналист невнимательности своего собутыльника.- Ты что, забыл о сыщиках? Может, это кошачья энергия так пагубно повлияла на твою память?»

Яфру затих и Герон понял, что бог яфридов сканирует своё сознание.

 

«Да, в твоих словах есть доля правды,- признался вскоре Яфру.- Моя маска, действительно, влияет на общий фон сознания. Но, может быть, я ещё просто не привык к чужой энергии? Дело-то новое и учиться приходится на ходу. Твоё сознание осталось нетронутым и поэтому тебе необходимо, хотя бы на первое время, контролировать мои мысли и желания».

«Меня этот процесс тоже не обошёл стороной,- не согласился с ним Герон.- Я смотрю на область нашего общего сознания и вижу, что она изменила свой цвет. Если на твоей душе этот район обозначен всего лишь точкой, то в моей душе он выглядит, как огромное пятно, в котором я вскоре весь растворюсь. Не знаю, может это всего лишь пьяный бред, но мне сейчас почему-то очень хочется пошевелить кончиком хвоста и лизнуть своё правое плечо».

«А у меня постоянно дёргаются уши и жмурятся глаза,- захохотал Яфру.- У моей «подружки» оказалась очень сильная аура. Даже вкус блекки уже не кажется мне таким божественным».

«Не пускай процесс перевоплощения на самотёк,- предупредил его Герон.- Иначе скоро мы вместо блекки начнём лизать валерьянку, а на закуску нам захочется поймать пару мышей».

Чуткий слух журналиста внезапно уловил характерный звук, возникший в соседней комнате под кухонным шкафом.

«Ты слышал?»- спросил он у Яфру.

«Да, грызёт,- согласился с ним тот.- Теперь я хорошо понимаю, что чувствует кошка, когда слышит этот звук».

 

Время шло, проходил час за часом, а журналист всё сидел в своём кресле, ел, пил, курил, и время от времени громко над чем-нибудь смеялся.

— Да когда же это закончится?- возмущённо воскликнул Френчи, уставший наблюдать, как Герон проводит свой досуг.- Он уже выпил почти два литра настойки и сожрал кошмарное количество продуктов. А смеётся он над чем? Уж не над нами ли?

Барди скосил глаза на напарника и тяжело вздохнул.

— Сбегал бы ты в магазин,- предложил он своему другу.- Я уже устал давиться слюнями от такого кино.

Френчи вопросительно посмотрел на Арбина и тот согласно кивнул головой.

 

Группа агентов обосновалась в салоне микроавтобуса, оборудованного для дистанционного наблюдения. Десятью минутами раньше здесь же находился и  Гордон, но его срочно вызвал к себе начальник следственного отдела.

— Слушай, а зачем газетчик купил резиновую лодку и костюм аквалангиста?- спросил Барди у Арбина.- Не собирается ли он снова поехать на Панка?

— Эти вещи можно было купить и в Гутарлау,- возразил тот.- Борк сказал, что с сегодняшнего дня журналист назначен специальным фотокорреспондентом. Я тоже думаю, что его покупки связаны с какой-то новой командировкой, но в такое место, где уже не купишь резиновую лодку.

— Судя по экипировке, это может быть отдалённый район южного моря,- предположил Барди.

— Вполне возможно,- согласился с ним Арбин,- но билеты на самолёт или поезд на имя Герона Мелвина никто ещё не заказывал. А если парень собрался ехать на машине, то явно не сегодня. Посмотри, он опять наполняет фужер. В лаборатории напиток проверили и говорят, что содержание спирта в нём больше тридцати процентов.

— Тогда неудивительно, что он так весело хохочет,- усмехнулся Барди.

Изображение на мониторе вдруг исчезло, а динамики зашипели, как две рассерженные кошки.

— Опять помеха!- воскликнул агент номер два.- Но газетчик перед этим даже не пошевелился. Может, нет у него никакого прибора?

Арбин ничего не ответил и лишь изобразил на своём лице гримасу сомнения и непонимания.

 

Последующие несколько минут агенты сидели в полной тишине, потому что Барди приглушил шипящий звук динамиков и даже решил удобнее устроиться на своём сидении, чтобы немного отдохнуть от наблюдения, но на экране монитора вновь появилась картинка.

— Сидит всё в той же позе и даже глаза прикрыл,- отметил агент номер два, выпрямившись и опять приняв положение «вперёдсмотрящего».- Мне кажется, что этот алкаш вообще-то уснул.

И словно в ответ на его слова, Герон громко и весело засмеялся.

— Артист,- покачал головой Барди.- Арбин, а ты вот сумел бы так хохотать, оставшись наедине с бутылкой?

— После шумного застолья и проводив гостей до порога — конечно,- ответил тот.- Но у меня никогда не возникало желание напиться в одиночку. По-моему, парню пора идти к наркологу.

— Угу,- согласился с ним Барди и, вспомнив утреннее состояние Герона, добавил,- а заодно и к психиатру.

 

Световой день подходил к концу и на город постепенно опускались сумерки. Вернувшиеся домой горожане, включали в своих жилищах освещение, а в квартире журналиста стоял мягкий полумрак.

