Книга вторая. Глава 22


«Пожалел бы кошку-то,- проворчал Барсик.- Она же не привыкла бегать так долго и так быстро».

Герон резко сбавил темп, пробежал по инерции ещё метров десять и остановился, оглянувшись на Кору. Пантера бежала из последних сил. Движения её были вялы и неуверенны, а длинные и грациозные прыжки сменились на усталую трусцу.

«Она всю свою жизнь провела в городской квартире и тесной клетке зоопарка,- заметил Барсик.- И ей ещё никогда не приходилось кого-то догонять».

Журналист опустился на мягкий ковёр прошлогодней хвои и прислонился спиной к  стволу большого дерева. Кора добежала до Герона и в изнеможении упала рядом с ним, положив морду на передние лапы. Она часто и тяжело дышала, высунув ленту красного языка, а её бока раздувались, словно кузнечные меха.

 

— Замотал я тебя совсем,- сказал Герон, потрепав пантеру за загривок.- Но такие уж у природы законы — за свою жизнь и свободу всегда приходится бороться. Сейчас мы немного отдохнём, но долго разлёживаться нам тоже нельзя.

Кора посмотрела на журналиста, вслушиваясь в звуки его голоса, а затем подползла ближе и положила свою голову к нему на колени.

«Можете не торопиться,- объявил вдруг Барсик.- За вами никто не гонится».

«А кинолог с собакой?»- удивился Герон.

«Пёс наколол лапу длинной колючкой и сейчас, наверное, ковыляет на трёх лапах»,- объяснил ему Барсик-Яфру.

«Твоя работа?»- прищурился журналист.

«А что было делать?- развёл лапами Барсик.- Беглец из Коры неважный, да она и без того потратила много усилий для того, чтобы сбежать из зоопарка.  Ты мне лучше скажи, что собираешься делать дальше и есть ли смысл вести Кору в твою квартиру?»

Журналист задумался.

«Ты хочешь сказать, что погоня в любом случае продолжается и спасатели, узнав мой адрес, придут ко мне вместе с полицией?»- спросил Герон.

«Совершенно верно,- подтвердил  зеленый бог.- Ты же увёл, а попросту украл пантеру. Самовольное присвоение чужой собственности — и есть воровство. Спасатели, конечно же, поняли, кого искали полицейские агенты, которые бегали вместе с ними по парку. А полиции твой адрес узнавать и не нужно — она днюет и ночует под окнами твоей квартиры. Сейчас все зависит от того, кто из полицейских чинов будет принимать решение относительно твоей последней выходки. Твоя квартира может оказаться прекрасной западнёй, а неподчинение представителям власти, добавит тебе ещё одну статью уголовного кодекса. Не слишком ли много козырей ты даёшь в руки Борку?»

«Нужно срочно договориться с Римасом о передаче мне Коры на законных основаниях»,- подумал журналист.

«Правильно,- согласился с ним Барсик.- И только поле этого ты можешь снова появиться в поле зрения наших сыщиков. А Римас должен срочно расторгнуть договор с зоопарком, на основании плохих условий содержания пантеры. После телевизионного репортажа, сделать это будет достаточно легко».

«Значит, как минимум сутки мы с Корой должны скрываться, как от спасателей, так и от полиции,- вздохнул Герон.- И где мы будем прятаться?»

«Сначала позвони Римасу, а потом начнём думать обо всём остальном»,- предложил Барсик-Яфру.

 

Журналист достал мобильный телефон и в течение десяти минут они с Римасом разрабатывали план будущих действий.

 

«Нам пора,- шепнул Герону бог в маске.- Полицейские агенты появились в поле моего зрения».

«Сколько их?»- поинтересовался журналист.

«Двое и у обоих АКС. Они идут не прямо по следу, но двигаются всё же, в правильном направлении».

— Кора, подъём,- тихо сказал Герон, легонько похлопав пантеру по спине.

«Нам нужно изменить маршрут,- предложил Барсик.- Шоссе уже близко и там нас наверняка поджидают другие агенты».

«Куда же мы пойдем?»- спросил его журналист.

«В трёх километрах отсюда, почти на границе парка, есть вход в старую штольню. Когда-то в этих местах добывали различные руды. В окрестностях города и под самой столицей полно шахт, подземных проходов и катакомб».

«Там, наверное, темно и сыро»,- поморщился журналист.

«У тебя есть на примете более комфортное место?- усмехнулся Барсик-Яфру.- Темнота нам всем не помеха, а найти в катакомбах сухое и уютное место — не такая уж и большая проблема».

«Тогда, командор, веди нас вперёд,- согласился Герон.- А в этих подземельях мутанты случайно не живут?»

«Этого я не знаю,- признался бог в маске.- Меня всегда мало интересовала жизнь подземелий. Я был здесь всего несколько раз, да и то лишь на верхних ярусах».

«Бог ты мой,- удивился журналист,- они ещё и многоэтажные».

Он поднялся на ноги и, призывно махнув рукой Коре, быстро пошёл по лесу, изменив направление движения почти на девяносто градусов.

 

На пути к старым шахтам, Герону несколько раз попадались широкие ручьи, и он долго брёл по ним, стараясь запутать следы. Один из таких ручьёв и привёл его к холму из больших валунов, похожему на тот, на котором они недавно встретились с Корой.

 

«Вот незадача!- крякнул Барсик, осмотрев скальные обломки.- Большой камень завалил вход. Силёнок яфрида явно недостаточно, так что включай способности Нарфея».

«Ох, и хитрец же ты,- усмехнулась тайная мысль Герона, думая о Яфру.- Ты и эту ситуацию хочешь использовать для того, чтобы посмотреть на работу скрытого потенциала. А откуда будешь подглядывать? Из области общего сознания…? Глядя зрением Нарфея, я задействую его тайную энергию, которую Яфру не видит, но при этом я совсем не напрягаю своё тело. А сейчас мне нужно будет вместе со скрытым потенциалом применить и силу мышц. Ну, а вдруг мой зелёный друг уже придумал, как определить моё убежище в такой ситуации…? Нужно срочно закрыть это зелёное пятно в моей душе».

Тайная мысль журналиста уже научилась управлять оболочкой сознания, находясь в своём чулане, и поэтому она моментально спряталась в тайник и напряглась, пытаясь накинуть на пятно общего сознания, ширму из своей энергии. Зелёное пятно стало быстро светлеть и вскоре исчезло совсем под покрывалом голубой энергии.

«Вот так будет надёжнее»,- подумал Герон и закрыл глаза.

Он настроил своё сознание и без труда отодвинул валун, освободив полуразрушенный проход в штольню.

Яфру промолчал, ограничившись лишь едва заметным, задумчивым вздохом.

 

Осторожно ступая по россыпи каменных обломков, беглецы вошли в заброшенную шахту.

«А камешек всё-таки поставь на место,- посоветовал журналисту бог в маске.- Так будет надёжнее».

«Постой,- вдруг спохватился Герон.- Я же должен сказать Симону, чтобы он не ждал меня сегодня в редакции. Под землёй телефон уже не сможет работать, а редактор наш очень любопытный и впечатлительный. От моего молчания, через сутки его возмущению не будет предела, и мне снова придётся выслушивать монолог о моей умственной неполноценности».

«Можешь позвонить сейчас, но не забывай, что по нашему следу идут два сыщика с АКС,- сказал Барсик-Яфру.- А Симону ты можешь позвонить и позже. Нам в любом случае придётся искать выход в город. Кора скоро проголодается, да и мы, я думаю, не станем отказываться от лёгкого ужина».

«Ты думаешь, что катакомбы имеют выход в жилой части города?»

«Не думаю, а знаю,- поправил журналиста бог в маске.- И таких выходов достаточно много».

«Почему же о них никому ничего не известно?»-  удивился Герон.

«Кому положено знать, тому всё известно,- усмехнулся Барсик.- В церковной службе безопасности существует целый отряд, который блокирует всю информацию о катакомбах и держит под постоянным контролем все известные им входы в подземный мир».

«Подземный мир?- ещё больше удивился журналист.- Уж не означают ли твои слова то, что в подземельях кто-то живёт?»

«Гера, жизнь есть везде, куда бы ты ни заглянул,- снисходительным тоном ответил ему бог в маске.- А ещё она есть там, куда ты, и заглянуть не можешь, в силу своих ограниченных возможностей».

«Ну, вот опять намёк на мою неполноценность»,- проворчал Герон.

«Я не имел в виду твои умственные способности,- захохотал Барсик-Яфру.- Зрение человека, яфрида и даже внутреннее зрение Нарфея не в состоянии увидеть и распознать окружающий мир во всём его многообразии. Например, даже астральное зрение, которым ты совсем недавно научился пользоваться, позволяет тебе увидеть лишь некоторые энергетические создания. Да, что там говорить? Даже я, как бог, и то не могу увидеть всё и всех во Вселенной. Правда, сейчас, учитывая мою новую способность, у меня появилась прекрасная возможность расширить свой «кругозор». Надев на себя новую маску, я мгновенно начинаю видеть мир глазами этого энергетического создания. Зрение же человека, способно увидеть лишь пять процентов из всего, что происходит вокруг».

