Книга вторая. Глава 24


Ровное, замедленное дыхание и закрытые глаза журналиста создавали впечатление, что он ещё спит, но на самом деле Герон уже давно проснулся и осматривал своё подземное убежище зрением Нарфея. Кора тоже не спала и лежала у противоположной стены, внимательно глядя на спящее тело своего спутника. Но в её взгляде уже не чувствовалось прежней любви и обожания. Напряжённая поза и особый блеск жёлтых немигающих глаз, говорили о том, что пантера настороженна и настроена если не враждебно, то и не совсем дружелюбно.

Тайная мысль журналиста спряталась в свой чулан и задумалась, пытаясь понять причину такой резкой перемены в поведении пантеры.

«Запах,- вдруг понял Герон.- Я уже не пахну, как её котёнок. Это — единственная причина, по которой Кора могла бы так насторожиться. Зачем Яфру его убрал…? Может быть, он хочет добиться того, чтобы пантера полюбила меня, как человека, а не как своего котёнка? Кстати, если она будет жить у отца, то и перед ним встанет точно такая же проблема. Но почему тогда Яфру не предупредил меня и тайно убрал запах?»

 

С того момента, как Герон отнял часть чистой энергии у зелёного бога, Яфру больше не пытался самовольно проникнуть в сознание журналиста. Но пятно общего сознания росло, и Герон подозревал, что именно с его помощью бог яфридов намерен не только контролировать мысли своего спутника, но и раскрыть секрет скрытого потенциала.

«Яфру не успокоится, пока не разгадает тайну Нарфея,- думал Герон.- И тогда, потеряв своё убежище, я, как личность, могу исчезнуть навсегда. Он убрал кошачий запах для того, чтобы выяснить, как моя аура влияет на сознание пантеры и уже тогда, разложив всё по полочкам, Яфру надеется определить область скрытого потенциала. Нужно срочно что-то делать».

 

Журналист продолжал неподвижно лежать на полу, прикрывшись одеялом, а его тайная мысль напряжённо искала выход из создавшегося положения. Она до сих пор ещё никак не могла определить размеры своего убежища, поскольку изнутри оно казалось бесконечным.

Подключив астральное зрение, Герон увидел обе души, причём своё сознание он мог разглядывать, как изнутри, так и снаружи. Зелёное пятно заполнило душу журналиста уже на треть, а серый проём тайной двери по-прежнему оставался едва заметным на фоне оставшейся части сознания.

«Странно,- подумал Герон.- Отец сказал, что мой потенциал сильно вырос, но как он это определил? Вероятно, только Нарфей и его монахи, достигшие определённой степени развития, в состоянии это сделать.  Яфру, хоть и бог, а всё-таки не видит чистую энергию Нарфея, потому и удивляется всем «фокусам», которые я выполняю с помощью этой энергии. Но он прекрасно видит, что в это время в моём сознании ничего нет, кроме пустоты…. Вот, если бы я создал своего мысленного двойника и навсегда оставил бы его в наибольшей части своего сознания, то тогда Яфру уже не смог бы определить, когда я пользуюсь чистой энергией Нарфея, а когда нет. Но как мне это сделать…?»

 

Герону никогда прежде не приходило в голову думать одновременно о совершенно разных вещах, но именно это его тайная мысль и попыталась сейчас сделать. Она стала размышлять о том, как ей воздействовать на Кору и в то же время попыталась вспомнить недавнее исцеление Фризы.

Маленький сгусток энергии, зависший в тайном убежище, начал вдруг пульсировать и менять свою форму, вытягиваясь и превращаясь в вытянутый эллипс. С каждым ударом пульса, который возникал то с одной, то с другой стороны эллипса, комок энергии рос и увеличивался. В конце концов, мысль журналиста разделилась, словно клетка и обе её части отдалились друг от друга на максимальное расстояние.

 

«Теперь я вижу насколько велико моё убежище»,- подумала одна мысль Герона.

«Оказывается, всё не так уж и сложно»,- усмехнулась вторая мысль.- Но нам двоим здесь явно не хватает места. Я, пожалуй, поселюсь в зале. Ты не против?»

«Замечательно,- ответила первая мысль.- В чулане я чувствую себя намного уютнее, чем в зале. Ну, а поскольку я никому не видна, то стану называться тайной, а ты, соответственно, будешь явной. Твоя задача — контролировать тело и пользоваться всеми способностями яфрида, а я возьму на себя  астрал и скрытый потенциал. Договорились?»

«Пусть будет так»,- согласилась явная мысль и покинула чулан.

