Книга вторая. Глава 15


Среди зелёного и бескрайнего ковра непроходимых джунглей возвышалась одинокая гора. У её подножия кипела жизнь и пышно цвела растительность, а скалистая вершина горы, устремившаяся в небо десятком каменных зубцов, была безжизненна и угрюма. И лишь большие орлы, свившие свои гнёзда среди неприступных скал, словно часовые кружили в вышине, охраняя покой древних скал. Зоркое зрение хищных птиц позволяло им с высоты своего полёта заметить  мышь, прошмыгнувшую среди зелёной травы подножья. Но даже от их взора было скрыто то, что происходило сейчас внутри скального возвышения на вершине горы.

 

В просторном и полутёмном склепе, пространство которого освещалось лишь скудными и редкими лучами дневного света, с трудом пробивавшегося сквозь мелкие трещины в скале, стоял квадратный каменный постамент. На нём, застывшая в многовековой неподвижности и покое, лежала фигура мумии. Её голова опиралась на низкую подставку, руки были сложены на груди, а большие чёрные дыры пустых глазниц смотрели в потолок.

Четверо мужчин, облачённых в просторные и мешковатые одежды странствующих пилигримов, сидели на полу, расположившись по углам постамента, и курили большие трубки с длинными мундштуками. Несмотря на то, что курильщики выпускали большое количество дыма, он не скапливался в помещении и не выветривался из него. Поднявшись вверх до уровня мумии, облака дыма тонкими струйками устремлялись к изголовью и исчезали в пустых глазницах трупа. Ни один звук не нарушал абсолютной тишины мрачного склепа, и даже курильщики выпускали дым изо рта совершенно бесшумно.

 

Внезапно в глубине глазниц вспыхнул яркий свет и два ослепительных луча ударили в потолок, осветив всё помещение. Курильщики мгновенно пали ниц и замерли в покорном и благоговейном ожидании.

— Что случилось, Чет? Зачем ты меня вызвал?- прозвучал низкий и властный голос, происходивший, казалось, со всех сторон одновременно.

— О, Всемогущий Хатуум,- воскликнул один из курильщиков, не поднимая головы. – Произошло то, чего мы больше всего опасались: одному из смертных удалось разгадать секрет шкатулки и теперь в мире людей появилось много магических предметов. Но главное то, что корона богини Нойчи тоже оказалась в руках этого человека.

— Время короны ещё не пришло. Она должна храниться в шкатулке до тех пор, пока к нам не вернётся Нойчи,- произнёс голос Хатуума.- Почему ты не поместил её обратно в шкатулку?

— Положить корону в шкатулку может лишь смертный, но заклинание Нарфея, которое постоянно читает этот человек, не позволяет нам заставить его сделать это.

— Монах Нарфея?- удивлённо и встревожено спросил Хатуум.

— Нет, он археолог и читает не само заклинание, а его перевод. Но и этого достаточно, чтобы помешать и нам и шкатулке.

— Опять археолог,- раздражённо проворчал Хатуум.

— Да, Всемогущий,- подтвердил другой курильщик.- Кстати, он — один из тех людей, которые тридцать лет назад нарушили покой твоей усыпальницы.

— Какой назойливый червяк,- усмехнулся Хатуум.

— И это ещё не всё, Всемогущий. В шкатулке находилось всего три предмета, над которыми не властен Фан — корона Нойчи, часы Никадона и перстень Гунар-Нома. Археологу удалось активировать перстень, и теперь мы не можем унести из квартиры смертного ни корону, ни шкатулку.

— Он умеет пользоваться перстнем?- обеспокоился Хатуум.

— Некоторые его свойства смертный уже узнал,- ответил мумии третий курильщик.- Археолог передал часть энергии Гунар-Нома своим вещам, сделав их невидимыми, и теперь Гунар охраняет жилище смертного. Нам пришлось спрятать от археолога корону и шкатулку в его же квартире, но если смертный узнает все возможности перстня, то он сразу обнаружит свою пропажу.

— Человек не из рода Нарфея, читающий его заклинания и охраняемый перстнем Гунар-Нома — интересное сочетание,- усмехнулся Хатуум.- А как себя ведёт Никадон?

— Как всегда,- сообщил четвёртый курильщик.- Не вмешивается, наблюдает за происходящим со стороны и не пытается повлиять на ситуацию, несмотря на то, что часы тоже активированы.