«Слепой, глухой, немой оттого и тупой»,- подвёл итог журналист.

«Человечество живёт, растёт и на каждом следующем этапе своего развития рождается заново. Относительно среднестатистического жителя планеты ты уже вырос и закончил своё существование, перейдя на другую фазу развития. Относительно же меня, ты ещё не родился и даже неизвестно, когда это с тобой произойдёт…. Но, что мы здесь стоим и болтаем? Не пора ли нам двигаться и заняться нашими текущими проблемами?»

«Ты мне чуть ли не каждый день рассказываешь такие вещи, от которых я начинаю чувствовать себя пещерным человеком, попавшим в век атомной и плазменной технологии»,- признался Герон.

Он установил валун на прежнее место и, не выключая зрения Нарфея, пошёл по проходу, спускаясь всё глубже под землю. Кора осторожно шла за ним, старательно выбирая место, куда бы можно было поставить лапу.

 

Россыпь камней, поначалу мешавшая нормально передвигаться, внезапно закончилась, и беглецы зашагали веселее, с интересом разглядывая извилистые коридоры подземного лабиринта.

Вскоре они вошли в просторное помещение с низким потолком, которое имело сразу несколько выходов. Журналист остановился в центре зала и осмотрелся.

 

«А теперь куда?- подумал он.- Барсик, у тебя есть схема этого участка подземелья?»

«Нет,- ответил тот.- В библиотеке я не нашёл карты подземного мира. Если кто-то из людей и составил схему этих переходов, то она хранится где-то в другом месте и в ней есть описание только небольшой верхней части катакомб».

«Да мы ведь можем и заблудиться,- встревожился журналист.- Вот в какую сторону нам теперь идти?»

«Не забывай, что у тебя теперь есть обоняние яфрида и пантеры,- напомнил ему многоликий бог.- Движение воздуха должно подсказать тебе правильный путь».

 

Герон обошел, все выходы и тщательно их обнюхал, отмечая не только индивидуальность запаха, но и то, с какой скоростью и в каком направлении тот движется.

 

«Вот в этом коридоре воздух более свеж, чем в остальных,- подумал журналист, остановившись у одного выхода.- И в нём чувствуется запах, то ли машинного масла, то ли какой-то другой смазки».

«Значит, туда и пойдём,- предложил Барсик.- Смазка — продукт жизнедеятельности человека и, следовательно, двигаясь в этом направлении, мы должны выйти к людям».

«А другие коридоры куда ведут?- поинтересовался Герон.- Их запахи мне ничего не говорят».

«Куда-нибудь, да ведут,- засмеялся бог в маске.- Например, в одном из них я ощутил запах подземных созданий Гунар-Нома».

«Гунар-Ном?- задумался журналист, припоминая это имя.- Это его перстень красовался на пальце Адама?»

«Верно,- подтвердил Барсик.- А существа, которых он создал, называют себя гномами. Внешне они выглядят как люди, только очень маленького роста».

«В старых сказках их описывают, как волшебников,- вспомнил Герон.- Это правда?»

«Если тебя сейчас переместить во времени на несколько тысячелетий назад в какое-нибудь туземное племя, то, щёлкнув своей зажигалкой перед лицами аборигенов, ты мгновенно становишься в их глазах магом и волшебником, а возможно даже и богом,- улыбнулся многоликий бог.- Занбар тебе уже говорил, что в мире нет ничего невозможного. Ты до сих пор не можешь в это поверить?»

«Не могу,- признался журналист.- Ну, не укладывается такая ситуация в моей голове. Неужели человек не в состоянии придумать того, чего не может быть?»

«Мозг человека ничего не придумывает,- вздохнул Барсик-Яфру.- Он всего лишь вспоминает ту информацию, которая хранится в генной комбинации организма. Всё новое — это хорошо забытое старое, а всё старое — это ещё не осознанное и не понятое новое. Пойдём дальше, неверующий, а то Кора решила, что мы остановились здесь на отдых».

Пантера, действительно, уже легла на пол и даже прикрыла свои жёлтые глаза, положив голову на передние лапы.

«На её долю сегодня выпало немало испытаний и открытий,- подумал Герон, глядя на уставшую чёрную кошку.- Немудрено, что она при первом же удобном случае пытается уснуть».

«Сейчас решим все наши проблемы, а потом пусть спит хоть до завтрашнего утра»,- с улыбкой глядя на Кору, ответил Барсик.

— Кора, догоняй,- бодрым голосом крикнул журналист и быстро зашагал в нужном направлении.

Пантера очнулась, повернула голову в сторону голоса и несколько секунд смотрела в спину удалявшемуся «котёнку». Затем резко подскочила и бросилась догонять Герона.

 

Коридоры сходились и расходились в разные стороны, пересекались и петляли, опускаясь то ниже, то выше, но запах смазки, краски и металла, который становился всё отчётливей, говорил беглецам, что они на верном пути.

Наконец, журналист услышал и стук вагонных колёс. Достигнув конца коридора, человек и пантера остановились у прямоугольной металлической решетки. Сквозь её прутья был виден конец тоннеля и станция метро, находившаяся на окраине столицы. Прочитав название станции, журналист быстро сориентировался и понял, что они пошли под землёй больше пяти километров.

 

» Пять по прямой,- поправил его бог в маске,- а мы петляли, словно зайцы, так что смело умножай это расстояние на два».

«Послушай, Барсик,- со смехом подумал Герон,- а яфриды вообще когда-нибудь устают?»

Журналист совершенно не чувствовал усталости и готов был шагать или бежать ещё сколько угодно.

«Ты весишь, чуть ли не в десять раз меньше, чем настоящий яфрид, а сила и выносливость у тебя такие же, как и у него,- объяснил ему Яфру.- Муравей может поднять и тащить груз, по тяжести превышающий  его собственный вес в десятки раз, а слон не может поднять и половины своего веса. Так кто из них сильней и выносливей?»

«А энергия пантеры усилила мою ловкость и скорость реакции,- добавил Герон.- Ты создал из меня удивительное существо».

Мимо решетки прогрохотали вагоны поезда и, прокатившись ещё сотню метров, состав остановился у платформы.

«Недалеко от этой станции есть магазин, в котором мы можем купить всё, что нам нужно,- подумал журналист.- Но как быть с Корой? Идти с ней в магазин нельзя, а оставить её здесь одну — слишком рискованно. Она может уйти в катакомбы и затеряться там навсегда. Что скажешь?»

«У этой проблемы есть много решений, но мы, пожалуй, выберем самое простое,- ответил Барсик.- Недавно мы прошли мимо маленького и уютного тупичка. Давай именно в нем, и устроим своё логово. Сейчас вернёмся туда, сядем отдохнуть, а когда Кора уснёт, то потихоньку уйдём. На вход в тупик я наложу заклинание, и до нашего прихода кошка уже не сможет оттуда выйти, даже если проснётся и пойдёт тебя искать».

«Замечательно,- обрадовался Герон.- Так и сделаем».

 

Вся операция заняла не больше получаса и, вскоре журналист уже опять стоял перед решеткой выхода.

«Придётся ломать»,- подумал Герон, обнаружив, что дверь заперта на замок.

«Почему же обязательно ломать?- поморщился Барсик-Яфру.- Неужели нельзя всё сделать аккуратно и не оставляя после себя следов разрушения и хаоса?»

«Как?»

«Присядь, а я покажу тебе, как это делается»,- вздохнул бог в маске.

Герон сел на пол, прислонился спиной к стене и закрыл глаза.

Его тайная мысль увидела, как две души покинули тело и просочились в коробку замка. Яфру оттянул стопор и одним движением задвинул пластину запора обратно в замок.

«Вот и всё,- довольным и небрежным тоном произнёс многоликий бог, после того, как обе души вернулись в тело журналиста.- Только ловкость рук и никакого насилия».

«Ты, наверное, забыл, что у меня нет ещё ни рук, ни ног?- усмехнулся Герон.- Родилась только моя голова, которая видит, слышит, разговаривает и ощущает запахи. Процесс рождения ещё не закончен, а ты уже посылаешь младенца открыть тебе входную дверь!»

«Да…? Хм…?- задумался Барсик-Яфру.- Но ты ведь можешь с помощью мысли двигать большие валуны. А почему не в силах оттянуть обратно язычок замка?»

«Камни я двигаю хоть и мысленно, но с помощью своего физического тела. А перемещать предметы одной лишь силой мысли я не умею».

