Книга вторая. Глава 16


Большой транспортный вертолёт, словно гигантская стрекоза, завис над ровной песчаной площадкой, а затем медленно и плавно приземлился. Задняя нижняя часть корпуса одним концом опустилась на землю, образовав просторный и пологий трап, по которому из вертолёта начали выходить люди.

Ещё в воздухе Адам попросил пилота посадить транспортник как можно ближе от входа в лабиринт и таким образом, чтобы участникам экспедиции было удобно выносить оборудование и прятать его в коридорах каменного убежища.  Решение разместить людей в лабиринте, было принято ещё в процессе подготовки к экспедиции и именно благодаря этому многие сотрудники согласились принять участие в изыскательских работах. Жить в тесных и запутанных проходах было не очень удобно, но зато достаточно безопасно.

 

Начальник экспедиции спустился по трапу и, отойдя от вертолёта на некоторое расстояние, огляделся. Картина, которую он увидел, произвела на него довольно удручающее впечатление. От прежних раскопок не осталось и следа, словно бы и не было тех нескольких месяцев напряжённого труда многих людей.

«Нужно начинать всё с нуля,- думал археолог, глядя на безжизненное море красно-бурого песка.- Правда, Дэвид говорил, что пришлёт какую-то необычную машину для сортировки породы. Что же, посмотрим, на что она годится. Но если здесь вновь появится ураган, то Бернару придётся отказаться от дальнейших поисков в этом районе».

Освободившись от груза, вертолёт поднялся в воздух и улетел за следующей партией, а оставшиеся на краю пустыни люди, начали благоустраивать своё временное жилище.

 

Запустив передвижную электростанцию, они провели в ближайшие коридоры и тупики освещение, а затем развесили на стенах таблички-указатели, чтобы облегчить себе ориентацию в пространстве. Адам лично перегородил красными лентами те ходы, в которые запрещено было заходить, предупредив всех об ответственности за нарушение этого правила.

Весь первый день прошёл в организационных заботах, и как бы ни хотелось Адаму заглянуть в тайную часовню, он всё-таки решил немного выждать хотя бы для того, чтобы определить, кто из участников экспедиции приставлен к нему в качестве агента Корвелла. Но этот вопрос разрешился уже на следующее утро.

При расчистке территории у входа в лабиринт, заместитель Адама по хозяйственной части, который руководил этой работой, «нашёл» большой гранёный рубин. Необычная находка произвела настоящий фурор среди членов поисковой группы и заметно воодушевила всех изыскателей.

Адам поначалу был тоже страшно удивлён и даже обескуражен такой «находкой» и поэтому его реакция и выражение лица были вполне естественны для окружающих, но думал он в этот момент вовсе не о камне.

«Бернар хочет убедить меня в том, что человек, укравший у него настоящий рубин, был в лабиринте незадолго до нашего прибытия и искал недостающую часть неизвестной композиции. Если бы я действительно спрятал здесь статуэтку, то сейчас, конечно,  первым моим желанием было бы немедленно проверить свой тайник.  Расчет, в общем-то, верный и по замыслу Бернара (или Борка), имея у себя рубин, я должен в ближайшее время привести его агентов в нужное место. В таком случае, чтобы подтвердить свою легенду, мне придётся ещё несколько дней побыть на виду у всех».

Адам уже не сомневался в том, что фигурка со священным шаром находится в тайной комнате с алтарём. Сегодня рано утром археолог выходил из лабиринта и ровно в пять часов утра вновь увидел в скалах вспышку света. Этот знак очень обрадовал Адама, но желание посмотреть хотя бы ещё один раз на Нарфея от этого ничуть не уменьшилось. Находка фальшивого рубина всего лишь внесла небольшую поправку в планы археолога.

— Положите его в сейф,- возвращая «драгоценный камень» своему заместителю, сказал Адам.- Ключи есть только у меня и у вас, поэтому  мы с вами несём одинаковую ответственность за сохранность этой находки. Такая ценная вещь не должна долго находиться в лагере и при первой же возможности её нужно переправить в столицу.

Огромный рубин сказочной красоты действительно взбудоражил всех участников экспедиции. Кто-то выдвинул версию, согласно которой ураган, бушевавший в этом районе, принёс сюда старинный клад и разбросал драгоценности по всей территории. По другой версии смерч не принёс, а просто раскопал сокровищницу и сейчас именно в воронках нужно искать остатки старинного клада.

Адам с лёгкой усмешкой слушал эти разговоры, лишний раз, убеждаясь в том, как, в общем-то, легко ввести людей в заблуждение.

«Бернару не удалось обмануть меня, зато как быстро он поднял боевой дух всех членов экспедиции, почти всех,- с улыбкой думал Адам.- Если бы эта командировка не была для меня последней, то я обязательно взял бы на вооружение такой приём».