Герон медленно открыл глаза и сразу понял, что смотрит на мир, пользуясь одновременно зрением яфрида астральным зрением Нарфея.

«Как ты думаешь, Яфру заметит эту перемену?»- шёпотом спросила явная мысль тайную.

«Думаю, что нет,- тоже шёпотом ответила тайная мысль.- Он не видит чистую энергию Нарфея, и мы с тобой должны сделать всё для того, чтобы он никогда не разгадал её тайну».

 

Журналист обвёл взглядом своё пристанище и, стараясь не делать резких движений, сел, прислонившись спиной к стене. Тело пантеры мгновенно напряглось, уши прижались к голове, а на передних лапах сразу появились длинные и острые когти.

«Мр-р»,- заурчала тайная мысль Герона и попыталась направить на Кору чувство любви и обожания.

Пантера тотчас выпрямила уши и удивлённо повернула голову.

«Мр-р»,- снова мысленно произнес журналист и представил себе, что он чешет за ухом у Коры.

Большая кошка вдруг расслабилась, спрятала свои когти и, зажмурив глаза, довольно заурчала.

«Иди ко мне, Кора»,- ласково позвала пантеру тайная мысль Герона, поняв, что у неё все получилось и теперь она может внушить этому существу любое чувство.

Пантера сразу же поднялась, подошла к журналисту и легла рядом с ним, положив свою голову к нему на колени.

 

«Крюга меня задери!!- послышался недоумённый возглас Яфру.- Как тебе это удалось?»

«В этом нет ничего удивительного,- усмехнулась явная мысль Герона.- Мой отец умеет разговаривать с птицами и животными. Однажды, когда я был ещё маленьким, к нам из леса пришёл бурый медведь, занозивший лапу длинной щепкой. Отец его лечил и разговаривал с ним, а я был рядом. Вот тогда, наверное, я и научился понимать животных».

«Ох, и шельмец же ты,- вздохнул зелёный бог.- Одно дело — когда ТЫ понимаешь животных, а совсем другое — когда ОНИ тебя понимают. Сейчас между вами установилось полное взаимопонимание и любовь, но каким образом возникла вдруг такая связь, я так и не понял. Как ты внушил Коре такую сильную любовь к себе?»

«Не знаю,- простодушно ответила явная мысль, которая, кстати, говорила правду, поскольку пантерой занималась тайная мысль.- Просто я её люблю, и она мне отвечает тем же. По-моему, всё это вполне естественно. Я никогда не пытался разделить такое чувство, как любовь, на составляющие и разложить его по полочкам».

«Да, не дури ты мне мозги-то,- захохотал Яфру.- Я хоть и не бог мысли, но все-таки бог. Ничто и никогда не возникает ниоткуда. Ты пытаешься обвести меня вокруг пальца, притворившись дурачком, хотя я-то знаю, что всему здесь причиной — скрытый потенциал Нарфея».

«Если уж ты, как бог, не можешь разобраться с этим потенциалом, то, что тогда говорить обо мне, простом смертном?»- возмутилась явная мысль Герона.

«Ох, не простой ты смертный, далеко не простой,- снова захохотал бог яфридов.- Пантера сейчас подошла к тебе так, словно бы ты её позвал, но от тебя не то, что мысленный звук, даже запах мысли не исходил».

«Значит, она сама решила подойти ко мне»,- пожал плечами Герон.

«А ты можешь сейчас мысленно позвать её?»- спросил Яфру.

«Давай попробуем»,- согласился журналист.

«Кора»,- одновременно произнесли обе мысли Герона.

Пантера сразу же подняла голову и посмотрела на журналиста влюблёнными глазами.

«Ничего не понимаю,- устало вздохнул Яфру.- Ты меня совсем запутал».

«Запутал себя ты сам,- усмехнулся Герон.- Пытаешься разгадать секрет скрытого потенциала с помощью человека, который не имеет о нём ни малейшего понятия».

«После того, как наши души полностью соединятся, то тайная энергия Нарфея уже не сможет спрятаться от Яфру,- заметил зелёный бог.- Так что, разгадка уже близка».

«Когда мы превратимся в одно целое, то не станет ни Нарфея, ни Яфру, ни Герона,- вздохнул журналист.- И никто сейчас не сможет сказать, как будет называться это существо».

«Ты боишься исчезнуть, как личность?»

«Если честно, то — да,- признался журналист.- Я ещё слишком молод и не успел по-настоящему почувствовать себя личностью. Но если даже ты не можешь остановить процесс объединения и перерождения, то мне, конечно, придётся с этим смириться».

