Книга вторая. Глава 13


Старый часовщик, вооружившись увеличительной линзой и острым скальпелем, долго и безуспешно пытался вскрыть старинные карманные часы с двумя циферблатами. Время от времени он раздражённо вздыхал, снимал с правого глаза линзу и, отложив в сторону часы и скальпель, устало растирал глаза.

 

— Ничего не понимаю,- наконец, воскликнул часовщик и посмотрел через прилавок на Адама.

Археолог уже двадцать минут сидел на стуле и ждал, когда отремонтируют его часы, а пожилой мастер всё ещё никак не мог вскрыть механизм.

— Сорок лет занимаюсь ремонтом часов и впервые за всю свою жизнь не могу даже крышку снять,- растерянно и с нескрываемой досадой в голосе, произнёс часовщик.

— Вам раньше никогда такие часы не встречались?- спросил его Адам, поднявшись со стула и подойдя к прилавку.

— Мне приходилось ремонтировать всякие часы, в том числе и такие, которые были похожи на ваши, как две капли воды,- ответил тот.- Но какие бы механизмы мне не приносили, у всех был примерно одинаковый способ сборки и принцип работы. Внешне ваши часы выглядят так же, как и все остальные, но их невозможно открыть.

— Скажите, а как вы думаете, в корпусе установлен один механизм или их там два?- поинтересовался Адам.

— Судя по звуку маятника, то механизм должен быть один. Но если вы поставите перед собой зеркало и будете сравнивать движение секундных стрелок на обоих циферблатах, то заметите, что двигаются они не одинаково. Это говорит о том, что они закреплены на разных осях и независимы друг от друга, то есть механизма может быть и два. Когда вы в последний раз заводили ваши часы?

— Никогда,- усмехнулся Адам.- Я даже понятия не имею, как их нужно заводить, подводить и выставлять правильное время. Вы можете это сделать?

— Нет,- признался мастер.- Вот если бы мне удалось вскрыть корпус, тогда бы я, наверное, всё понял.  У ваших часов есть какой-то секрет, который я разгадать не смог.

— А на какой максимальный срок хватает завода пружины у подобных часов?- спросил археолог.

— Механизмы бывают разные,- пожал плечами мастер.- Мне всего лишь несколько раз встречались часы с недельным заводом, а обычный срок — двое суток. В электронных часах установлены аккумуляторы и работают они намного дольше, но ваши часы вряд ли можно отнести к такой категории. Подождите, пока часы сами не остановятся. Может быть, после этого что-то и прояснится. Я даже и не знаю, что ещё вам посоветовать.

 

Адам вышел из мастерской но, пройдя всего несколько метров, вдруг остановился и вынул из кармана часы, услышав, как внутри корпуса невидимые колокольчики начали свой чистый и мелодичный перезвон. Археолог открыл крышку одного из циферблатов. Глаза старого беса медленно перемещались то вправо, то влево и движение их замедлялось с каждой секундой.

По улице мимо археолога проехала длинная легковая машина с сильно затемнёнными стёклами. И в тот момент, когда она поравнялась с часами, глаза у чёрта внезапно остановились и в упор уставились на Адама. Археолог быстро вскрыл вторую крышку и обнаружил, что старец неистово машет своим помазком, окропляя святой водой, стоящих внизу прихожан.

Но прошло всего несколько секунд и глаза чёрта вновь стали двигаться, звон прекратился, а старец, как и прежде, вяло и равномерно помахивал помазком.

Адам закрыл обе крышки и задумчиво уложил часы в карман жилета. Затем, заметив вдруг, что он стоит посередине тротуара и мешает идущим мимо людям, спохватился и пошёл дальше.

 

«Что-то здесь не то,- думал археолог, неторопливо двигаясь в потоке прохожих и негромко постукивая концом трости по шершавой плитке тротуара.- В поезде часы тоже играли мелодию, но глаза у чёрта не останавливались. Мастер прав — часы с секретом. Только вот мне кажется, что к часовому делу этот секрет никакого отношения не имеет. Что-то извне влияет на работу механизма».