— Узнаю Никадона,- иронично произнёс голос  Хатуума.- Чтобы пользоваться его часами — одной активации недостаточно. Как же удалось археологу стать обладателем стольких магических предметов?

— Мы думаем, что в этом ему помогла Медная книга,- сказал курильщик.

— И она хранится у археолога?- удивлённо и встревожено воскликнул Хатуум.

— Да, Всемогущий,- подтвердил первый курильщик,- но её смертный спрятал в шкатулку.

— Он сам это сделал или его заставила шкатулка?- поинтересовался Хатуум.

— Перед тем, как положить книгу в шкатулку, археолог читал заклинание Нарфея.

— Бог сознания и мысли решил спрятать свою книгу в тайник Фана и, похоже, что наш верховный судья не стал препятствовать такому желанию,- задумчиво произнёс голос Хатуума.

 

После этих слов в склепе воцарилось напряжённая тишина. Курильщики, распростёртые ниц,  застыли в неподвижном и покорном молчании и если бы не дым от курительных трубок, поднимавшийся к потолку тонкими струйками, то можно было бы подумать, что все фигуры давно окаменели, охраняя покой древней мумии.

 

— Твоя ошибка, Чет, заключается в том, что ты хотел силой заставить археолога сделать то, что тебе было нужно, а религия Нарфея не признаёт насилия и принуждения. Если бы смертный сам обратился за советом к Нарфею, то он добровольно положил бы в шкатулку и корону и книгу и вообще любую вещь,- бесстрастным голосом произнёс Хатуум, но все четверо курильщиков ещё сильнее прижались к полу от его слов.- Нельзя сказать, что произошло нечто страшное и непоправимое, хотя ситуация сама по себе достаточно любопытная. Если вся проблема заключается в одном только смертном, то нам не о чем беспокоиться. Гораздо хуже, если археологом кто-то управляет. Именно это ты и должен теперь выяснить.

— Слушаюсь, о Всемогущий,- выдохнули разом все четверо курильщиков.

— А что касается короны Нойчи, то пока перстень охраняет археолога, никто кроме этого смертного не сможет спрятать диадему в шкатулку. Придумай ситуацию, при которой он будет вынужден сделать это по своему желанию.

— Слушаюсь,- снова прошептали курильщики.

 

Яркий свет в глазницах мумии начал слабеть и вскоре совсем исчез. Курильщики ещё некоторое время всё так же неподвижно лежали на полу, потом медленно выпрямились и встали на ноги. Они установили свои трубки на специальные подставки в углах постамента, а затем, отойдя  в угол помещения, начали приближаться друг к другу. Курильщики сошлись в одной точке, превратившись в одного человека, но и он быстро растворился в воздухе и почти невидимым облачком выскользнул из склепа сквозь одну из многочисленных трещин.

 

Время шло,  но в абсолютной тишине и покое тайного склепа казалось, что оно остановилось вовсе и лишь дневной свет, проникавший в усыпальницу, становился  всё слабее и слабее. Проходил час за часом и когда последний луч уходящего Иризо исчез с вершины горы, темноту склепа  немного рассеял жёлто-оранжевый свет Ночных Близнецов.

Ровно в полночь у изголовья мумии возникло тёмно-серое облако, которое постоянно меняло свою форму, мерцая изнутри слабыми искрами бенгальских огней. Оно поочерёдно облетело все трубки, и из отверстий их длинных мундштуков сразу пошёл густой и сизый дым. Но в этот раз он не стремился спрятаться в пустые глазницы, а стал собираться в большое горизонтальное кольцо над мумией.

Когда концентрация дыма достигла определённой величины, внутри кольца началось круговое движение, которое превратило дымовое кольцо в воронку. Странное облако поднялось к самому потолку склепа, а затем вдруг резко сократилось в размерах и, камнем упав в центр воронки, исчезло.

Спустя мгновение оно возникло в точно таком же склепе, но на этот раз усыпальница находилась не в скальной породе одинокой горы, а в самой высокой башне большого дворца-крепости. С высоты этой башни, устремившейся в небо каменным пальцем, можно было разглядеть весь тот остров, на котором стояла крепость.  Он был похож на огромную диадему, лежавшую на поверхности Великого океана и окружённую со всех сторон его тёмно-синими холодными водами.