«Ах, вот в чём дело,- понял многоликий бог.- Как же я забыл о скрытом потенциале Нарфея? Кажется, я начинаю понимать, в чём состоит его секрет. Твой бог сумел спаять воедино особенности астральной души и возможности физического тела. Похожую операцию он произвёл и с нами и именно в тот момент, когда твоя душа не покидала своего тела…. Поэтому я начинаю склоняться к мысли, что наше соединение не было случайным».

«Опять божественные интриги?- вздохнул Герон.

«Борьба и соперничество не бывают без интриг,- заметил Яфру.- Сила плюс хитрость — абсолютная гарантия победы и возможность долго удерживать звание победителя».

«Давай спустимся с небес на землю и обратим внимание на мою скромную персону,- предложил ему журналист.- Что нужно сделать для того, чтобы научиться перемещать предметы с помощью одной только силы мысли?»

«Всё зависит от частоты, интенсивности и силы звучания твоей мысли,- начал объяснять многоликий бог.- Я создал в твоей душе камертоны зрения, слуха, голоса и обоняния и ты уже знаешь, что всё имеет свой цвет, запах и частоту звучания. Монахи Нарфея настраивают своё сознание при помощи заклинаний, потому что их душа в этот момент находится в теле. Душа в астрале бесплотна и поэтому должна иметь в себе камертон, который настроит её на нужную частоту. Сейчас я начну перемещать предметы, а ты запоминай всё — звук, цвет, частоту, запах и вкус. Если ты всё это запомнишь и сумеешь повторить, то тогда будешь иметь в своём сознании нужный камертон. Понял?»

«Вроде бы, да,- неуверенно ответил Герон.- Давай попробуем».

Две души вновь покинули тело журналиста и зависли у решетки. Мысль Герона прильнула к области общего сознания и замерла, стараясь запомнить всё, что она сейчас видит, слышит и ощущает.

 

Яфру толкнул решетку, и она тотчас распахнулась, затем зелёный бог вновь закрыл её и, поковырявшись в замке, запер его на «ключ». Для более полной демонстрации «учитель» поднял в воздух несколько мелких камешков и стал ими жонглировать.

 

«Запомнил?»- спросил он журналиста после того, как бросил камни на пол.

«Да»,- задержавшись на несколько мгновений, ответил Герон, пытаясь мысленно собрать свои ощущения в единую картину.

«Тогда повтори всё, что я сейчас делал»,- предложил ему Барсик-Яфру.

Душа журналиста просочилась в замочную скважину и, настроившись на нужное состояние, отодвинула назад затвор. Упражнение с решеткой Герон выполнил уже более уверенно, а вот с жонглированием у него ничего не получилось. Он смог поднять в воздух все камни, но когда мысль подбрасывала вверх один из них, то остальные тотчас падали на землю. Душа Яфру с улыбкой и лёгкой усмешкой наблюдала за действиями неуклюжего «жонглёра».

«Это урок на деление сознания,- признался бог в маске.- Прежде, чем начать жонглировать камнями, ты должен разделить своё сознание на нужное количество частей. И каждую из них настроить на ту частоту, которая в данный момент необходима. Искусство телекинеза многогранно и не ограничивается одними простыми понятиями — «тянуть» и «толкать». Случаются ситуации, в которых приходится совершать одновременно много различных и порой даже противоположных действий».

«Младенец ещё не научился правильно держать ложку, а ты ему уже и нож с вилкой подсунул,- засмеялся Герон.- Да ещё и требуешь, чтобы он отрезал кусочек бифштекса и аккуратно положил его себе в рот. Ты кого из меня хочешь вырастить? Вундеркинда?»

«Да,- ответил многоликий бог.- Именно этого я и добиваюсь. Старайся стремиться к невозможному, и тогда на мелкие препятствия ты просто перестанешь обращать своё внимание».

«Опять подвох,- взволновалась тайная мысль.- Яфру делит своё сознание, создавая в нём отдельные «комнаты» для каждой новой мысли.  Монахи Нарфея  делают это с помощью скрытого потенциала, а все прочие пользуются заклинаниями. Причём, одно заклинание соответствует какому-нибудь одному действию. Значит, мой зелёный друг хочет посмотреть на процесс деления моего сознания, надеясь обнаружить при этом скрытый потенциал…. А не пойти ли нам другим путём?»

 

Тайная мысль снова принялась манипулировать оболочкой своего сознания, но в этот раз решила не закрывать зелёное пятно.  Душа Герона завибрировала, напряглась и из неё к камням протянулись две руки. Но поскольку энергия скрытого потенциала была невидима, то создавалось впечатление, что руками никто не управляет.

«Руки» подняли камушки с земли и, подержав их некоторое время в воздухе, вдруг начали ловко перебрасывать камни с ладони на ладонь.

 

«Кайган  муть задрыглый, байдар ему в хрясло!!- вскричал поражённый и обескураженный бог.- Это что ещё за фокусы!?»

«Ловкость рук и никакого мошенничества»,- ответила тайная мысль Герона, бросив камни и незаметно вынырнув из тайника.

«Какая ловкость рук?- возмутился бог в маске.- Ты — энергетический иллюзионист! Как можно производить совершенно противоположные действия и при этом даже не пытаться делить своё сознание…? Да, что там говорить о каком-то делении, если в твоей душе и делить-то было нечего!?»

«Так, так,- подумала тайная мысль.- Значит, мой зелёный друг всё-таки подглядывает за мной. Но каким образом…? Нужно срочно изучить область общего сознания».

«Да откуда я знаю, как?- ответил Герон.- Ты сказал мне это сделать — я сделал. А уж что получилось, то и получилось».

Многоликий бог шумно вздохнул, задумался и вдруг громко расхохотался.

«Вот уж не думал, что когда-нибудь человеческое создание сможет меня чем-то удивить,- закончив смеяться, сказал Барсик-Яфру.- Действительно, век живи — век учись».

 

Обе души вернулись в обмякшее тело и журналист открыл глаза, но вставать на ноги не торопился. Усталость души сразу отразилась на мышцах тела, и Герон сейчас чувствовал себя так, словно целый день таскал  и поднимал мешки с песком. И хоть энергия Яфру постоянно его подпитывала, но он, наверное, ещё не мог освоить такое большое количество чужой энергии за короткий срок.

«Ишь как проголодался,- усмехнулся бог яфридов.- Словно помпой энергию качаешь. Вот тебе ещё один урок: опасайся перенапряжения и не возвращайся в тело, не выровняв своё сознание до спокойного состояния. Твоё сознание может поднять в воздух даже железнодорожный состав, но тело не способно выдержать такую нагрузку. Впрочем, учитывая твой скрытый потенциал, ситуация несколько меняется. Но мне неизвестны особенности этой части сознания Нарфея и тебе придётся изучать их самостоятельно».

Герон сразу вспомнил случай со змеёй и понял, что в тот момент именно скрытый потенциал сознания спас его душу и тело от увечья, сыграв роль буфера и приняв на себя большую часть нагрузки.

«Теперь тебе известен принцип самообучения,- продолжал бог в маске,- и ты можешь самостоятельно познавать мир. Если бы у тебя сейчас была медная книга, то, прочитав однажды какое-нибудь заклинание и запомнив его частоту, ты навсегда получил бы новую способность. Но ты ещё не научился читать книги на родном языке и этот пробел нужно заполнить, как можно скорее».

«Отец научит меня читать. Я видел у него книги на нашем языке,- подумал Герон.- А вот как убедить Адама отдать нам книгу?»

«Логичнее было бы сначала научиться читать и тогда у твоего отца уже не возникло бы подозрение, что ты учишь язык исключительно для того, чтобы пользоваться книгой,- задумчиво произнёс многоликий бог.- Но, учитывая крайнюю заинтересованность Волтара, книгу у Адама нужно забирать, как можно скорее».

«Давай сегодня ночью погуляем по столице, предложил ему журналист.- Навестим Иероха, поищем квартиру Адама, да и к Фризе можно было бы заглянуть».

«Уж не собираешься ли ты влюбиться?»- прищурился Барсик-Яфру.

«Познакомься, мама, это — та девушка, в которую я планирую влюбиться,- засмеялся Герон.- Ты это имел в виду?»

«Брак по расчёту тебе не грозит,- улыбнулся в ответ Барсик.- Никто из смертных не в силах дать тебе больше того, что ты уже имеешь. Богатство, власть и слава остались в прошлой жизни, а ты только что перешёл на следующий этап своего развития. В новой жизни тебя ждут новые горизонты и новые ценности. Впрочем, особенность космического развития состоит в том, что перейдя на следующий уровень, ты имеешь возможность жить прежней жизнью и принимать в ней самое живое участие. Всё зависит лишь от твоего желания».