Путь от мастерской до своей квартиры Адам решил пройти пешком, благо, что до неё было подать рукой, а часом позже он был у Дэвида Корвелла и они уточняли план предстоящих мероприятий. На завтрашний день назначен вылет первой группы во главе с Адамом и сердце археолога начинало взволновано биться, когда он думал о том, что уже через сутки сможет попасть в тайную часовню Нарфея.

«Если статуэтка и рубин на месте, то можно немного расслабиться, побыть недельку в Песках, а затем сразу домой,- размышлял он.- Ну а если фигурка Нарфея не появилась на алтаре, то это может означать, лишь то, что Мелвины не те люди, за которых они пытаются себя выдать. Но кто они тогда? Члены какой-то тайной организации, которая тоже охотится за медной книгой? Или просто семья  из династии коллекционеров, собирающая предметы культа Нарфея? Каким образом Илмар узнал то, что я храню медную книгу? И что он ещё знает обо мне?»

 

Последние два дня Адам усиленно готовился к предстоящему отъезду. Первым делом он договорился с Бернаром о том, что продаст его ювелирам кое-какие драгоценности, якобы хранившиеся в семье Форстов с незапамятных времён. Сумма от продажи оказалась достаточно внушительной и Адам, не скупясь, приобрёл самый большой и самый надёжный сейф, который только можно было установить в его квартире.

Медная книга исчезла, но у Адама и кроме неё хранились очень опасные вещи. За каждую из них церковь могла осудить его на пожизненный срок с конфискацией всего имущества. Понимая, что за ним всё ещё следят агенты Корвелла и что среди них вполне могут оказаться церковные доносчики, археолог постоянно думал, куда бы ему спрятать свою коллекцию и никак не мог найти вариант, который устраивал бы его во всех отношениях.

 

Часы внезапно опять заиграли свою мелодию и Адам, быстро вынув их из кармана, откинул крышку циферблата. Глаза чёрта неподвижно и пристально глядели на археолога, но спустя две секунды начали медленно поворачиваться в левую сторону. Адам оглянулся на проезжую часть дороги и увидел всё тот же автомобиль с затемненными стёклами.

«Неужели часы реагируют на эту машину?»- гадал археолог, свернув под арку дворового прохода и направляясь к двери своего подъезда.- Номер я запомнил, теперь осталось узнать, кому она принадлежит. Нужно будет поговорить с Доном. Может быть, он знает, как раздобыть мне такую информацию».

Если бы Адам остановился на проспекте и немного понаблюдал за загадочной  машиной, то увидел бы, что она развернулась на ближайшем перекрёстке и снова возвращается к этому месту.

 

В квартире стоял сильный запах свежеиспечённых пирогов.

— Я вижу, что ты уже приготовила мне в дорогу котомку,- сказал Адам, входя на кухню и обращаясь к жене, стоявшей у газовой плиты.- А с чем пироги?

— Твои любимые — с капустой и мясом,- ответила Зара, укладывая очередную порцию выпечки на большое фарфоровое блюдо.

— Половину из них я съем прямо сейчас,- заявил Адам.

— А вторую половину утром, да?- усмехнулась Зара.- И потом в самолёте будешь жевать какой-нибудь старый бутерброд с засохшим сыром.

— У меня нет привычки, жевать на ходу,- возразил ей Адам.- Единственное место, где я могу кушать и в то же время двигаться — это поезд. Но к месту нашей экспедиции поезда, увы, пока не ходят.

— У тебя не было ни одной командировки, в которую ты бы отправился на поезде,- вздохнула жена.- Надеюсь, что ты сдержишь своё слово, и этот полёт будет последним.

— Клянусь!- воскликнул Адам, подняв вверх правую руку.

— Ой!- вскрикнула Зара и лопатка для сдобы выпала у неё из руки.

— Что такое?- обеспокоился Адам.

— Опять что-то вспыхнуло за твоей спиной,- испуганно произнесла Зара,- как тогда в кабинете.

Археолог оглянулся. Его блуждающий взгляд совершенно случайно наткнулся на перстень-печатку, и Адам сразу всё понял. Цвет монограммы изменился, став  кроваво-красным, но с каждой секундой он тускнел и постепенно приходил в обычное состояние.