 

Новая поисковая машина, о которой говорил Дэвид, была похожа на большого блестящего жука. Она медленно и неустанно ползала в обозначенном районе, снимая слой за слоем песчаный грунт и сортируя его на различные фракции. «Скарабей» (так называлась эта модель) быстро расчистил каменную дорожку, проложенную от стелы до входа в лабиринт, а затем обнаружил и большой тракт, тоже мощёный плоским камнем и уходящий вглубь пустыни. Все понимали, что продвигаясь по этой дороге, люди непременно должны были обнаружить какое-то старинное поселение, а возможно даже и большой город. Но после консультации с Корвеллом, было принято решение не углубляться в пустыню, а обозначить эти поиски вторым этапом изыскательских работ. «Скарабей» вернулся к лабиринту и продолжил раскопки в районе скалистой гряды.

Адам незаметно, но очень внимательно следил за поведением своего заместителя и к концу пятого дня решил, что агент Бернара уже достаточно расслабился и можно, наконец, навестить тайную комнату.

 

Вечером перед сном археолог достал заранее приготовленное снотворное и растворил его в большом графине с водой. Адам уже заметил, что его сосед часто пьёт воду из этого графина. Но поскольку все спали в коридорах лабиринта, то любой проходящий мимо изыскатель тоже мог налить себе воды из графина, постоянно стоявшего на походном столике у стены.

«Чем больше людей будет крепко спать этой ночью, тем меньше вероятность того, что кто-нибудь станет за мной следить»,- решил Адам.

Благодаря молитве Нарфея, археолог умел моментально засыпать и просыпаться точно в назначенное время.

 

Когда на циферблате его наручных часов стрелки обозначили четыре часа утра, глаза Адама внезапно открылись, словно бы он вовсе и не спал, а притворялся, имитируя крепкий сон.

В тёмном коридоре стояла тишина, прерываемая лишь сонным сопением ближайших соседей. Даже единственный пёс, лежавший под раскладушкой своего хозяина, во сне тихо скулил и подёргивал всеми четырьмя лапами.

Стараясь не скрипеть кроватью, Адам поднялся, обулся в спортивные туфли с мягкой подошвой и стал осторожно продвигаться по коридору к месту, огороженному красными лентами. Зайдя за ограждение, археолог остановился и три минуты стоял, прислушиваясь к тишине лабиринта. Убедившись, что за ними никто не следит, он включил карманный фонарик и поспешил к нужному тупику.

Недавнее землетрясение частично разрушило кладку, и в некоторых местах пол коридора был завален камнями. Двигаться приходилось медленно и осторожно, но всё-таки к пяти часам Адам уже стоял перед заветной дверью.

Когда камень-кнопка высветилась в стене, археолог быстро нажал на неё, но булыжник и не думал утопать в кладку. Адам снова и снова яростно давил на камень, толкал обеими руками стену и вновь возвращался к кнопке, но всё безрезультатно.

«Неужели землетрясение нарушило механизм?»- гадал археолог, прислонившись спиной к секретной двери.- Что же делать?»

И вдруг он вспомнил о своём перстне. Покрутив его на пальце и сжав в кулаке, Адам пожелал стать невидимым. Затем он приложил ладонь с перстнем к стене и осветил это место фонарём. За каменной преградой сразу стали видны ступени винтовой лестницы.  Археолог начал водить ладонью по углам тупика, желая найти механизм замка, и вскоре обнаружил его.

Внимательно рассмотрев и изучив действие тайного механизма, Адам понял, что кто-то намеренно застопорил его подвижные части.

«Монахи Нарфея,- догадался он.- Они пришли сюда по туннелю из пустыни и заблокировали секретный вход, чтобы больше никто из людей не смог проникнуть в комнату с алтарём».

 

Время шло, но Адам никак не мог заставить себя вернуться в лагерь, ни с чем. Он стоял у каменной преграды и смотрел на винтовую лестницу. Благодаря прозрачности камней, ему казалось, что нужно сделать всего один шаг, и он окажется на площадке. Но невидимая стена непреодолимой преградой стояла на его пути.

«Что делать? Что делать?- лихорадочно думал Адам.- Мне бы только один раз взглянуть на статуэтку и своими глазами убедиться в том, что она снова стоит на алтаре. Всего один раз, и клянусь, что я больше никогда не нарушу покой тайной часовни».

Перстень тотчас вспыхнул красным цветом, сам два раза развернулся на пальце, и ладонь правой руки сжалась в кулак. Невидимость исчезла, а вслед за этим внезапный озноб и холодок моментально окутали всё тело археолога. Адам всё так же стоял лицом к закрытой двери, но уже не видел ступени лестницы.

«Что бы это могло означать?»- гадал он, чувствуя себя так, как будто бы зимой выбежал нагишом на заснеженную улицу.

Адам осветил своё тело фонарём, но ничего не обнаружив, стал рассматривать секретную дверь. Каменная кладка по-прежнему стояла у него на пути и никаких видимых изменений с ней не произошло. Археолог тяжело вздохнул и решил в последний раз толкнуть дверь рукой, но его ладонь, не почувствовав сопротивления, провалилась внутрь стены. Адам в ужасе отдёрнул руку назад.

«Это невозможно! Этого просто не может быть!»- стучала в его мозгу возбуждённая мысль, но рука уже снова тянулась к стене.