«Я ещё настолько молод, что не успел ни понять, ни насладиться первой своею жизнью,- заметил журналист.- Созерцание, размышления и философию оставим почтенным старцам, а мне пока ещё хочется попрыгать и побеситься. Будем считать, что новую жизнь я начал только мысленно. Кстати, я подозреваю, что этот период моего развития будет более долгим, чем предыдущий. Я прав?»

«Время — понятие и величина  относительная,- напомнил ему Барсик-Яфру.- Немного повзрослев и поняв этот закон, ты начнёшь мыслить и относиться ко всему несколько иначе. Ты отдохнул?»

«Да»,- ответил Герон и встал на ноги.

 

Он отряхнул от пыли брюки и, пропустив очередной состав, прогрохотавший мимо и остановившийся возле платформы, толкнул решетку и спрыгнул на полотно путей.

«У нас есть ровно две минуты для того, чтобы не попасть под колёса следующего поезда,- напомнил ему Барсик.- Надеюсь, ты помнишь об этом?»

«За две минуты я сумею догнать последний вагон уходящего состава,- усмехнулся журналист.- Пробежка в лесу, наконец-то, показала мне, на что я способно моё тело».

Он прикрыл решетку и направился к платформе.

 

На станции метро в этот час почти не было людей, и поэтому никто не обратил внимания на молодого парня, появившегося на железнодорожных путях неизвестно откуда.

В вестибюле журналист достал свой мобильник, но, обнаружив, что аккумулятор его аппарата разрядился, решил позвонить редактору по городскому телефону.

«Не спеши,- остановил его Барсик-Яфру.- Ты же знаешь, что телефон Симона на прослушке. Пока мы будем бродить по магазинам, на эту станцию прилетит вся команда Борка».

«Тьфу!- в сердцах сплюнул Герон.- Что же я такой невнимательный?»

«Молодой ещё,- усмехнулся бог в маске,- но это скоро пройдёт».

«Ладно,- махнул рукой журналист.- Сначала всё купим, а потом и позвоним».

 

В магазине Герон взял большую тележку и стал ходить среди стеллажей, выбирая продукты для себя и для Коры.

«Спиртное брать будем?»- спросил он у Яфру, остановившись перед полками с алкогольными напитками.

«Даже и не знаю, что тебе сказать,- вздохнул тот.- У меня такое впечатление, что я превращаюсь в трезвенника».

«Смотри,- вдруг сказал Герон, сняв с полки пузатую бутыль.- Настойка валерианового корня. Может быть, рискнём?»

«Давай,- махнул лапой Барсик.- Название, во всяком случае, обнадёживает».

 

В хозяйственном отделе, журналист приобрёл столовые приборы, большую миску для Коры и  фужер под настойку.

«Ну, вот, вроде бы отоварились,- подумал Герон, оплатив покупки на кассе и уложив всё в большую хозяйственную сумку.

«А спать ты на чём будешь,- насмешливо спросил его Барсик-Яфру.- На голом полу? Или мне действительно превратить тебя в котёнка?»

«Ох, до чего же много вещей нужно человеку,- сокрушённо покачав головой, вздохнул журналист.- Очень неудобное создание».

Два шерстяных одеяла и подушку Герон упаковал в следующую сумку, а затем направился к телефонным кабинкам, установленным у выхода из магазина.

«Вот сейчас прямо из этого магазина и позвоним Симону,- подумал он.- Пусть сыщики побегаю по отделам. Может быть, и они себе что-нибудь прикупят».

 

Герон подошёл к свободному автомату и набрал номер редактора.

— Алло,- произнёс голос Симона.

— Это Гера тебя беспокоит,- сообщил ему журналист.- Ты знаешь, Симон, у моего мобильника сел аккумулятор и я вряд ли сумею позвонить тебе до следующего утра.

— Почему до утра?- удивился редактор.- А из своей квартиры ты тоже не сможешь позвонить? Или ты не собираешься сегодня ночевать дома?

— Да, сегодня я ночую в другом месте.

— Где же это?- поинтересовался Симон.

— У подружки,- улыбнулся журналист.- И у неё, кстати, тоже нет телефона.

— Наверное, какая-нибудь бомжиха, которая живёт в подвале заброшенного дома и спит в картонной коробке от холодильника,- предположил редактор.

— Ты почти угадал,- захохотал Герон.- Хочу сообщить тебе, что задание я выполнил, но фотографии смогу принести лишь завтра. Если хочешь узнать кое-какие подробности этой истории, то советую тебе посмотреть вечерние новости. С нами бегала съёмочная группа и, я думаю, что они не упустили наиболее интересные моменты. Босс принял своё решение?

— Думает,- коротко ответил Симон.

— Ну, пусть думает,- согласился журналист.- Мне торопиться некуда. Всё, пока.

— Постой, постой,- остановил его редактор.- А ты сам-то не можешь мне объяснить хотя бы в двух словах, чем всё закончилось?

— Симон, я очень тороплюсь,- проникновенным голосом произнёс Герон.- Боюсь, что моя бомжиха будет очень волноваться, если я не приду к ней вовремя. А история ещё продолжается, поэтому ничего определённого я тебе сказать не могу.

— Лучше бы ты мне совсем не звонил,- закричал в трубку редактор.- Теперь буду мучиться до самого вечера.

— Извини, Симон, время вышло,- сказал Герон и повесил трубку телефона.

«Да, хорошо ты его  успокоил,- захохотал Барсик-Яфру.- Представляю себе состояние Симона, когда он узнает «кое-какие» подробности это истории».

«Нам пора уходить,- подумал журналист, подхватив хозяйственные сумки.- Сейчас вся команда Борка несётся сюда на всех парусах».

 

На платформе метро, Герон дождался поезда и, спрыгнув вниз, направился к входу в катакомбы.

— Стойте, туда нельзя!- услышал он вдруг за своей спиной женский крик.

Журналист обернулся и увидел девушку в форме метрополитена. Она стояла на краю платформы и отчаянно махала ему рукой, призывая уйти с путей и повернуть обратно.

— Я скоро вернусь,- пообещал ей Герон и ускорил своё движение вперёд.

 

Пронзительный свист полицейского свистка сопровождал его до самого входа в катакомбы. Едва только журналист закрыл за собой решетчатую дверь, как перед его глазами прогрохотали вагоны пассажирского поезда.

«Замок нужно бы заклинить,- посоветовал ему Барсик.- Дежурная может позвонить в полицию».

«Если Борк дойдёт до этой двери, то сломанный замок его не остановит,- вздохнул Герон.- И откуда, только взялась эта свистулька? Из-за колонны подглядывала, что ли?»

«Наверное, она приметила тебя ещё до похода в магазин,- предположил Барсик-Яфру.- И если она запомнила твоё лицо, то сыщики обязательно начнут ломиться в эту дверь».

«Может, ты наложишь на решетку своё заклинание?- предложил ему журналист.- Уж очень не хочется вскакивать среди ночи и снова убегать от погони».

«Хорошо,- согласился бог в маске.- На одну ночь можно и заслон поставить. Я закрою решетку снаружи экраном, чтобы ремонтники не смогли её перепилить или разрезать автогеном. Скоро наступит час пик, и полиция вряд ли решится перекрыть движение поездов на этом участке. Зато ночью у них появится возможность трудиться над этой решеткой до самого утра».

Журналист поднял сумки и пошёл по коридору, направляясь в своё «логово». Кора спала, но вскочила на ноги, едва только услышала шаги Герона.

 

«Заслон снял?»- спросил у Яфру журналист, чей чуткий слух уловил даже это движение пантеры.

«Да,- проворчал многоликий бог.- Я теперь похож на ключника, который только и знает, что закрывает и открывает магические замки».

«Тебе не нравится такое занятие?- улыбнулся Герон.- Тогда научи меня, и я сам стану этим заниматься».

«Молод ещё»,- снова отмахнулся от него зелёный бог.

«Ты так часто ссылаешься на мою молодость, что это уже похоже на отговорку»,- прищурился журналист.

«Я вижу, что подозрительность — твоя наследственная черта,- ответил Барсик-Яфру.- Ты полностью удался в своего папу. Он тоже ставит под сомнение каждое слово и каждый поступок».

«Это плохо?»

«Вовсе нет, но чувство меры должно быть во всём. Гипертрофированная подозрительность уже выходит за рамки необходимой осторожности и превращается в манию».

 

Кора, услышав шаги и почувствовав запах Герон, выбежала ему навстречу и от радости встала на задние лапы, положив передние на плечи журналиста.

— Ох, и тяжела же ты, подружка,- засмеялся Герон, едва сдерживая восторженный напор пантеры и пытаясь увернуться от её шершавого языка.- Пойдём, мы принесли тебе еду и воду.

Большая кошка действительно уже проголодалась и с радостным урчанием накинулась на куски свежего мяса.

 

Герон укрепил на каменном выступе восковую свечу и её тусклый и дрожащий свет сразу придал временному жилищу очень романтичный и экзотический вид.