«Да, наше пятно растёт,- вздохнул Яфру.- Кстати, за последние пятнадцать минут оно увеличило потребление моей энергии почти вдвое. Ты можешь это чем-нибудь объяснить?»

«То, что происходит в области нашего общего сознания — для меня является полной загадкой,- ответил Герон.- Я даже и не пытался туда заглянуть. Ты ведь сам меня просил не лезть в те дела, в которых я ничего не смыслю».

«Хм, м-да»,- неопределённо хмыкнул зелёный бог и замолчал.

«Натура интригана не позволяет ему верить чужим словам,- подумала тайная мысль журналиста.- Он всегда и всё ставит под сомнение. Неужели все существа во Вселенной говорят полуправду? Наши учёные подсчитали, что среднестатистический человек, вольно или невольно, лжёт двести раз в сутки. Вероятно, это и есть защитная реакция души от проникновения чужой энергии».

 

Разделившись, мысли Герона действительно стали потреблять больше энергии, но область общего сознания поставляла её бесперебойно и в нужном количестве, забирая преобразованную энергию зелёного бога.

«Если я разделюсь, скажем, на сто частей и начну забирать у Яфру в сто раз больше энергии, то мой божественный друг будет просто в шоке,- усмехнулась тайная мысль журналиста.- Но для каждой новой и самостоятельной мысли мне придётся создавать свою «комнату», а вот этого делать я пока не умею. Правда, у меня есть ещё область подсознания, но я даже не вижу вход в эту «комнату». А ведь он обязательно должен быть».

Манипуляции с энергией и разделением мысли принесли с собой совершенно неожиданный результат: у журналиста появилось ощущение, что в нём живут сразу два человека, каждый из которых самостоятельно мыслит и по-своему смотрит на мир, один пользуясь зрением Нарфея, а другой зрением яфрида.

Теперь Герон чётко видел ауру Коры и ауру Барсика-Яфру, заполнившую все видимое пространство. И хоть цвета этих энергетических полей были практически одинаковы, но они не смешивались и существовали совершенно независимо друг от друга. Свою ауру Герон тоже видел, но смотрел на неё изнутри. Она излучала светло-голубое свечение, а снаружи была покрыта тёмно-серой кошачьей энергией.

 

«У нас гость»,- послышался вдруг голос Яфру.

«Вот как?- удивился журналист и повернул голову к выходу из тупика.- Почему же я его не вижу? Да и Кора совсем не реагирует на его присутствие».

«Ни одно животное на этой планете не в состоянии обнаружить присутствие гнома,- ответил Барсик-Яфру,- если, конечно, он сам этого не захочет».

«Гном?- ещё больше удивился Герон.- Где же он?»

«Прячется за большим камнем у правой стены,- подсказал ему Яфру,- но простым зрением ты его не увидишь».

«Значит, мой зелёный друг не знает, что я сейчас пользуюсь ещё и зрением Нарфея,- поняла тайная мысль.- Это радует. Так, где же наш гость?»

И она обратила всё своё внимание на тот камень, за которым и должен был прятаться гном. Гнома она не обнаружила, но зато увидела его ауру. Слабое жёлто-фосфорное сияние небольшим ореолом окружало большой камень, и было ясно, что источник его прячется именно за ним.

«И что же он хочет?»- спросила у Яфру явная мысль журналиста.

«Не знаю,- пожал плечами зелёный бог.- Но гномы по своей природе очень любопытны и, вполне вероятно, что его заинтересовала, как твоя дружба с пантерой, так и моё сильное биополе. Хотя он, конечно, думает, что это твоя аура».

«Значит, он попросту следит за нами? А зачем ему это нужно?»

«Мы спустились в катакомбы, а от них рукой подать до подземного города гномов. В этих местах не так уж и часто появляются живые существа»,- объяснил ему Яфру.

 

Тайная мысль Герона не прекращала наблюдать за камнем и вдруг увидела, как из-за него на несколько мгновений выглянула голова Бримма. Чёрные пронзительные глаза, аккуратная короткая бородка и большая шляпа с серебряной пряжкой так удивили и рассмешили журналиста, что он чуть было, не рассмеялся. Но, понимая, что Яфру пристально следит, как за его выражением лица, так и за видимой частью сознания, Герон сумел сдержаться и скрыть свои эмоции.

 

«Неужели гном пришёл к нам пешком?- спросила явная мысль у зелёного бога.- Если он сумел спрятаться за этим камнем, то его рост не превышает и тридцати сантиметров. Не слишком ли утомительной будет для него такая прогулка?»

Яфру снисходительно и добродушно засмеялся.