«Ну, что, Барсик, пойдём на работу?»- подумал Герон, краем глаза посмотрев на часы.- У наших мутантов сейчас самое активное время».

«Почему ты меня называешь Барсиком?»- недовольно и вызывающе спросил Яфру и Герон явственно почувствовал, как шатаются и раскачиваются мысли зелёного бога.

«Потому что ты скопировал его энергию,- объяснил ему журналист.- А ещё потому, что должен ведь я как-то называть ту кошку, которая пригрелась на моей груди. Кстати, если уж ты решил перевоплотиться и спрятаться, то в целях конспирации я даже мысленно не должен произносить твоё настоящее имя. Или я не прав?»

«Барсик, так Барсик,- махнула нетрезвой лапой Яфру-пантера.- Нас хоть горшком назови, только в печь не сажай».

 

Герон отодвинул от себя журнальный столик, поднялся из кресла и потянулся, разминая затёкшие мышцы тела. Энергия кошки влияла на общий фон сознания, и журналист ощущал лёгкое желание выгнуть дугой спину или встать на  четвереньки и вытянуть задние конечности. Все движения тела, а особенно походка, изменились, став плавными и грациозными.

«С такой пластикой мне нужно идти в танцоры»,- подумал журналист, в очередной раз, возвращаясь в зал за остатками пиршества.

«И вся твоя жизнь превратится в одну большую репетицию с перерывами на гастроли и выступления,- отозвался на эту мысль зелёный бог.- Нет, работа журналиста намного разнообразнее и интересней. Каждый день новые события, новые лица, новые и порой экзотические места».

«Например, канализация»,- захохотал Герон.

«В жизни всё относительно,- снова взмахнул лапой Барсик-Яфру.- Для лягушки родное и вонючее болото, в сто раз милее любого аквариума с золотыми рыбками».

«Блекку с собой брать будем?»- спросил его Герон, закрывая пробкой бутыль, опорожнённую на две трети.

«Нет,- поморщилась пантера, встряхнув головой.- В новом обличье этот напиток уже не доставляет мне прежнего удовольствия. Вернёмся с задания домой, снимем маску, вот тогда и повеселимся».

 

Журналист переоделся, подхватил свою новую камеру и покинул квартиру. Выйдя из подъезда, он решил сначала вызвать такси, а затем уже достать из багажника своей машины лодку и костюм. Но бог яфридов его остановил.

«Ты всё-таки хочешь поехать на такси?- спросил он Герона.- А к тебе снова прицепятся сыщики и станут наблюдать, как ты таскаешься с резиновой лодкой по всему мясокомбинату?»

«Ты можешь предложить другой вариант?»- удивился  журналист.

«Могу,- кивнул головой Барсик-Яфру.- В десяти метрах от твоей машины находится колодец, который имеет выход в центральный канал. Открываешь люк, бросаешь вниз лодку и костюм, затем спускаешься сам и закрываешь крышку люка. Пятьдесят метров по переходу и ты на площадке канала. Переодеваешься, надуваешь лодку и на всех парах к мясокомбинату. Пока ты будешь надевать костюм и качать лодку, я подержу крышку люка, чтобы сыщики раньше времени не спустились в колодец».

«Отличный план!- воскликнул Герон.- Такой подлой выходки агенты от меня явно не ожидают».

 

Всё произошло именно так, как и описал Яфру.

Герон добрался до площадки, облачился в костюм аквалангиста и быстро накачал резиновую лодку. Затем он вставил в уключины вёсла и положил на дно лодки непромокаемый мешок с одеждой. В то время, пока журналист готовился отправиться в дальнее плавание, трое полицейских агентов безуспешно пытались приподнять крышку канализационного люка.

«Жаль, что ты не видишь, как сыщики крутятся вокруг колодца,- посмеивался Яфру.- Они раздобыли где-то железный лом и уже согнули его в дугу, а крышка ни с места. Сейчас привязывают к ней стальной трос и будут пробовать вырвать  её своим автобусом».

«Можешь их запускать — я уже готов»,- сообщил ему Герон, усевшись в лодку и взяв в руки вёсла.

«Сначала я «запущу» крышку люка,- усмехнулся Яфру,- а потом пусть и сыщики спускаются».

 

Микроавтобус тронулся вперёд и натянул трос. В тот момент, когда колёса машины начали буксовать,  а натяжение стального каната достигло максимальной величины, Яфру отпустил крышку люка.  Металлический диск сорвался со своего места и, описав в воздухе короткую дугу, врезался в задние двери автомобиля.

«Так будет с каждым, кто заглянет в горлышко моего пузырника»,- удовлетворённо хрюкнул Яфру.

«Что ты там бормочешь? Заклинание что ли читаешь?»- не понял Герон.

«Да. Его заключительную часть,- посмеиваясь, ответил ему бог яфридов.- Пусть сыщики разбираются с последствиями и бегают по переходам, а нам пора и в путь. Полный вперёд! И пусть ветер странствий и приключений наполнит наши паруса!»

 

Журналист налёг на весла, и резиновая лодка понеслась вдоль длинной бетонной трубы, мгновенно растворившись в кромешной темноте подземного канала.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s