«Я сейчас похож на доисторического человека из племени кошек,- подумал журналист, окинув взглядом своё пристанище.- Интересно, жили на Дагоне такие люди?»

«Конечно,- отозвался Барсик-Яфру.- В разные времена и на всех континентах существовали племена кошек, змей, орлов, волков и прочих зверей. И очень часто люди жили вместе с теми животными, которым они преклонялись».

«А почему они преклонялись тому или иному зверю?»- заинтересовался Герон.

«Многие посланники в ходе экспериментов создавали сразу несколько народностей или племён и им приходилось каждый раз менять своё лицо, принимая зачастую и облик какого-нибудь животного, пресмыкающегося, рыбы или птицы. Так что, один и тот же бог мог быть почитаемым у многих народностей, но под разными именами и в разном обличии»,- объяснил Яфру.

«Ты мне рассказывал про кошачью богиню,- напомнил ему Герон.- Означает ли это то, что у каждого зверя, птицы или рыбы есть свой бог?»

«Бог, то есть создатель, конечно же, есть, но вовсе не обязательно, что он был богом лишь одного какого-то вида. Параллельно созданию людей посланники создавали и продолжают создавать и весь остальной мир».

«А кого, кроме яфридов, создал бог Яфру?»- спросил журналист.

«Ящеров и ящерок, аллигаторов и кайманов, гаттерий и даже драконов, как морских, так и летающих».

«А тот, двухголовый, тоже твоё создание?»- улыбнулся  Герон.

«Это была моя первая и очень сырая работа,- захохотал Яфру.- Я слишком много внимания уделил мышечной массе и габаритам, упустив при этом умственное развитие моего создания. Дагона — первая планета, на которую меня послал Высший Разум и я, по сути дела, только учусь искусству создания разумной жизни».

«Ты думаешь, что тебя когда-нибудь опять пошлют на новую планету создавать свой мир?»- спросил Герон, стараясь не выдать того волнения, которое вдруг охватило его тайную мысль.

«Не исключено,- подтвердил Яфру.- Но вот только теперь я не знаю, радоваться мне или огорчаться при таком повороте событий. Я сильно сомневаюсь…. Нет, я просто уверен в том, что нам не удастся скрыть от Высшего Разума нашу тайную связь. Приказ явиться в центральную галактику, будет для нас с тобой означать скорую отправку на Тангаролла».

 

За то время, пока журналист мысленно разговаривал с Яфру, он успел устроить себе постель, разложить  продукты, подстелив под них пустые хозяйственные сумки, и распечатать бутыль с настойкой.

 

«Почему-то каждый раз перед тем, как принять спиртное, наша беседа обязательно упирается в ссылку на Тангаролла»,- вздохнул Герон.- Давай выпьем. Может быть, это поможет нам найти спасение от потенциальной опасности заточения в тюрьму».

«Я тоже обратил внимание на эту особенность,- захохотал Яфру.- Что же, давай выпьем. Попытка, говорят, — не пытка».

«Сейчас. Я только налью Коре воды, а то она уже проглотила весь свой паёк»,- сказал журналист и, достав большую миску, наполнил её до краёв водой из пятилитровой бутыли.

Пантера долго и жадно лакала, а насытившись, подошла к Герону, уже севшему на одеяло, и легла рядом с журналистом, снова положив свою голову к нему на колени.

— От семьи ни на шаг,- улыбнулся Герон и почесал у Коры за ухом.- Теперь мы начнём есть и пить, а ты отдыхай и набирайся сил.

То ли пантера действительно поняла слова журналиста, то ли ей снова захотелось спать, но она вдруг полностью расслабилась и прикрыла глаза.

«Ты бы имел громадный успех у публики, если бы выступал с Корой в цирке,- заметил Барсик-Яфру.- Она понимает тебя с полуслова».

«В этом всецело твоя заслуга,- возразил ему Герон.- Если бы ты не придал мне запах её котёнка, то неизвестно, как бы ко мне стала относиться эта пантера».

Яфру промолчал и не стал говорить журналисту, что запах чёрной кошки постепенно выветривается из его тела и скоро исчезнет совсем. Зелёный бог сделал это умышленно и только после того, как узнал историю Коры. Он решил провести эксперимент для того, чтобы понять, как влияет аура Герона на сознание пантеры.

 

Журналист наполнил фужер настойкой и тщательно принюхался к напитку, стараясь распознать все его ингредиенты.

«Хм…,- задумчиво произнёс Барсик-Яфру.- А ты знаешь, в этом что-то есть…. Давай чуть-чуть пригубим».

Герон набрал в рот немного настойки, взболтнул ею, словно бы полоща полость рта, а затем и выпил, вдыхая при этом пары алкоголя.

«Ну, кто бы мог подумать, что в обычном магазине, среди множества бутылок с откровенным суррогатом, мы найдём этот божественный напиток?- изумился Барсик.- Я не хочу сказать, что он лучше, чем блекка, но то, что он не хуже, это я заявляю тебе с полной ответственностью».

Журналист сделал полный глоток из фужера и прислушался к своим ощущениям.

«Да,- согласился он,- такую вещь не стыдно поставить на стол рядом с блеккой. А может быть, всё дело в твоей новой маске?»

«Это можно было бы легко проверить, но превращаться сейчас в яфрида я не могу,- ответил  многоликий бог.- Ты уже однажды наблюдал, как кошки относятся к яфридам. Соседский кот Барсик и пантера, — конечно, не одно и то же, но всё-таки они родственники».

«Так ты сейчас вовсе и не Барсик,- вдруг понял Герон.- Когда же ты успел скопировать ауру Коры?»

«После того, как ты сел на тот камень, за которым и притаилась пантера,- объяснил ему Яфру.- И это была лишь небольшая коррекция, а не полное преобразование».

«И так же быстро ты теперь можешь стать львом, тигром, ягуаром, леопардом?»

«Правильно,- подтвердил его мысль Яфру.- Семейство-то одно».

«А Юрген? Он тоже из этого семейства?»

«На этот вопрос трудно ответить однозначно,- уклончиво произнёс бог в маске.-  Дело в том, что люди классифицируют всё и всех по внешним признакам и строению организма. Когда человечество научится распознавать ауру, то ему придётся заново пересмотреть все свои таблицы и определения…. Хорошая настойка! Пьём до дна!»

 

Герон осушил фужер и потянулся за закуской. Он вскрыл вакуумную упаковку, в которой находилась нарезка из сервелата и Кора сразу открыла глаза, принюхиваясь к аппетитному запаху. Пантера проследила, как журналист положил себе в рот дольку сервелата, а затем начала вытягивать свою шею в сторону упаковки.

— Ах ты, сладкоежка,- засмеялся Герон, заметив движение Коры.- Пока ты была маленькой, Римас, наверное, кормил тебя всем, что лежало в холодильнике.

Он достал из упаковки два кусочка колбасы и поднёс их к носу пантеры. Кора осторожно и аккуратно взяла еду из руки журналиста.

«Если бы наша кошка была дикой, то сейчас вместе с колбасой она откусила бы тебе полкисти,- усмехнулся Яфру.- Да, Кора слишком деликатная для того, чтобы выжить в условиях дикой природы…. Так ты хочешь отправить её к отцу?»

«Других вариантов я пока не вижу,- признался Герон.- Но если отец откажется от неё, то тогда всё равно придётся подыскивать ей новое жильё».

«Сегодня вечером наша Кора станет знаменитостью,- заметил зелёный бог,- и её жилищная проблема уже перестанет быть таковой».

«Послушай, Яфру,- вдруг задумался журналист, совсем забыв о том, что ему нельзя даже мысленно произносить это имя, пока его божественный друг носит маску.- А у тебя есть дом? И где он находится?»

«Ты сделал две грубейшие ошибки,- улыбнулся многоликий бог.- Во-первых, ты подумал о моём настоящем имени, а во-вторых, отвечая на твой вопрос, я должен рассказать свою историю, что тоже противоречит законам конспирации».

«Неужели здесь, в этом каменном мешке нас может кто-либо подслушать?- удивился Герон.- Да, и разговариваем мы с тобой только в области нашего общего сознания».

«Даже у стен подземелья бывают уши,- ответил Яфру.- А нашу секретную связь я проверил только на твоём отце. Нарфея из этого списка я уже вычеркнул».

«Иными словами, ты считаешь, что Нарфей притворился и сделал вид, что не заметил тебя во время последней проверки?»

«Чем больше я об этом думаю, тем более склоняюсь к мысли, что именно так всё и происходило,- признался Яфру.- Но никак не могу понять и выявить те причины, которые заставили его так поступить».

«А энергетическая мимикрия? Ты же говорил, что во всей Вселенной до сих пор никто ещё не смог разгадать механизм её действия. Она могла заинтересовать нашего экзаменатора?»