«Пешком на большие расстояния не любят ходить даже люди, и поэтому они придумали автомобили, поезда и самолёты. А у гномов есть свои средства передвижения и куда более эффективные, чем у человека. Наш гном может сейчас войти в этот камень, а выйти из такого же камня в своём городе. Телепортация в скальной породе — это и есть самый быстрый и самый надёжный способ перемещения в пространстве этих существ. А рост гнома, кстати, — величина непостоянная. Стоит ему только захотеть и он тут же уменьшится или увеличится до нужных размеров».

«Короче, они — волшебники»,- подвёл итог Герон.

«Энергетические манипуляции и никакого мошенничества,- усмехнулся Яфру, явно намекая на недавний «фокус» журналиста.- Конечно, для непосвящённого существа, все эти превращения выглядят, как волшебство. Но, кажется, нашему гному надоело наблюдать за нами».

Тайная мысль Герона тоже заметила, что камень перестал светиться. Пантера совершенно спокойно лежала рядом с журналистом и снова никак не отреагировала на исчезновение гнома.

«А почему Кора не почувствовала запах гнома?- спросил вдруг Герон у Яфру.- Или у этих существ нет запаха?»

«Отчего же нет? Запах у них есть,- ответил зелёный бог.- Но чувства восприятия животных не в состоянии его уловить. Кошки иногда способны почувствовать ауру энергетических созданий, но аура гномов для них невидима и неощутима…. Итак, что ты намерен делать дальше?»

 

Герон зевнул, потянулся и поглядел на часы.

«Нужно подниматься на поверхность. Римас обещал к десяти часам утра приготовить все документы по передаче мне Коры. Вот только не знаю, как мне с ним договориться о встрече — телефон-то мой разрядился».

«В твоём теле и сознании столько всякой энергии, а ты озаботился по поводу разряженного аккумулятора»,- с лёгкой иронией заметил Яфру.

«Что толку от этой энергии, если я не умею ею пользоваться?»- вздохнул журналист.

«Вот то же самое происходит и с деньгами,- улыбнулся зелёный бог.- Человеку, который не знает и не понимает, как нужно правильно ими пользоваться, деньги никогда не принесут ни счастья, ни пользы. Доставай свой телефон, будем учиться заряжать аккумуляторы».

Герон вынул из кармана мобильный телефон, открыл заднюю крышку и освободил аккумулятор.

«Теперь помести батарею между ладоней и направь на неё энергию молнии. Только не посылай слишком большой заряд, а то аккумулятор взорвётся,- стал объяснять Яфру.- Как только почувствуешь, что корпус начал нагреваться, то сразу уменьшай подачу энергии и не допускай перегрева».

«Ох, неспроста  мой друг учит меня пользоваться различными видами энергии,- подумала тайная мысль.- Он надеется, что потенциал Нарфея когда-нибудь, да проявит себя».

Она внимательно следила за состоянием своего сознания, готовая в любой момент прекратить процесс зарядки аккумулятора, если вдруг её убежище начнет как-то себя проявлять.

 

«Достаточно,- спустя некоторое время произнёс бог в маске.- Итак, твой аппарат снова готов к работе, но для того, чтобы позвонить, тебе нужно выйти из подземелья. Если ты хочешь звонить от станции метро, то сначала я должен снять с решетки энергетический экран. Мы с тобой не знаем, что сейчас происходит у входа, и поэтому можем запросто натолкнуться на агентов Борка».

«Если нет третьего выхода, то нам придётся возвращаться обратной дорогой, а затем уже и звонить,- подумала явная мысль Герона.- Но в таком случае мы напрасно теряем много времени».

«Выходов из подземелья достаточно много, но большинство из них контролируются службой безопасности,- сказал бог яфридов.- Пока ты отдыхал, я более детально изучил верхнюю часть подземного мира и нашёл очень удобный выход почти в центре города, недалеко от главного Храма».

«Ночью он оставил мою душу в теле, а сам с помощью «пуповины» летал по катакомбам,- поняла тайная мысль.- Вероятно, мой зелёный друг использовал в качестве пуповины именно общую область нашего сознания…. А не посадить ли мне в это пятно своего «агента?»

«Но ты учти, что звонок по телефону, тотчас  обнаружит твоё местонахождение,- продолжал бог в маске.- Если на тебя нацелились уже два человека с АКС, то будь уверен, что твоя мобильная связь под полным контролем полицейского управления».