— Адам, после того, как ты открыл шкатулку, в нашей квартире начали происходить странные вещи,- поднимая с пола лопатку, сказала Зара.- На меня постоянно кто-то смотрит, и я никак не могу избавиться от этого ощущения. Каждые десять-пятнадцать минут я вынуждена читать молитву.

— Тебе нельзя одной оставаться в квартире,- медленно произнёс Адам, всё ещё продолжая наблюдать за перстнем.- Теперь у нас есть надёжный сейф, и ты можешь на время моей командировки пожить у Лары. Я очень надеюсь, что предстоящая экспедиция станет самой короткой в моей жизни. Ты, конечно же, всё равно придёшь проверять нашу квартиру, но прошу тебя, не заходи сюда одна. Загадочная шкатулка, действительно, оказалась с секретом, вернее с секретами, которые я ещё не разгадал.

— А если ты их никогда не разгадаешь?- усмехнулась Зара.- Мы так и будем жить в одной квартире с нечистой силой?

— Но почему же, сразу «нечистая»?- возразил Адам.- Вполне может оказаться, что сила эта очень даже чистая. Ведь до сих пор она ничего плохого нам не сделала. В крайнем случае, если ты того хочешь, то мы можем продать квартиру и, как и договаривались, навсегда переехать жить в Гутарлау.

— Продаётся дом с привидениями,- проворчала Зара.- Ты хочешь, чтобы новые жильцы умерли здесь от страха?

— А мы продадим её священнику,- захохотал Адам.- Уж он-то знает, как нужно избавляться от привидений.

— Я тоже знаю,- вдруг сказала Зара.- Нужно привести в квартиру кошку и, желательно, чёрную. А ещё я возьму в церкви святую воду и окроплю ею все комнаты.

— Только не приводи к нам священника,- предупредил её Адам.- Он увидит наш сейф и напишет донос в службу безопасности. Они найдут предлог, чтобы провести в квартире обыск. Вот тогда никакая сила нас уже не спасёт.

— Я вот всё время думаю,- Зара присела на краешек стула и вытерла руки о передник,- куда бы нам спрятать драгоценности и твою коллекцию, чтобы мы могли чувствовать себя спокойно?

— И я тоже постоянно об этом думаю,- признался ей Адам.- Но, увы, пока ещё ничего стоящего мне в голову не пришло.

Он вдруг часто задышал, принюхиваясь, и посмотрел на жену.

— У тебя пироги не сгорят?

— О, господи!- всплеснула руками Зара.- Заболтал ты меня совсем.

— Ну, конечно, это я виноват,- улыбнулся Адам.- Сейчас переоденусь и искуплю свою вину тем, что в первую очередь съем все пригоревшие пироги. Кстати, старая пословица утверждает, что после этого я перестану бояться волков.

—Да уж, как же, отпугнёт от тебя голодного волка пригоревший пирог,- с сомнением в голосе ответила ему жена.

Тихо посмеиваясь, Адам вышел из кухни.

 

Уничтожив довольно солидную порцию пирогов, археолог прошёл в свой кабинет, прикрыл дверь, распахнул шире створки окна и, усевшись за письменный стол, закурил сигарету.

«Каждый раз после слова «клянусь», монограмма перстня вспыхивает красным цветом. Что бы это могло означать?»- гадал он, выпуская вверх табачный дым и задумчиво разглядывая перстень.

Сегодня утром археолог встал очень рано для того, чтобы закончить работу по определению двойников из шкатулки. В результате выяснилось, что изначально в единственном экземпляре  было всего три предмета — диадема, перстень и карманные часы. К часовщику Адам зашёл лишь для того, чтобы лишний раз убедиться в необычности этого механизма.

«Наверное, каждый из этих предметов обладает каким-то уникальным свойством,- размышлял Адам.- Перстень даёт невидимость, часы на что-то реагируют, пока не знаю на что, а вот какая тайна скрывалась в диадеме — этого мне уже никогда не узнать».

Археолог затушил сигарету в пепельнице и, сцепив пальцы рук, упёрся в них лбом.

«Завтра, завтра я уже улечу и останется лишь надеяться, что в моё отсутствие никто не станет проверять нашу квартиру».