Облако поднялось из глубины воронки и устремилось к небольшому отверстию в стене. Просочившись в соседнее помещение, оно вошло в тело человека, лежавшего на низкой и широкой кушетке. Мужчина медленно открыл глаза и некоторое время отсутствующим взглядом смотрел в потолок, а затем неторопливо приподнялся и сел на кушетку, разминая затёкшие мышцы спины и шеи.

Убранство комнаты не отличалось особым роскошеством, но всё-таки было больше похоже на личные покои дворянина, чем на келью монаха. Большой письменный стол с креслом, несколько высоких книжных шкафов с витражными дверцами, камин, украшенный замысловатой лепниной и кушетка из чёрного дерева, на которой сейчас сидел мужчина, составляли нехитрый интерьер этого помещения.

 

Внезапно в дверь кто-то негромко и осторожно постучал.

— Войдите, — произнёс мужчина, всё ещё продолжая сидеть на кушетке.

Двустворчатая дверь распахнулась, и в комнату вошёл пожилой человек в тёмно-синем камзоле, расшитом золотыми и серебряными нитями. Сделав всего два шага, он остановился и почтительно поклонился.

— Доброй ночи, мон Корнелиус, — произнёс мужчина. — Вас вызывает Его Величество Тердинарий Шестой и верховный маг Карлион-ла-ФаЛет.

— Хорошо, Приатин, — ответил Корнелиус, поднимаясь с кушетки. — Приготовь мою мантию и шляпу.

Приатин вновь склонил голову и, пятясь, покинул комнату, закрыв за собою обе половинки двери.

Магистр подошёл к единственному окну, из которого была видна внутренняя часть острова, и на минуту задержался, разглядывая долину и очертания города, едва видные в темноте наступившей ночи. Затем решительно развернулся и твёрдым уверенным шагом, вышел из комнаты.

 

В королевских покоях его встретил дворецкий, довёл Корнелиуса до дверей личного кабинета Его Величества и, распахнув их настежь, почтительно отошёл в сторону.

— А вот и наш Корнелиус, — воскликнул король, сидевший за большим овальным столом вместе с верховным магом. — Проходи, присаживайся.

Магистр, снявший головной убор ещё перед дверями кабинета, отвесил глубокий поклон и передал двум пажам свою мантию и шляпу.

— Ну, рассказывай, что нового на Дагоне, — сказал Тердинарий, после того, как Корнелиус сел за стол. — Тайну вируса не разгадал?

— Нет ещё, — с сожалением покачал головой магистр, — но кое-какие успехи всё-таки имеются.

Он развернул массивный перстень на среднем пальце правой руки камнем внутрь ладони и направил её на стену. Из перстня вырвался яркий луч света и образовал на стене нечто похожее на экран проектора, на котором возникла сцена побоища научных сотрудников из теневой лаборатории.

 

— Что скажешь, Карлион? — спросил король у верховного мага, после просмотра драки.

— Да, — утвердительно кивнул головой Ла-ФаЛет. — Все признаки именно той степени безумства. Что стало с этими людьми, — уже обращаясь к магистру, спросил он.

— Увы, они очень быстро выздоровели, — вздохнул Корнелиус. — Как мы ни старались, а вирус сохранить не смогли.

— Чем же ты их накормил перед боем? — улыбнувшись, спросил король магистра.

— В том-то и беда, Ваше Величество, что ничего особенного эти люди не ели. Обычная пища, как и всегда, поэтому основная загадка кроется не в еде или питье, а в мозгу у человека.

— Но люди Нарфея заболели именно после того, как стали пить воду из колодцев, — возразил ему Карлион. — Это нам доподлинно известно.

— Да, я знаю, — ответил Корнелиус, — и поэтому условно разделил тайну вируса на две составляющие. В случае с лаборантами мы добились возникновения очень слабого и нежизнеспособного вируса, лишённого своей питательной среды. Зато теперь знаем, что в организме человека есть особый механизм воспроизводства такого вируса. Осталось только найти то вещество, которое способно включить этот механизм.

— А что, если на Дагоне уже нет  такого вещества? — спросил король, обращаясь, как  к магистру, так и к верховному магу.

— Именно к такой мысли  я всё более и склоняюсь, Ваше Величество, — ответил ему Корнелиус.

— За две тысячи лет флора и фауна Дагоны потеряла многие виды растений и животных, — задумчиво произнёс Ла-ФаЛет. — Но вполне могло оказаться и так, что такого вещества никогда и не было на этой планете.

— Ты хочешь сказать, что препарат Гаймору подбросили с другой планеты? — спросил Тердинарий у верховного мага.