«Да, пусть следят, сколько хотят,- отмахнулся Герон.- Когда у меня на руках будут все бумаги на Кору, то полиция уже не сможет обвинить меня в воровстве. А вот показывать службе безопасности ещё один тайный выход из подземелья, мне бы не хотелось. Кто знает, может быть, он нам самим ещё пригодится…? Нет, давай придумаем, что-нибудь другое».

 

Журналист задумался и вдруг понял, что над этой проблемой размышляют сразу обе его мысли, причём у каждой из них была своя логика.

«Опасное это занятие — делить своё сознание,- подумала тайная мысль.- А если я начну сам с собой спорить и не найду разумный компромисс? Чем больше самостоятельных мыслей будет жить в моём сознании, тем меньше вероятность того, что они смогут договориться. Значит, у каждой мысли должен быть свой «круг обязанностей» и ни в коем случае нельзя допускать того, чтобы мысли смешивались».

«Полностью с тобой согласна,- шепнула ей явная мысль.- Мы должны помогать друг другу, а не спорить, доказывая свою правоту. Я управляю физическим телом, поэтому мне и карты в руки. Поправишь меня только в том случае, если заметишь какую-нибудь ошибку. Договорились?»

Тайная мысль молчаливо кивнула головой и переключила своё внимание на  ауру зелёного бога и пятно общего сознания.

 

«Если сыщики так мечтают попасть в подземелье, то давай-ка  мы им поможем в этом,- предложил Герон богу яфридов.- Только для начала нужно подогреть их интерес к моей персоне».

«Ну-ка, ну-ка,- заметно оживился бог в маске.- Что ты там опять придумал?»

«Ты можешь сыграть роль ретранслятора?»

«Ты хочешь, чтобы я, находясь у выхода из подземелья, передавал сигнал твоего телефона, в то время, как ты будешь звонить в глубине коридора,- догадался Яфру.- Я снимаю энергетический заслон, ты звонишь, агенты  определяют источник сигнала и снова пытаются открыть решетку».

«Да,- подтвердил журналист,- а мы в это время уже идём по подземным коридорам на встречу с Римасом. И если Борк следит и за ним, то нам лучше появиться снова недалеко от зоопарка Багрейна».

«И тебе не жалко бедных и ни в чём не повинных агентов, которые будут блуждать в тёмных лабиринтах подземелья?- насмешливо спросил его бог в маске.- А я-то думал, что ты — очень добрый, мягкий и отзывчивый человек».

Герон и Яфру дружно засмеялись.

«Нет, я и, правда, хороший,- всё ещё смеясь, ответил журналист.- Но всё-таки, в конце концов, нельзя быть такими назойливыми».

«Правильно,- согласился с ним Яфру.- И воровать блекку из нашего пузырника им тоже не следовало бы. В следующий раз будут знать, как ходить за тобой по пятам».

«Кора, пора вставать»,- потрепав за шкуру пантеру, сказал Герон и стал подниматься на ноги.

 

Он упаковал в сумки одеяла, подушку, оставшиеся от вчерашнего пиршества продукты и мусор.

«Теперь я буду вынужден таскать с собой эти сумки, пока не попаду в свою квартиру»,- вздохнул журналист.

«У этой проблемы есть одно простое и удобное решение,- заметил Барсик-Яфру.- Если ты хочешь, то я создам в области нашего общего сознания энергетическую сумку. В неё ты сможешь складывать все те вещи, которые не нужны в данный момент, но которые тебе могут пригодиться впоследствии».

«Как это?»- не понял Герон».

«Очень просто,- улыбнулся бог яфридов.- Любая материя превращается в энергию, а любую энергию можно материализовать. Нужно всего лишь преобразовать твои вещи в энергию, а её поместить в наш «рюкзак». Как только тебе понадобится, например, вот это одеяло, то мы достаём спрятанную энергию из сумки и превращаем её в одеяло».

«И как много вещей я смогу носить в такой «сумке?»- поинтересовался журналист.

«Это зависит от её объёма, который при желании можно и увеличить».

«А не тяжело ли будет нашему сознанию таскать с собой такую тяжесть?»- забеспокоился Герон.

«Твоему сознанию, действительно,  было бы не очень легко носить в себе другую энергию,- согласился с ним Яфру.- Но у нашего общего сознания совсем другие параметры».

 

Тайная мысль слушала этот разговор и чувствовала, что и в этот раз хитрый бог неспроста предлагает поместить в общее сознание другой вид энергии.

«Все его действия нацелены на выявление и обнаружение скрытого потенциала,- подумала она о Яфру.- Однако, как сильно интересует его тайна Нарфея. Похоже на то, что этот секрет не менее загадочен, чем энергетическая мимикрия».