Адам знал, какой способ для проверки подозрительных граждан часто применяла служба безопасности. Они умышленно создавали ситуацию, при которой подозреваемый и его семья были вынуждены на время покинуть своё жилище, а затем проводили в нём тщательный обыск. Если находились необходимые и достаточные улики, то всю семью арестовывали, даже не привлекая полицию.

«Хорошо, если за мной следят только люди Корвелла и Борка. Ну, а вдруг среди этих агентов найдётся такой, который работает и на церковную службу? Все археологи и изыскатели и без того находятся под пристальным вниманием церкви. Достаточно всего одного доноса для того, чтобы меня сразу стали проверять…. Опасно, Адам, очень опасно. Если до утра ничего не придумаю, то соберу все вещи в мешок и брошу в канализацию или спрячу на чердаке нашего дома, хотя бы на время этой экспедиции. Пропадут вещи — значит, так тому и быть, но продолжать и дальше рисковать в такой ситуации — это уже безумство».

Археолог, волнуясь, снова достал сигарету из пачки и, собираясь её прикурить, вертел в правой руке газовую зажигалку. Внезапно его будто что-то толкнуло изнутри, и в голове промелькнула сумасшедшая мысль. Он, словно во сне, покрутил на пальце перстень, развернул камень с монограммой внутрь ладони и сжал в кулаке зажигалку.

«Хочу, чтобы эта вещь стала невидимой»,- с замиранием сердца, подумал археолог.

В сжатой ладони почувствовалось слабое тепло, но оно не стало переходить на всё тело, а так и осталось в кулаке. Адам раскрыл ладонь, в которой ничего не было, хотя он ясно ощущал тяжесть предмета. Покрутив в пальцах невидимую зажигалку, археолог нажал на кнопку, и из пустоты тут же возникло пламя.

 

Безумный, почти истеричный смех вдруг охватил Адама. Он смеялся так громко и безудержно, что на его хохот прибежала Зара. Она несколько секунд стояла в дверном проёме и испуганно смотрела на мужа.

— Что с тобой, Адам?- не выдержав, спросила она.

Не в силах ответить, тот лишь неопределённо махнул рукой, пытаясь остановиться и успокоиться.

— Нервы, Зара, нервы,- наконец, произнёс Адам.- Нужно уезжать жить в Гутарлау. В нашей квартире действительно стало слишком много всяких странностей. Сядь, пожалуйста, на стул. Я тебе сейчас всё объясню.

Зара присела на стул и приготовилась слушать.

— Твой муж стал магом и волшебником, но ты не пугайся,- улыбнулся Адам, заметив насторожившийся взгляд жены.- Я не сумасшедший, хотя психиатры утверждают, что все ненормальные именно так и говорят.

После этих слов археолог снова захохотал, осознав всю абсурдность произнесённой фразы. Зара смотрела на мужа, и в её глазах уже можно было заметить лёгкую панику.

— Нет, всё, достаточно,- закончив смеяться и взяв себя в руки, произнёс Адам.- Это были шутки, а сейчас давай перейдём к делу. Помнишь, как я достал со дна озера кольцо?

Зара медленно кивнула головой.

— Ты ещё тогда сказала, что я сотворил чудо. И это была чистая правда. Огромное количество вещей из маленькой шкатулки — это тоже чудо. Но оказывается, что чудеса на этом не закончились и сейчас я покажу тебе ещё одно. Смотри.

Адам показал жене раскрытую и пустую ладонь, а затем сжал в руке невидимую зажигалку и щёлкнул кнопкой. Зара смотрела на появившийся из пустоты язычок пламени, широко раскрытыми от удивления глазами.

— Ты — фокусник?- спросила она, переводя свой взгляд с пламени на мужа.

— Хорошо, пусть я буду фокусником,- согласился тот.- Слова «маг» и «волшебник» не очень-то любимы в нашем обществе. Но такой фокус и ты можешь показать. Возьми из моей руки зажигалку и у тебя получится то же самое.

— Какую зажигалку?- насторожилась Зара, увидев, что в руках у мужа ничего нет.

Адам встал со стула, подошёл к жене и вложил в её руку зажигалку-невидимку.