«Нарфей не случайно получил звание бога мысли и сознания,- задумчиво произнёс Яфру.- Если он заметил моё присутствие под маской преобразованной энергии и промолчал, то это может означать, лишь то, что он начал какую-то свою игру».

«И он не боится, что Высший Разум накажет его за сокрытие истины?»- удивился Герон.

«А кто сможет доказать его вину?- усмехнулся бог в маске.- Ничего не видел, ничего не слышал и потому ничего не знаю. Разве у вас за это наказывают?»

«Если из-под носа у сторожа унесут все товары со склада, то именно за эти слова его и накажут»,- захохотал журналист.

«Нарфей — не сторож,- заметил Яфру.- Он — игрок, умный, опытный, расчётливый и прозорливый. Таким созданиям, как он, не страшен даже Высший Разум, потому что  поймать их за руку практически невозможно. Наш великий Фан, кстати говоря, тоже относится к этой категории посланников».

 

Герон допил настойку из фужера, закусил рыбным филе и прислонился спиной к стене.

«Приказ явиться в центральную галактику — это неизбежность или простая вероятность, на которую влияют какие-то определённые условия?- спросил он у Яфру.

«Никто не знает, по каким признакам Высший Разум отбирает кандидатов для создания разумной жизни на новой планете,- вздохнул бог в маске.- Но если твоё имя однажды попало в списки, то будь уверен в том, что когда-нибудь ты непременно получишь такой приказ».

«И все-таки я думаю, что ни Фана, ни Нарфея нам не стоит сильно опасаться»,- вдруг заявил журналист.

Удивлённая и настороженная паузы, которая возникла после этой мысли, ясно говорила о том, что зелёный бог весь во внимании и ждёт дальнейших разъяснений.

«Если они настоящие игроки, то не станут пасовать, имея на кону такой куш, как энергетическая мимикрия,- пояснил свою мысль Герон.- Способствуя нашему заключению в клетку Тангаролла, Нарфей и Фан теряют возможность изучить и получить на вооружение уникальную способность. Я, конечно, не знаю тех правил, по которым играют божественные игроки, но с точки зрения человека, чем выше ставки, тем азартнее игра».

«Правильно сказал Симон,- засмеялся Яфру.- Азартный ты парень, Гера. Ты хочешь сыграть в покер с Нарфеем и Фаном? А ты не забыл, что в случае проигрыша мы сядем в тюрьму на всю оставшуюся жизнь?»

«А что мы можем выиграть?»- поинтересовался журналист.

Многоликий бог задумался.

 

«Время, опыт и возможность выведать кое-какие секреты двух самых хитрых посланников Космоса»,- наконец, произнёс он.

«Разве этого мало?- удивился Герон.- А учитывая твою многоликость, наши шансы на победу достаточно велики».

Секунд пятнадцать Яфру молчал, видимо взвешивая все «за» и «против».

«Эх,- махнул лапой Барсик,- наливай ещё. Гулять, так гулять, играть, так играть!»

 

Вскоре бутыль опустела. Герон, Кора и Яфру перепробовали все деликатесы, которые зеленый бог смог найти в магазине, и беглецов стало клонить ко сну.

«Пару часов вздремнём, а потом полетаем по городу»,- предложил журналист Барсику.

«Вот что значит сила привычки,- улыбнулся бог в маске.- Да пусть твоё тело хоть до утра здесь лежит, а душа-то отдыхает совсем другим способом».

«А то, что мы с тобой изрядно выпили, разве не влияет на состояние наших душ?»- спросил Герон, уронив голову на подушку и прикрываясь вторым одеялом.

«Конечно, влияет,- подтвердил Яфру.- Но мы сейчас немного полетаем и быстро проветримся».

«Тогда вперёд»,- согласился уже засыпающий Герон и закрыл глаза.

Две нетрезвые души покинули спящее тело журналиста и полетели из тёмного и тесного подземелья на простор широких проспектов и площадей столицы.

 

Вечерний город уже зажёг уличные фонари и разноцветные огни неоновых реклам. По проспектам и улицам, словно кровь по артериям и кровеносным сосудам, двигались потоки машин с включёнными фарами. Благодаря их движению, город с большой высоты казался огромным живым организмом, в котором всё светилось, моргало и перемещалось.

И лишь в центральной части мегаполиса, тёмным, почти безжизненным пятном выделялась громадная зелёная зона, окружённая по периметру высокой каменной стеной. На её обширной территории расположились несколько монастырей, церковное хранилище и главный храм Армона, занимавший верхнюю часть одного из холмов.

Когда-то давно здесь стояла маленькая церквушка, прислонившаяся к скале. Но после того как сияющий шар разрушил часовню Армона и по планете прокатилась волна эпидемии, именно эта церковь стала главным символом возрождающейся жизни.

Почти две тысячи лет люди строили на этом месте главный храм Армона, вгрызаясь в скалу и возводя вокруг неё новые строения. Каждый новый глава церкви старался внести свою лепту в строительство и тем самым оставить потомкам память о себе и своих деяниях. Здесь каждая башня, каждая комната, лестница или коридор имели свои собственные имена, и оттого казалось, что под крышей церковного дворца до сих пор незримо присутствуют сотни его создателей и верховных жрецов.

Монастыри расположились почти на равноудалённом расстоянии от главного храма и некоторые из них примыкали к крепостной стене, опоясавшей всю церковную территорию.

К одному из таких монастырей и направились две подгулявшие души.

 

«Ты думаешь, что старец Иерох находится здесь?»- спросил Герон у Яфру, когда они зависли в воздухе над постройками монастыря.

«После обвала торгового центра, именно к этим стенам люди несли букеты живых цветов,- ответил тот.- Если мы его здесь не найдём, то наши поиски рискуют сильно затянуться. Иерох стал святым, и церковь вполне могла переселить его в другие апартаменты».

«Какие апартаменты?- насмешливо подумала душа Герона.- Я однажды смотрел репортаж об этом старце. У меня язык не поворачивается назвать апартаментами ту каменную конуру, в которой живёт Иерох».

«Стать святым при жизни — это не только великая честь, но и большая ответственность. Не всякий глава церкви даже после смерти становился святым. Так что по своему церковному статусу, Иерох сейчас опередил Волтара и церковь просто обязана создать святому иные условия жизни,- ответил Яфру.- Впрочем, если наш старец давно отказался от общения даже со своими собратьями, то он вряд ли захочет уйти из своей кельи. Ну, да что мы гадаем? Сейчас всё сами и увидим».

Наступило вечерней молитвы и все монахи собрались в большом зале первого этажа.

«Иероха здесь нет, да и быть не должно,- пролетая над головами монахов, подумала душа Герона.- Старец практически не покидает стены своей кельи».

«Тем легче нам будет его найти, пока все молятся»,- отозвался Яфру.

 

Действительно, вскоре они обнаружили святого в угловой башне второго этажа. Иерох стоял на коленях перед старинной иконой, освещённой двумя восковыми свечами, и тихо шептал слова молитвы.

«Сейчас самый удобный момент для того, чтобы проникнуть в его сознание,- сказал Яфру.- Душа старца обращена к богу и полностью открыта для общения. Видишь, как сильно светится его аура».

«Нет, не вижу,- признался Герон.- Я вообще не вижу его ауры».

«Так, так,- сразу всё понял бог яфридов.- Значит ауру своего отца, Адама и Зары, ты смог увидеть лишь с помощью скрытого потенциала. Но он тебе помогает лишь в том случае, когда ты пользуешься своей телесной оболочкой.  Хитро завернул Нарфей. Фактически он создал народ волшебников, напрямую соединив тело с особой частью сознания, в которой и находится скрытый потенциал».

Тайная мысль Герона испуганно затаилась в напряжённом молчании, и журналист понял, что бог яфридов вплотную приблизился к разгадке его секретного убежища.

«А как мне научиться видеть ауру в астрале?»- как можно равнодушнее спросил Герон у Яфру.

«А вот с этим вопросом ты должен обратиться к Нарфею,- усмехнулся тот.- Дело в том, что астральное зрение тоже имеет несколько степеней. На первом, самом простом уровне, душа способна различить лишь тот физический мир, в котором живёт её тело. Она не видит мир энергетических созданий, но зато и сама практически незаметна. С увеличением мощности и количества энергии, у сознания при определённых условиях появляется способность видеть чужую ауру, духов, призраков и других жителей параллельных миров. Но при этом и сама душа, находясь в состоянии астрала, сразу становится заметной. Если ты сейчас не видишь энергетику, то значит и сам абсолютно незаметен. Моя душа тебе видна лишь потому, что мы фактически являемся одним целым, и ты смотришь на меня, как бы изнутри, причём частично моим зрением. Я думаю, что тебе пока не нужно улучшать своё астральное зрение. Поскольку твоя душа невидима, то на фоне моего сознания ни одно энергетическое создание не может тебя обнаружить и это очень важно для нас. А для того, чтобы иметь возможность видеть чужую ауру, попробуй воспользоваться моим зрением».