— Мы не знаем, получал ли Гаймор от кого-то это вещество в чистом виде или производил его самостоятельно, — развёл руками Ла-ФаЛет. — После Великой катастрофы кто-то очень тщательно подчистил все информационные поля, не оставив в них даже намёка на последние годы правления Гаймора Первого.

— А как насчёт форготов? — поинтересовался Корнелиус. — Уж они-то точно знают, что тогда произошло.

— Форготы, конечно, знают всё, — согласился с ним Карлион, — но Высший Разум закрыл эту тему, изгнав Армона и тем самым освободив Нарфею дорогу к первенству. А те архивные документы, которые ты нашёл в церковном хранилище, могут оказаться обычной фальсификацией, для того, чтобы направить расследование по ложному пути.

— Кстати, Волтар давно закрыл доступ ко всем документам страны Нарфея, — Насколько мне известно, исключение он сделал, только, для меня.

— Почему? — прищурился король. — Может быть, он тебя уже раскусил?

— Нет, Ваше Величество, — улыбнулся Корнелиус. — Его магические предметы не в состоянии раскрыть тайну моей легенды. А сделал он это, потому что хочет найти Медную книгу.

— Медную книгу? — удивился Тердинарий и вопросительно посмотрел на верховного мага.

— Очень сильный артефакт, — подтвердил Ла-ФаЛет, — но Волтару он мало чем поможет — не та энергия.

— Волтар, по-видимому, этого ещё не знает, — сказал Корнелиус, — и полон решимости, отыскать сборник заклинаний Нарфея.

— И ты, конечно же, усердно ему помогаешь, — улыбнулся король.

— Разве я могу отказать Его Святейшеству? — засмеялся Корнелиус, а вместе с ним и король с магом.

— Да уж, — всё ещё продолжая смеяться, сказал Тердинарий, — выбор у тебя не богатый. Ну, да бог с ним, с Волтаром. Пусть ищет свой артефакт, а у нас намечаются дела и поважнее.

Корнелиус сразу перестал смеяться и внимательно посмотрел на короля.

— На Дагоне появилась энергия других посланников, — пояснил магистру Карлион.

— И кто же они? — поинтересовался Корнелиус у верховного мага.

— Первым появился бог яфридов, — ответил Ла-ФаЛет. —  Он уже несколько раз заряжался энергией Иризо, и это достаточно сильно отразилось на некоторых наших районах. А вслед за ним появилась и Кайса.

— Кто-то из них решил бросить вызов Нарфею? — насторожился Корнелиус.

— Их намерения нам неизвестны, — пожал плечами Карлион. — Пока сильного искривления наших полей не наблюдается, но если эти посланники начнут конфликтовать с Нарфеем, то тогда, конечно, и нам не поздоровится.

— Вот потому-то, Корнелиус, я тебя и вызвал, — сказал Тердинарий, внимательно и серьёзно посмотрев на магистра. — Мы отправляем на Дагону ещё одного нашего резидента, который и будет следить за всеми действиями посланников, а ты ему в этом поможешь.

— Слушаюсь, Ваше Величество, — склонил голову Корнелиус.

— Ситуация резко осложнилась тем, что одному археологу удалось открыть шкатулку Фана, — сказал Ла-ФаЛет. — Мы не знаем, кто ему в этом помог. Может быть, сам Фан, может, Нарфей, а возможно кто-то ещё из посланников решил замутить воду на Дагоне. Как бы то ни было, но на планете мгновенно появилось большое количество магических вещей со своими двойниками. И это уже похоже на провокацию и желание дестабилизировать ситуацию на Дагоне. Кстати, два предмета археолог уже активировал и оба они дружественны Нарфею и Фану.

— А кому принадлежат эти предметы? — поинтересовался Корнелиус.

—Гунар-Ному и Никадону, — ответил ему Карлион.

— Однажды эти посланники уже собирали под свои знамёна союзников, — задумался магистр. — Неужели на их горизонте появился достойный противник?

— Это мы и должны выяснить, — сказал король, обращаясь и к Корнелиусу и к верховному магу. — Чет уже следит за археологом и за его активированными вещами, но и мы не должны сидеть, сложа руки, во всём полагаясь на мудрость и прозорливость Всемогущего.

При упоминании Хатуума, собеседники соединили свои ладони перед лицом и, прижав их ко лбу, покорно и благоговейно склонили головы.