— Ой!- вскрикнула Зара и встряхнула ладонью, почувствовав, что держит в руке то, чего не было видно.

Зажигалка со стуком упала на паркетный пол.

— Да не бойся ты — она тебя не укусит,- засмеялся Адам.

Он опустился на колени и стал шарить по полу руками, желая найти невидимку. Зара неподвижно сидела на стуле, а окаменевшее выражение её лица и напряжённый взгляд ясно говорили о том, что она пытается и никак не может понять, что же здесь в действительности происходит.

— Адам, ты можешь как-то более внятно всё это объяснить?- наконец, произнесла она.

— Конечно!- воскликнул он, найдя то, что искал и, поднявшись с колен на ноги.- Вот, смотри.

Адам незаметно покрутил перстень, сжал невидимку в кулаке и спустя секунду показал жене зажигалку.

— Теперь ты видишь, что я держу в руке?- улыбаясь, спросил он.

— Да, — не понимая, откуда в ладони мужа появилась зажигалка, ответила Зара.

— А сейчас я сделаю так, что ты её не увидишь,- произнёс Адам и повторил весь процесс превращения предмета в невидимку.

Он снова подошёл к жене и опять вложил в её ладонь зажигалку.

— И больше не бросай её на пол,- хмыкнул «фокусник».- Очень трудно искать то, чего не видишь.

 

Зара долго крутила в руках невидимку, а затем, осмелившись, нажала на кнопку, и перед ней сразу вспыхнул язычок пламени.

— С ума сойти,- покачала она головой.- Когда ты этому научился?

— Только что,- ответил он.- На меня снизошло божье озарение.

— Божье ли?- усомнилась жена.- Всё это больше похоже на колдовство и чародейство.

— Нет, нет,- запротестовал Адам.- Колдунов и чародеев сжигали на кострах, а я, как ты правильно заметила, всего лишь простой фокусник.

— На кострах сейчас людей не сжигают, но если ты кому-нибудь покажешь этот фокус, то рискуешь оказаться в Шестом управлении,- вздохнула Зара.

— Ты — первый, единственный и последний мой зритель. Кроме тебя мои фокусы никто не увидит. Я вовсе не собираюсь кого-то удивлять, но благодаря этому фокусу теперь знаю, как спрятать те опасные вещи, которые хранятся в нашей квартире.

— Ты хочешь сказать, что можешь сделать невидимым что-то ещё кроме этой зажигалки?- недоверчиво спросила его жена.

— Наверное, да. Давай проверим,- предложил он и открыл ящик письменного стола.

Адам достал оттуда несколько монет и медалей и вскоре они уже все невидимые лежали у него на ладони.  Зара поднялась со стула, подошла к мужу и нащупала в его руке невидимые предметы.

— Чудеса,- удивлённо произнесла она.- Как это у тебя получается?

— Не знаю,- соврал Адам.

Интуиция подсказывала ему, что открывать тайну перстня нельзя. А может быть, это была вовсе не интуиция, а сам перстень внушил ему такую мысль. Но в любом случае, археолог решил не говорить жене правду.

— Зато я знаю,- вдруг сказала Зара.- Тебе помогает медная книга. Я заметила, что с тех пор, как ты стал читать молитвы Нарфея, в тебе проснулись сверхъестественные способности. Ты можешь быстро найти потерянную вещь, усыпить человека, прочитать чужие мысли…. Да, да, не отпирайся. Я знаю, что ты можешь это делать, только не хочешь мне признаваться. А сейчас вот ещё и вещи научился делать невидимыми.

Адам сидел за столом, закрыв лицо ладонями, и его плечи тряслись от беззвучного смеха.

— В следующий раз, когда в тебе проснётся очередная способность, не забудь предупредить меня заранее,- попросила его Зара.- Иначе я хлопнусь в обморок, и ты лишишься своего единственного зрителя.

— Хорошо, Зара,- согласился Адам.- Я постараюсь тебя не пугать и подготовить перед новой демонстрацией.

Археолог умышленно не стал произносить слово «клянусь», потому что от третьей вспышки его взволнованная жена, действительно могла упасть в обморок. Но он отметил, что первое его желание было именно таким — поднять вверх правую руку и произнести это короткое слово.