Область общего сознания снова начала превращаться в норку.

«Опять на электрический стул?»- заволновался Герон.

«Нет,- засмеялся Яфру.- Просто ты будешь смотреть на мир сквозь призму моей энергии».

Душа журналиста нырнула в норку и всё сознание Герона, превратившись в шар, оказалось в центре сознания зелёного бога. Тонкие зелёные нити со всех сторон протянулись к голубому шарику, и журналист сразу по-иному увидел всё окружавшее его пространство.

«Ух, ты!- воскликнул Герон.- Так это же внутреннее зрение Нарфея».

«Вот и я тоже удивился, когда находился в твоём теле, а ты смотрел на мир глазами Нарфея,- сказал Яфру.- Я тогда и не подозревал, что это как-то связано со скрытым потенциалом и поэтому твой «фокус» меня сильно озадачил».

Журналист посмотрел на старца и увидел его в окружении светло-серого пятна, похожего на лёгкую дымку. Аура Иероха шевелилась и колебалась при каждом новом слове молитвы.

«Действовать нужно очень осторожно,- предупредил Герона Яфру.- Твоё сознание должно быть настроено только на приём энергии. Верхние слои ауры несут в себе информацию последних дней, а если ты хочешь узнать более ранние события, то и проникать в сознание придётся глубже».

«Нам нужна лишь последняя неделя,- шепнул  журналист.- Я думаю, что этого вполне достаточно».

Душа Яфру протянула к ауре Иероха несколько тонких нитей, которые вошли в неё сразу со всех сторон.

«Это нужно для того, чтобы не испугать чужое сознание,- тоже шёпотом объяснил зелёный бог.- Проникновение с  одной точки всегда заметно и тотчас вызывает ответную реакцию».

 

Иерох вдруг перестал читать молитву и замер в  настороженной и напряжённой позе. Яфру тоже остановился, и по изумрудным лучам-трубкам зелёного бога стала поступать энергия старца. Мысль Герона, наблюдавшая за этим процессом, внезапно увидела видения и картинки, которые проносились перед ней, словно кадры кинохроники. Но все они были одинаковы и ограничивались изображением кельи, старинной иконы и сценами из жития святых, ангелов и других небожителей.

 

«Всё, кино закончилось,- сказал Яфру, вынимая из ауры старца, лучи своей энергии.- Никакой информации о недавней катастрофе мы не обнаружили. Иерох ровным счётом ничего не знает и не мог предупредить власти о предстоящем обвале».

«Вот те раз,- удивился журналист.- А кто же тогда предсказал и предотвратил трагедию?»

«Вероятно тот, чьё имя церковь назвать не могла,- предположил Яфру.- Я думаю, что пророка нужно искать среди заключённых Шестого Управления. Это единственная категория людей, чьи имена стёрты из памяти общества и не подлежат оглашению».

«Запутанная история,- вздохнул Герон, выныривая из глубины сознания зелёного бога. – Операцией по эвакуации руководил Корнелиус, поэтому и он, и Его Святейшество обязаны знать имя настоящего пророка».

«Конечно, они его знают,- согласился с ним Яфру.- Но не думай, что с магистром или Волтаром можно проделать такой  трюк, как и со старцем».

«Почему?»

«Каждый из них обнаружит моё присутствие, едва я появлюсь в границе его биополя,- объяснил зелёный бог.- Я, конечно, могу и силой отнять у них информацию. Но, во-первых, это сразу станет Нарфею, а во-вторых,  и магистр и Волтар обладают тёмной энергией, очень агрессивной и опасной для других энергетических созданий».

«Мало того, что история запутанная, так она ещё и тёмная,- подумал Герон.- И это обстоятельство только подогревает моё неудовлетворённое любопытство».

«В тебе живёт азарт охотника и следопыта,- улыбнулся Яфру,- оттого ты и стал работать журналистом».

«Да, наверное, ты прав,- мысленно, кивнул головой Герон.- Ну, да бог с ним, с Иерохом. Покопаемся в этой истории, когда не будет других проблем. А сейчас неплохо бы было найти Адама».

«А ты знаешь, хотя бы приблизительно, где он живёт?»

«Нет»,- признался журналист.

«В таком случае мы можем до утра летать с тобой над городом и ничего не обнаружить,- сообщил ему Яфру.- У обычных людей очень слабое биополе и искать в энергетических потоках информацию о каком-то конкретном человеке, очень сложно».

Герон задумался, пытаясь найти ту ниточку, которая привела бы его к Адаму.

 

«Постой, постой,- вдруг встрепенулся журналист.- А помнишь, когда мы ехали с Адамом в Брандору, то он вёз с собой три магических предмета? И все они были активированы!»

«Вот это уже зацепка,- обрадовался зелёный бог.- Я сейчас под маской кошачьей энергии, а ты и вовсе невидим. При таких условиях мы вполне можем приблизиться к этим предметам. Их биополя достаточно велики, а находясь в одном месте, они лишь облегчают наши поиски».

Герон и Яфру покинули стены монастыря и полетели в городские кварталы.

 

Душа зелёного бога планировала над столицей по одному только ей известному и понятному маршруту. Она, то поднималась вверх, то камнем падала вниз, а то вдруг резко меняла направление и кружилась над каким-нибудь районом, по спирали приближаясь к центру.

 

«Нашёл!- воскликнул бог яфридов, приблизившись к окну одного из многоэтажных домов.- Вот здесь они все и сидят».

Внезапно форточка окна с силой распахнулась, и стекло жалобно задребезжало, грозясь рассыпаться на осколки.

«Да их здесь больше, чем я ожидал!- удивился Яфру.

«А кто же ещё?»- заинтересовался журналист.

«Из квартиры только что вылетел призрак. И если я не ошибаюсь, то это был Чет».

«Ничего не понимаю,- замотал головой Герон.- Какой призрак? Какой Чет?»

«Чет — правая рука Хаатума,- объяснил ему зелёный бог.- А Хаатум — повелитель тёмной энергии из параллельного мира».

«Ты меня совсем запутал,- признался журналист.- Но я чувствую, что история опять длинная и поэтому давай пока оставим призраков в покое. Адам дома?»

«Да, но в квартиру нам не попасть — археолог читает заклинание Нарфея.- ответил Яфру.- Давай подождём окончания молитвы».

«А зачем Адам читает именно это заклинание?»- не понял Герон.

«Наверное, он заметил присутствие призрака,- пожал плечами бог в маске.- Впрочем, действия Адама сейчас очень трудно объяснить. Дело в том, что на него воздействуют сразу три магические вещи. В таком калейдоскопе вряд ли что разберёшь».

«А медную книгу ты видишь?»

«Книга не является магическим предметом и не обладает собственной аурой. Сейчас археолог закончит, и мы более детально изучим квартиру».

 

Душа Герона сквозь оконное стекло увидела, как в комнату вошла Зара с веником и совком. Женщина стала собирать осколки разбившейся вазы, разбросанные по всему полу.

 

«Чет, наверное, в этой вазе и скрывался,- усмехнулся Яфру.- Любит он прятаться во всякие кувшины, бутылки и вазы».

«Он так спешил убежать от молитвы Нарфея, что даже вазу разбил?»- спросил журналист.

«Ну, конечно,- ответил Яфру.- Но бежал он не только от Нарфея, но и от Гунар-Нома. Похоже на то, что нам не удастся попасть в квартиру Адама».

«Почему?»

«Потому что энергия повелителя гномов заполнила все комнаты археолога. И теперь ни одно энергетическое создание не сможет войти в это пространство».

«Что всё это означает?- поморщился ничего не понимающий журналист.- Может, Адам вовсе и не археолог, а какой-нибудь маг или существо с другой планеты?»

«Адам — простой смертный человек,- улыбнулся бог в маске.- И я вижу, что он и сам не понимает, в какой компании оказался. Мы с тобой наблюдаем сейчас довольно редкий случай, когда в одном месте и в одних руках (пусть даже ничего непонимающих) собралась энергия сразу трёх богов. Но больше всего меня удивляет тот факт, что все они положительно реагируют на молитву Нарфея, вернее, на её слабый фон. Это наводит меня на мысль, что когда-то Фан, Нарфей, Гунар-Ном и Никадон заключили тайный союз».

«С какой целью?»

«Цель всегда одна — выстоять в борьбе, победить врагов и обеспечить наилучшие условия для существования и развития своего рода. Тёмные силы тоже часто собирались в союзы и, объединившись, становились грозной силой. Выстоять в одиночку в борьбе с таким врагом — практически невозможно».

«О, господи,- вздохнул Герон.- Сколько же вас всего было и есть на Дагоне?»