Адам погрузил в стену сначала одну руку, затем вторую и вдруг решившись и зажмурив глаза, отчаянно шагнул вперёд. Остановившись и открыв глаза, археолог увидел, что он стоит на площадке винтовой лестницы, а каменная преграда целая и невредимая осталась за его спиной. Сердце Адама так учащённо билось, что он даже не ощущал того холода, который окутал его тело. Посмотрев на перстень, археолог увидел светящуюся блеклым серым цветом монограмму.

«Невероятно!- думал он, глядя на узор печатки.- Такое бывает только в сказках…. А может быть,  все эти старые истории вовсе и не были сказками…? Интересно, как Зара отреагирует на такой фокус?»

Он вдруг громко засмеялся, представив себе удивлённое лицо жены.

«Нет, пожалуй, не стоит этого делать. Она уже и без того считает меня колдуном».

И словно бы в ответ на эту мысль, монограмма перстня слабо мигнула.

«Неужели, он читает мои мысли?- ахнул Адам.- А впрочем, я ведь все свои желания загадывал мысленно, значит, перстень действительно знает, о чём я думаю».

И снова узор монограммы на мгновение стал ярче, а затем перстень провернулся на пальце, спрятался в кулаке и холодок, окружавший тело археолога, мгновенно исчез.

«Мне пора идти,- спохватился Адам и посмотрел на часы.- До шести часов осталось всего две минуты».

Археолог стал быстро подниматься по винтовой лестнице и вскоре оказался в тайной комнате Нарфея. На каменном алтаре, как и в прошлый раз, стояла фигурка бога, державшего в своих руках священный шар. Адам замер в благоговейном восхищении и в этот момент яркий луч Иризо проник в часовню, наполнив рубиновый шарик своей энергией.

 

Зачарованный археолог неподвижно стоял у стены, наблюдая за процессом передачи и преобразования энергии. Два ослепительных луча ушли в боковые стены и в комнате вновь воцарился мягкий полумрак.

Адам не решался приблизиться к Нарфею. Он всё ещё винил себя за тот опрометчивый поступок, из-за которого погибли люди и сейчас очень жалел о том, что это не он вернул статуэтку на своё законное место.

Постояв ещё немного, археолог стал медленно спускаться по лестнице, не в силах оторвать взгляд от Нарфея. Задержавшись на мгновение, Адам вздохнул, понимая, что видит фигурку бога в последний раз, а затем решительно поспешил вниз.

У потайной двери археолог вдруг резко остановился и прислушался. За каменной перегородкой явственно слышался собачий лай.

«Пёс привёл сюда агента по моим следам,- догадался Адам.- Мне нужно было усыпить и собаку».

Он снял с левой ноги туфлю и, обнюхав подошву, ощутил достаточно сильный и резкий запах какого-то вещества.

«Мой соглядатай, наверное, каждую ночь мазал мою обувь этой мазью,- усмехнулся Адам.- И что же мне теперь делать? Ждать, пока они отсюда не уйдут? Через час проснётся весь лагерь и нужно проводить перекличку, а оба руководителя пропали вместе с собакой».

 

Археолог сел на ступеньку лестницы и задумался. Спускаться вниз не имело никакого смысла. Может быть, где-то и существовал выход из туннеля на поверхность, но он вполне мог находиться за многие километры от лабиринта. Проходить сквозь стену на виду у агента — выходка крайне рискованная, потому что неизвестно было, как поведёт себя этот человек в такой ситуации. Может он испугается, и будет молчать. А может быть, расскажет Корвеллу всё как есть. Тупик начнут проверять, обнаружат за стеной пустоту и снова статуэтка может оказаться в чужих и невежественных руках.

Собачий лай прекратился и несколько минут Адам напряжённо вслушивался в наступившую тишину.  Но стоило лишь археологу подняться и подойти к двери, чуткий слух собаки уловил звук его шагов и пёс залаял сильнее прежнего.

«Нужно найти соседний коридор»,- решил Адам.

Он включил невидимость и стал просвечивать левую стену тупика. Поднявшись по лестнице на две ступени, археолог обнаружил смежный коридор. Внимательно изучив предполагаемый маршрут и выбрав наиболее удобную точку для начала пути, Адам включил прохождение сквозь стену и, вновь зажмурив глаза, шагнул вперёд.

Четыре осторожных и неуверенных шага археолога, чуть было не закончились его падением в соседнем проходе, так как уровень пола здесь оказался несколько ниже, чем в тупике. С трудом удержав равновесие, Адам открыл глаза, включил фонарь и огляделся.

«Тело сквозь камень проходит, а подошвы ног всё равно опираются на твёрдую поверхность,- удивлённо подумал археолог.- А если бы я сейчас упал и провалился вниз головой? Неужели бы я остался висеть в скале вверх ногами? Или в этом случае у меня появилась бы какая-то другая точка опоры?»

Но проводить какие-либо эксперименты на эту тему, у Адама не было особого желания, тем более что до переклички осталось всего полчаса. Он быстро вернул себя в нормальное состояние и, задержавшись на минуту, чтобы вспомнить расположение этого коридора, поспешил вернуться в лагерь.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s