 

«Значит, ты можешь преобразовать в энергию, а потом вновь воссоздать любую вещь»,- задумчиво произнёс Герон.

«Да»,- подтвердил бог яфридов.

«Тогда почему бы тебе не создать  бутылочку блекки, когда нам захочется выпить?»

Яфру добродушно засмеялся.

«Любопытство и желание разобраться во всём до мелочей — отличительная черта всех потомков Нарфея,- всё ещё посмеиваясь, заметил зелёный бог.- Всё дело в том, что предмет, созданный естественным путём, существенно отличается от своего энергетического двойника. «Повар вложил в это блюдо всю свою душу».  Я думаю, что тебе знакомо это выражение. И это — не метафора, а реальность. Любая вещь обладает собственной памятью и частичкой энергии своего создателя, а предмет, созданный путём простого преобразования энергии, абсолютно чист и бездушен. Вот почему я не советую тебе прятать в энергетическую сумку те продукты, которые мы вчера купили и ещё не успели попробовать».

«Теперь мне всё понятно,- кивнул головой Герон.- Ну, что же, создавай наш рюкзак и клади в него всё, что нам сейчас не нужно, а тару под оставшиеся продукты сделай поменьше».

 

Хозяйственные сумки, стоявшие на каменном полу, начали вдруг терять свои очертания и растворяться в воздухе, а на их месте остались лежать несколько консервных банок и вакуумных упаковок. Спустя несколько мгновений рядом с ними появилась маленькая дорожная сумка на длинном ремне.

Журналист сложил продукты в сумку, закинул её ремень на плечо и посмотрел на пантеру.

— Пойдём Кора, погуляем.

Эту фразу обе мысли Герона произнесли одновременно, но только одна из них сказала это вслух, а вторая мысленно.

Пантера, сидевшая на полу и наблюдавшая за действиями своего спутника, тотчас поднялась и направилась к выходу их тупика.

Яфру в ответ на это громко фыркнул, выражая этим и удивление, и твёрдую решимость.

«Я все равно разгадаю секрет Нарфея»,- проворчал он.

Герон тихонько засмеялся и пошёл вслед за Корой.

 

«Достаточно,- объявил Яфру, когда журналист и пантера увидели впереди светлое пятно выхода.- С этой точки я смогу принять твой сигнал для ретрансляции».

«Ты уже снял заслон?»- спросил у него Герон.

«Да, можешь начинать разговор»,- ответил бог в маске.

 

Журналист достал из кармана телефон и несколько минут беседовал с Римасом. Выяснилось, что все документы уже готовы и Герону осталось лишь поставить на них свою подпись.

 

— И всё-таки, я не понимаю, как тебе удалось так быстро найти с Корой общий язык,- звучал в телефоне удивлённый голос Римаса.- Я вчера вечером смотрел репортаж из зоопарка и, честно говоря, был просто в шоке. Да, наверное, и не только я.

— Просто мы с Корой — родственные души,- засмеялся Герон,- и мне ничего не нужно ей объяснять.

— Поразительное,- почти прошептал Римас,- почти нереальное взаимопонимание. Что ты намерен делать дальше? Я имею в виду, где ты поселишь Кору?

— Сейчас буду звонить отцу. Надеюсь, что он не откажется приютить у себя такую милую кошечку,- улыбнулся журналист.

— И ты думаешь, что пантера  его полюбит так же, как и тебя?- удивился Римас.

— Мой отец всю жизнь прожил в лесу, и я думаю, что он гораздо лучше понимает зверей, чем я. Впрочем, время покажет, что будет дальше.

— Где мы встретимся?- спросил его Римас.

«Двадцать второй километр Юго-Западного шоссе, по направлению в центр,- подсказал Яфру.- И пусть закажет для Коры грузовое такси».

«Ты уже продумал весь маршрут?»- спросил Герон, обращаясь к богу яфридов.

«У тебя есть другой вариант?»- поинтересовался Яфру.

«Нет, пусть будет так»,- согласился с ним журналист.

 

Он закончил разговор с Римасом и сразу же, стал звонить отцу, но домашний телефон Илмара не отвечал.

«Наверное, опять на рыбалке»,- подумал Герон.

«Почему твой отец не купит себе мобильный телефон»,- удивился Яфру.

«Зачем? Чтобы ему ежеминутно названивали его клиенты? Нет, отец не любит суеты и живёт по своему расписанию, в которое редко вносит какие-либо изменения. Хотя иногда, конечно же, мобильная связь ему не помешала бы».

«У него есть такая связь,- засмеялся многоликий бог.- В Гутарлау вы с ним общались на расстоянии, не прибегая к помощи телефонного аппарата».