— Орденоносцы сейчас обязательно активизируются, — произнёс король после минутной паузы, — и внесут ещё большую сумятицу, если к ним в руки попадут новые артефакты. До тех пор, пока мы не выясним истинную причину появления Яфру и Кайсы и их отношение к Нарфею, археолога необходимо оградить от ордена.

— Может быть, поселить его со всеми находками в мой дом? — улыбнулся магистр.

— Нет, Корнелиус, — покачал головой Ла-ФаЛет. — Голыми руками этого человека теперь не возьмёшь. Он владеет одним из самых могущественных артефактов Гунар-Нома и похоже на то, что повелитель гномов во всём ему покровительствует. Даже Чет не в силах устоять перед этой энергией. Не в наших интересах настраивать против себя союз сразу четырёх посланников. Археолога нужно переселить из столицы в отдалённый район. Рядом с главной резиденцией ордена его встреча с братством просто неизбежна.

— Я должен сделать это немедленно? — поинтересовался Корнелиус.

— Нет, — сказал Тердинарий. — Сейчас им занимается сам Чет, и он даст нам знак, когда можно будет перевезти семью археолога в Гутарлау. Твоя задача — всё приготовить к этому переезду.

— Гутарлау? — удивился магистр. — А почему именно туда?

— Это прямое указание Чета, — объявил ему король, — а его приказы не обсуждаются.

— Слушаюсь, Ваше Величество, — снова склонил голову Корнелиус.

— Что-то в горле пересохло, — улыбнулся Тердинарий и громко хлопнул в ладони.

Тотчас двери распахнулись и комнату вошли слуги с подносами в руках. Они быстро и ловко расставили на столе вино, фрукты, столовые приборы и лёгкие закуски. Прислуга наполнила вином высокие золочёные кубки и встала за спиной у вельмож, намереваясь ухаживать за ними во время трапезы, но король одним лёгким движением руки выслал их из комнаты.

— А что, Корнелиус, на Дагоне вино лучше? — поинтересовался Тердинарий.

— Нет, Ваше Величество, — улыбнулся магистр. — Единственный напиток, который я могу там пить — виндорский коньяк, который изобретён нашими виноделами.

Тердинарий  весело и довольно засмеялся.

— А Волтару не показалась подозрительным твоя любовь именно к этому напитку? — спросил магистра Ла-ФаЛет. — Уж ему-то точно известно, кто и когда впервые создал этот коньяк.

— Орденоносцы уже давно перестали меня проверять, — успокоил его Корнелиус. — Иногда я замечаю их попытки прочитать мои мысли, но тогда мне просто приходится им подыгрывать. Волтар во всём полностью полагается на свои магические предметы, а виндорский коньяк люблю не только я. Сорвать мою маску в состоянии лишь монахи Нарфея, но они редко покидают пределы своих монастырей и абсолютно не вмешиваются в дела и интриги остального человечества. А вот почему братья ордена до сих пор не заметили археолога, несмотря на то, что он носит с собой активированные предметы?

— Зеркало Горан, действительно, фиксирует любую постороннюю энергию в столице, да и далеко за её пределами, — усмехнулся Ла-ФаЛет. — Но наша энергия ему неведома и потому не видна, а Чет прикрыл ею не только самого археолога, но и его квартиру. Однако Гунару это не очень нравится, и он иногда конфликтует, а поэтому Чет сразу снимет защиту, как только выполнит свою задачу.

— Новый резидент будет следить за энергией всех посланников, будь то они сами или их активированные предметы, — сказал Тердинарий, обращаясь к Корнелиусу и вновь пригубив из кубка. — А появлений магических вещей из шкатулки обязательно привлечёт внимание их создателей. Кстати, Яфру уже вернул все свои двенадцать камней и изумрудный меч. Правда, с клинком бога яфридов произошла какая-то запутанная история, в которой не смог разобраться даже Чет. С Яфру, насколько мне помнится, всегда случались неординарные происшествия. От этого посланника можно ожидать любой выходки. Он непредсказуем, зачастую нелогичен и подвижен, словно ртуть. Если бог яфридов решил надолго задержаться на Дагоне, то можете сразу забыть о спокойной и размеренной жизни.

 

Беседа за королевским столом продолжалась до самого рассвета. Трое самых влиятельных вельмож королевства Кардиган решали судьбу своего мира, пытаясь повлиять на ход событий, происходящих в другом измерении.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s