 

Остаток вечера Адам посвятил тому, что прятал опасные, но теперь невидимые вещи. Он решил поместить их в нижнее отделение нового сейфа.

«Обычные грабители вряд ли вскроют такой сейф. Ну, а если обыск будет проводить служба безопасности, то они, конечно, его откроют, но в нём обнаружат, лишь те предметы, которые не запрещено хранить в частной квартире. Надеюсь, что никому не придёт в голову шарить рукой по пустой полке. Но даже если это и произойдёт, то обвинить меня никто и, ни в чём не сможет: все вещи невидимые и мне останется лишь утверждать, что в моём сейфе нижнее отделение всегда было пустым».

Археолог понимал, что определённая доля риска всё-таки существует, но прятать вещи в других местах было просто бессмысленно: квартиру всё равно будут проверять металлоискателем, а сейф был прекрасной защитой от такого прибора.

«Нужно будет предупредить Зару, чтобы она каждый раз проверяла нижнюю полку,- решил Адам, внезапно подумав о том, что он не знает, на какой срок вещи будут оставаться невидимыми.- И если действие перстня непродолжительное, то мне придется, хотя бы на один час вернуться домой».

Вспомнив о недавней пропаже шкатулки из кабинетного сейфа, археолог решил на всякий случай прочитать молитву, в которой говорилось об изгнании нечистой силы. Адам подозревал, что диадему и шкатулку забрал человек-призрак из 37-го купе. «Курильщик» доставал шкатулку из портфеля и, судя по тому, что он переставил знаки в нужное ему положение, знал, как нужно ею пользоваться. А поскольку Зара постоянно ощущала чьё-то незримое присутствие, то Адам не исключал, что призрак до сих пор обитает в его квартире и возможно, что он не успел или не сумел забрать все нужные ему вещи.

 

Прежде, чем установить новый код и закрыть дверь сейфа, археолог стал громко и монотонно читать заклинание Нарфея. К концу молитвы из соседней комнаты послышался шум, и вслед за ним в дверях комнаты появилась Зара.

— Адам, с серванта упала и разбилась ваза с цветами, а оконная форточка так хлопнула, что даже стёкла зазвенели,- взволновано сообщила она.

Археолог сразу всё понял, быстро установил код сейфа и захлопнул его тяжёлую дверь.

— Это домовой выпрыгнул в окно,- сказал Адам, повернувшись к жене.- Да видно он так спешил, что нечаянно задел вазу.

— Ты уже и с домовыми общаешься,- укоризненно покачав головой, произнесла Зара.- Может, вы мне тут скоро шабаш устроите?

— Нет, на шабаш собираются ведьмы и черти,- возразил ей муж.- А домовой — создание тихое и беззлобное.

— Это тихое создание уронило на пол мою любимую вазу, и чуть было не разбило окно. Если ты умеешь с ним разговаривать, то попроси его больше так не поступать.

Археолог вдруг осознал, что жена всерьёз восприняла его слова и, не раздумывая, поверила в историю с домовым.

«После всех моих «фокусов» она уже ничему не удивляется и готова поверить во что угодно,- подумал он.- Возможно, существование домового не так сильно будет её пугать, как присутствие какой-то нечистой силы».

— Хорошо, Зара,- ответил Адам,- я поговорю с ним. Но ты, прежде чем читать молитву и открывать сейф, распахни, пожалуйста, шире форточку окна.

— Чтобы проверить содержимое сейфа, я должна буду читать молитву?- удивилась Зара.

— Обязательно,- подтвердил Адам.- Перед каждым открытием и закрытием сейфа, тебе придётся читать молитву. Вор-то наш был необычный, поэтому и замки для него нужны другие.

— Боже мой,- вздохнула Зара.- Мой муж — колдун и заклинатель злых духов…. Уж лучше бы ты оставался простым археологом. Пойду собирать осколки.

Проводив жену взглядом, Адам тихо прыснул в кулак и, вполне уверенный в том, что «курильщик» теперь не сможет открыть дверь нового сейфа, удалился в свой кабинет, чтобы упаковать в дорожную сумку вещи, необходимые ему для предстоящей экспедиции.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s