«Ты имеешь в виду мысленный разговор? Но там мы находились не так уж и далеко друг от друга, а сейчас нас разделяет почти тысяча километров».

«Если настроиться на нужную волну, то для мысли вообще не существует такое понятие, как «расстояние». Конечно, здесь не последнюю роль играют, как мощность «передатчика», так и чувствительность «приёмника». Но, судя по ауре твоего отца, он в состоянии услышать тебя и предать свою мысль, в какой бы точке планеты ты не находился»,- сказал бог яфридов.- С моей помощью, ты тоже можешь это сделать в любое время и в любой ситуации».

«Нет, нет,- запротестовал Герон.- Этого делать не нужно. Лучше уж я позвоню ему по обычному телефону. Особой срочности в нашем разговоре я не вижу».

«Как хочешь»,- пожал плечами Яфру.

 

Мысль зелёного божества прозвучала почти равнодушно, но тайная мысль журналиста уловила в ней оттенок наигранности. С каждым днём и с каждым часом, сознание Герона всё чётче и отчётливей воспринимало мысли бога яфридов.

«Ещё одна попытка,- вздохнула тайная мысль,- Какой же он неугомонный! Пытается использовать практически любую ситуацию для того, чтобы добиться своей цели. Но почему он так торопится? Ведь в конечном итоге наши сознания соединятся, и мы превратимся в одно целое. Или нет…?»

 

В то время, как тайная мысль размышляла о намерениях зелёного божества, явная мысль продолжала вести с ним беседу.

«Пошли?»- спросила она у Яфру.

«А Симону ты звонить не будешь?- поинтересовался Барсик-Яфру.- Если уж кто и ждёт от тебя весточки, так это он».

«Он не просто ждёт, а сгорает от нетерпения и возмущения,- засмеялся журналист.- Слушай, а не заглянуть ли нам вместе с Корой к нему в кабинет?»

«А заодно и перепугать всех сотрудников издательства,- захохотал бог яфридов.- Впрочем, поступай, как знаешь. Авторитет самого бесшабашного в столице журналиста ты уже заработал и твоё появление в редакции с пантерой на поводке, вряд ли удивит Симона».

«Да не стал бы я их всех пугать и удивлять, если бы у меня было, где оставить Кору  одну,- ответил Герон.- Моя квартира — не самое подходящее для этого место. Поэтому план действия таков: сейчас идём на встречу с Римасом, затем в издательство. Сдаём весь отснятый материал, и если отец не станет возражать, едем с Корой в Гутарлау».

Приняв такое решение, журналист положил в карман телефон и, махнув пантере рукой, направился вглубь подземелья.

 

«Осталось только узнать, устраивает ли твой план начальника полиции»,- усмехнулся Барсик-Яфру.

«Ты думаешь, что он лично занялся моей персоной?»- спросил его Герон, уверенно шагая по подземному коридору.

«Гера, направить два АКС на одного человека мог лишь шеф полиции».

«Да, что я такого сделал, чтобы Рибарди Кампфф мною так заинтересовался?- удивился журналист, двигаясь так быстро, что Коре, то и дело приходилось переходить на бег.- После исцеления Фризы, Корвелл, скорее всего, потребует закрыть его дело. Я не думаю, что пропажа рубина, пусть даже и очень большого, заставит его продолжить за мной слежку».

«В столице есть люди, которые не спутают священный шар Нарфея с обыкновенным рубином,- возразил ему Яфру.- И Кампфф вполне может оказаться одним из них».

«Опять тайный орден»,- вздохнул Герон.

«Да,- подтвердил зелёный бог.- И я вижу, что наша встреча с орденоносцами неизбежна».

«Но ты ведь говорил, что они охотятся только за магическими предметами,- напомнил ему журналист.- А у меня нет ничего такого, что могло бы их заинтересовать».

«Твои сверхъестественные способности говорят им как раз обратное,- возразил Барсик-Яфру.- Его Святейшество не только глава ордена, но и глава церкви. И он приложит все свои усилия, чтобы узнать истинную причину появления и исчезновения священного шара Нарфея».

«Ты думаешь, что это он приказал начальнику полиции усилить наблюдение за мной?»

«Братья ордена вольны самостоятельно принимать решения, но действуют они всегда согласованно,- уклончиво ответил бог яфридов.- Как начальник полиции, Кампфф, вроде бы и не должен был так пристально за тобой следить, а вот, как член братства, он просто обязан это сделать».