«Тьма-тьмущая,- захохотал Яфру.- А в начале заселения планеты нас было и того больше. Но, вернёмся к нашим друзьям. На этот момент активна лишь энергия Гунар-Нома. Никадон, как я понимаю, занял позицию наблюдателя, а вот энергия Фана едва видна».

«Почему?

«Гера, ты задаёшь такие вопросы, на которые даже я не смогу тебе ответить,- поморщился зелёный бог.- Когда дело касается взаимоотношений посланников, то сам чёрт может сломать себе ногу, пытаясь в них разобраться».

«Ясно,- вздохнул журналист.- А как ты думаешь, зачем призрак прятался в квартире Адама?»

«Возможно, что именно Адаму удалось открыть шкатулку и, вероятно, Чет охотится за какой-то вещью, которая появилась из ловушки Фана».

«В таком случае эта вещь должна и сейчас находиться в этой квартире,- подумал Герон.- Чет сидел в вазе и вовсе не собирался уходить, пока его не выгнала молитва Нарфея. Я прав?»

«Совершенно верно,- подтвердил Яфру.- Но выгнала его не молитва, которую читал Адам, а энергия Гунар-Нома, Фана и Никадона, усиленная заклинанием Нарфея. Мы только что наблюдали согласованные действия посланников, против общего неприятеля. И это даёт нам возможность немного изменить положение фигур на нашей шахматной доске. Вот видишь, как иногда полезно заглядывать в чужие окна».

«Тогда полетели к ещё одному окну»,- предложил ему Герон.

«Фриза Корвелл?»

«Да. Интересно было бы узнать, что сейчас происходит в доме её отца».

«Ну, что там может происходить?- улыбнулся зелёный бог.- Конечно же, праздник, танцы, много гостей и всеобщее ликование».

 

Не успела душа журналиста подумать о доме Бернара, как она уже появилась в праздничном зале этого дворца. В центре большой залы кружились танцующие пары, громко играла музыка, и всюду слышались оживлённые голоса и весёлый смех.

 

«Они уже неплохо подогрелись,- завистливо вздохнул Яфру,- а вот мы с тобой уже совсем протрезвели».

«А может ли опьянеет душа, находясь в состоянии астрала?»- поинтересовался Герон.

«Может, но если только она знает, как это делается. Ощущения, конечно, совсем другие, но результат тот же. Кстати, и способов для достижения этой цели тоже несколько».

«Как это несколько?»- удивился журналист.

«Очень просто,- ответил бог в маске.- Я, например, могу преобразовать любой алкогольный напиток в энергию, а затем проглотить эту энергию, не подгоняя её под свои параметры, а просто механически смешивая со своей энергией.

Второй способ — уже известный тебе принцип камертона. Твоя душа должна запомнить все ощущения в момент опьянение и после этого она в любой момент может настроиться на такое состояние и в результате моментально опьянеть. Даже находясь в телесной оболочке, сознание может воспользоваться методом внушения.

Недавно я наблюдал забавный случай. Жена так устала от запоя мужа, что вечером заперла его в совершенно пустой комнате, надеясь, что тот протрезвеет и начнёт хоть что-то соображать. Но утром выяснилось, что муж всё ещё пьян, а к вечеру не просто пьян, а пьян в стельку. На следующее утро, так и не дождавшись, когда протрезвеет её муж, женщина обратилась к врачам.

Несколько часов пристального наблюдения в замочную скважину, наконец, прояснили ситуацию. Оказывается, мужчина мысленно брал в руки воображаемую бутылку, открывал пробку, наполнял невидимую рюмку водкой, а затем с наслаждением выпивал. Так продолжалось до тех пор, пока пьяница не падал на пол в состоянии жуткого опьянения. Проходило некоторое время, и весь процесс повторялся заново. Вот такова сила воображения и внушения».

 

Душа Герона сосредоточилась, вспоминая все свои ощущения в тупике подземелья, после выпитой настойки и внезапно танцующие пары в бальной зале, как-то неестественно поплыли в сторону.

«Вот видишь,- усмехнулся зелёный бог.- Все достаточно просто. Но этот способ даёт ощущение только конечного результата, а полную картину можно получить лишь с помощью классического варианта. В этом деле важна каждая фаза процесса. От приготовления и ожидания, до поглощения и полного удовлетворения».

Мысль журналиста стряхнула с себя воспоминания и мгновенно протрезвела.

«Нет, нам такая выпивка не нужна,- подумала она.- Никакой душевности и наслаждения. А поговорить, поспорить, посмеяться?»

«Именно!- воскликнул бог яфридов.- Вся прелесть и весь смысл заключается в самом процессе, а не в его конечном результате».

«А где Фриза-то?»- подумал Герон, окинув взглядом весь зал.

«Да вот она,- указал на девушку Яфру.- Только что закончила танцевать и идёт к родителям».

Душа журналиста подлетела к Фризе и осмотрела её наряд.

«Драгоценностей практически нет,- отметил Герон.- Наверное, не скоро она рискнёт примерить какое-нибудь колье или ожерелье».

«После такого случая, конечно,- согласился с ним бог в маске.- Пуганая ворона и куста боится…. А ты знаешь, что Фриза твоя родственница?»

«Как родственница?»- опешил журналист.

«Ну, в смысле соплеменница,- поправился Яфру.- У неё аура твоего народа. Да вот, посмотри сам».

Душа Герона нырнула в сознание зелёного бога и сразу увидела ауру всех присутствующих.

 

Фриза, действительно, была окружена голубым сиянием, тогда как у остальных, находившихся рядом с ней людей, аура была светло-серого цвета.

«А почему другая аура у отца и матери?- удивился журналист.- Что-то я ничего не понимаю».

«А что тут понимать? Приёмная дочь — не такое уж и редкое явление в вашем обществе».

«Вот это фокус,- подумала душа Герона.- И ведь никто об этом не знает. Биографию всего семейства Корвелл перетряхнули и описали несчётное количество раз, а такую подробность из их жизни никто раскопать не смог. А сама-то она знает об этом?»

Душа Яфру вплотную приблизилась к Корвеллам. Отец, мать и дочь сидели рядом и оживлённо беседовали. Зелёный бог пристально вгляделся в их лица, а затем задумчиво вздохнул.

«Знаешь, Гера, сдаётся мне, что не только их биографы, но и они сами об этом не подозревают,- произнёс бог яфридов.- Сейчас не самое подходящее время читать их мысли, но предварительный осмотр и анализ, позволяет мне сделать именно такое заключение».

«Да разве такое возможно?»- ещё больше удивился Герон.

«Опять ты за своё?- поморщился Яфру.- Невозможно, наверное, одно — убедить тебя в том, что всё возможно».

«А как ты это определил?»- поинтересовался журналист.

«Если Нарфей — бог мысли и сознания, то Яфру — бог зрения, слуха и обоняния,- снисходительным тоном и лёгкой усмешкой произнёс бог яфридов.- Ты ведь знаешь, что я могу уловить любой запах, даже запах мысли. Ни одно живое существо не способно скрыть от себя самого свои же мысли. Для того чтобы узнать, что происходит в голове человека мне вовсе не нужно лезть к нему в душу. Если бы Бернар и Ульма знали, что Фриза — их приёмная дочь, то сейчас они вели бы себя совершенно иначе. Они бы иначе думали, говорили с другими интонациями в голосе, выражение глаз и мимика лица, тоже была бы иная. А главное — у всего этого был бы особый запах. Запах лжи, тайны и притворства. Теперь понял?»

«Да, понял,- вздохнул Герон.- Но как такое могло случиться?»

«Вариантов множество,- пожал плечами Яфру.- Жизнь порой создаёт такие ситуации, которые никому бы и в голову не пришли. Я вижу, что, даже прочитав память этих людей, мы не узнаем правду. Единственный способ во всём разобраться — это проследить жизнь Фризы, начиная с момента её рождения. Только в этом случае можно узнать, кто были настоящие родители девушки, и каким она образом оказалась в семье Корвеллов».

«Иерох, Адам, Фриза,- стал перечислять журналист.- Что-то очень богатый у нас сегодня вечер на загадки. Не пора ли нам в норку?»

«И по рюмочке на сон грядущий»,- предложил Яфру.

«Но магазин-то уже закрыт»,- улыбнулся журналист.

«Замки теперь даже для тебя  — не преграда».

«Я воровать не стану,- замотал головой Герон.- Ты же знаешь, что религия Нарфея не приемлет этого».

«А кто сказал, что мы будем воровать? Мы возьмём пузырник, а деньги оставим на кассе и будем считать, что после полуночи магазин перешёл на режим самообслуживания»,- предложил бог в маске.

«Было бы желание, а способ найдётся,- захохотал журналист.- Ладно, полетели в магазин без продавцов».

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s