 

Кора уже поняла, что они возвращаются обратной дорогой и поэтому обогнала Герона и бежала впереди лёгкой трусцой, взяв на себя роль проводника и задавая темп их продвижению по подземным коридорам. Журналисту теперь не нужно было напрягаться, вспоминая вчерашний путь, и он позволил себе отвлечься от дороги и сосредоточиться на своём внутреннем мире.

Сознание Герона по-прежнему было разделено на две части, которые он мог контролировать и, кроме того, оставались ещё неизученная область соединения с Яфру и подсознание.

Явная мысль думала о встрече с Римасом, сыщиках и поездке в Гутарлау, а тайная мысль билась над загадкой слияния двух душ.

 

«Что же произойдёт после того, как моя душа полностью растворится в душе Яфру? Как поведёт себя при этом скрытый потенциал? Останется ли он в сознании зелёного бога невидимкой, или тоже растворится в его душе и преобразуется в другую энергию? Мне нужно попробовать проникнуть в область общего сознания. Пожалуй, это — единственный способ хоть что-то выяснить. Но как мне войти в нашу общую душу, не покидая своего убежища?»

Яфру уже давно не разговаривал с Героном и, по-видимому, был занят какими-то своими проблемами. Явная мысль журналиста тоже отдыхала, наблюдая за пантерой, бежавшей впереди и лишь комочек голубой энергии, спрятавшийся в чулане, яростно кружился и пульсировал, пытаясь найти единственное правильное решение.

 

Внутреннее напряжение нарастало, а вместе с ним начала расти и мощность тайной энергии. Вскоре тайная мысль стала похожа на сияющий шар Нарфея, которому явно не хватало места в тайнике. С каждым новым витком этот шар увеличивал орбиту своего вращения, раздвигая невидимые стены убежища. Началась перепланировка сознания.

«Гостиная», в которой Герон постоянно общался с Яфру, стала постепенно уменьшаться, хотя внешне душа журналиста совершенно не изменилась. Тайная мысль прекратила вращение только после того, как одна из стенок чулана пересекла границу общего сознания и внутри секретного убежища появилась часть изумрудного пятна преобразованной энергии человека-яфрида.

Внезапно душа зелёного бога насторожилась, и по её поверхности побежали кольца самодиагностики.

«Неужели он меня заметил?»- испугалась тайная мысль.

Но оранжевые кольца, как и прежде, доходили до области общего сознания и исчезали, не в силах определить происходящие в ней процессы.

 

«Гера, ты что-нибудь чувствуешь?»- прозвучал вдруг озабоченный голос Яфру.

«Нет, а что?»- как можно равнодушнее ответила явная мысль журналиста.

«Моя чёрная дыра только что начала забирать вдвое больше энергии,- взволновано дыша, объяснил зелёный бог.- Куда уходит вся эта энергия, если внешне твоя душа и наше общее сознание нисколько не изменились?»

«Хм, не знаю,- изобразив на лице глупую и удивлённую мину, ответил Герон.- Это никак не связано с твоей новой способностью?»

«Я не могу сейчас отказаться от кошачьей ауры,- вздохнул Яфру.- Во-первых, за нами следит гном, а во-вторых, пантера разорвёт тебя на куски, едва только я превращусь в яфрида».

 

Тайная мысль журналиста затаилась в своём убежище и, слушая этот диалог, внимательно наблюдала за той частью изумрудного пятна, которая теперь оказалась в чулане. Желание войти в него и посмотреть, что происходит внутри, было велико, но Герон решил все-таки не торопиться и подождать, чтобы ещё больше не напугать зелёного бога.

 

Яфру закончил внеплановую проверку и снова тяжело вздохнул.

«Ох, чует моё сердце: подложил мне Нарфей большую свинью со скрытым потенциалом»,-  угрюмо произнёс бог яфридов.

«А почему ты не можешь проверить наше общее сознание?»- поинтересовался Герон.

«Потому что оно непрерывно растёт и его параметры постоянно меняются,- объяснил бог в маске.- Я могу лишь наблюдать за его развитием, не в силах на него как-нибудь повлиять. Для того, чтобы контролировать этот процесс, нужно в совершенстве знать и уметь манипулировать обоими видами энергии, как моей, так и Нарфея».

«Пока я существую и невидима, Яфру не сможет преобразовать энергию моего сознания,- подумала тайная мысль.- И у меня есть шанс сохранить свою индивидуальность».

 

Подземные коридоры то сужались, то расширялись, меняя своё направление, а журналист и пантера быстро продвигались к намеченной цели, не замечая и не подозревая, сколько тайных глаз с интересом провожают их любопытными взглядами.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s