Книга вторая. Глава 25


Адам поставил большую дорожную сумку на пол коридора и с облегчением вздохнул.

— Вот всё и закончилось, — сказал он, посмотрев на жену. — И больше никаких экспедиций и командировок.

— Очень рада это слышать, — заметила Зара, закрывая входную дверь на ключ. — Я уж и не надеялась, что такой момент когда-нибудь наступит. Насколько я понимаю, ты вполне доволен результатом последней поездки?

— Более чем, — кивнул головой Адам. — Всё сложилось, как нельзя лучше…. А сколько раз ты за это время проверяла квартиру?

— Два, — ответила Зара. — Следующая проверка была запланирована на сегодня, но раз уж ты приехал, то принимай дежурство, а я лучше займусь приготовлением обеда.

— А как наш домовой? — улыбнулся археолог. — Больше не хулиганил?

— Перед тем, как читать твою бумажку, я открывала все форточки и ставила вазы на пол. Если он и убегал, то очень осторожно и незаметно, — вполне серьёзно ответила жена. — А вот с входной дверью творилось что-то непонятное. Когда я в первый раз пришла проверять квартиру, то ключ никак не хотел проворачиваться в замке. Я уже хотела было вызвать слесаря, но потом мне пришло в голову прочитать твою молитву и, как это, ни странно, замок сразу открылся. Уж не твой ли это дружок-домовой забавлялся?

— Хм, — задумался археолог, — может быть, и он. А больше ты ничего подозрительного не заметила? В твои ловушки никто не попался?

— Люди в нашу квартиру не заходили, — уверено ответила Зара.

«И всё-таки нужно бы вызвать слесаря, — снимая верхнюю одежду и обувая домашние тапочки, подумал Адам. — Пусть он осмотрит замок. Не исключено, что в квартиру пытались проникнуть».

 

Вчера Адам весь день симулировал недомогание и плохое самочувствие, а вечером объявил о своём решении прекратить работу и вернуться домой. В Красных Песках его больше ничто не задерживало. Статуэтка Нарфея снова стояла на алтаре, и археолог был уверен, что те люди, которые вернули её на прежнее место, уже не допустят повторения подобной ситуации.

Сейчас всё внимание и мысли Адама были обращены к необычайным свойствам его перстня. Происшествие в лабиринте так потрясло археолога, что он уже почти со страхом смотрел на камень-печать, боясь каким-нибудь своим неосторожным действием вызвать новое чудо магического предмета. Адам стал следить за каждым своим движением и желанием, не забывая поглядывать на перстень, поняв, что цвет и яркость излучения камня говорят об активности и готовности выполнить какое-то действие.

 

Закончив осмотр сейфа, и убедившись, что все вещи находятся на своих местах, археолог направился в кабинет.

— Адам, у нас плохо работает вытяжка над плитой, — крикнула Зара из кухни, увидев появившегося в коридоре мужа.

— Я это заметила ещё в прошлый раз, когда пекла пироги, — сказала она, наблюдая за тем, как её муж осматривает вентилятор. – Но тогда ты был очень занят, и я не стала тебе об этом говорить.

— Я, конечно, не специалист в подобных вопросах, — почёсывая свою макушку, произнёс Адам, — но мне кажется, что у нас засорился дымоход. Вентилятор работает вхолостую и практически не засасывает воздух. Сейчас принесу стремянку, отвёртку и сниму лючок дымохода.

— Нет, нет, нет, — запротестовала жена. – Сверху сразу посыплется мусор, шурупы, отвёртка и всё это в кастрюлю и сковороду. Сначала я закончу, а потом уж осматривай дымоход сколько угодно. Обойдусь пока тем, что открою окно.

— Хорошо, — согласился Адам, — но учти, что сытый я работаю гораздо медленнее и хуже.

— В таком случае мы поступим иначе, — улыбнулась Зара. – Обед будет готов через двадцать минут и тебе вполне хватит этого времени для того, чтобы проверить вентиляцию в смежной комнате. Я думаю, что такой осмотр поможет тебе быстрее решить проблему.

— Зара, ты знаешь, как работает вентиляция в нашей квартире? – удивился супруг.

— Пока ты ездил по экспедициям и командировкам, мне приходилось заниматься ремонтом. И теперь я знаю даже то, где и какие у нас проложены трубы и электрические провода.

— Что же, значит, пришло и моё время всё это узнать, — вздохнул Адам и пошёл за стремянкой.

 

В спальной комнате археолог осмотрел вентиляционную решетку и сразу понял, что кто-то совсем недавно её снимал. Адам до упора открыл жалюзи решетки и поднёс к ней зажжённую спичку. Воздушная тяга сразу засосала пламя в щель и потушила спичку.

«Кухонная вытяжка всего в двух метрах от меня, но там уже тяги нет, — думал археолог, стоя на стремянке. – В чём дело?»

И вдруг ему в голову пришла мысль осмотреть шахту при помощи перстня. Адам настроил его на невидимость и едва только приложил к стене ладонь с перстнем, как сразу же увидел шкатулку и диадему, которые почти полностью перекрыли канал.

«Так вот зачем снимали решетку, — понял Адам. – Но кто это сделал? Может быть, Зара под воздействием гипноза? Впрочем, даже если это и так, то спрашивать её об этом совершенно бессмысленно. Показывать ей шкатулку и корону, я думаю, не стоит. Такая находка только напугает её. Но сейчас я освобожу канал, и на кухне вновь появится тяга. Как мне объяснить причину засора?»

Археолог стал водить ладонью вдоль стены, осматривая кирпичную кладку в канале, и в полуметре от решетки обнаружил кирпич, который можно было расшатать и вынуть. Тогда он снял решетку, достал из канала шкатулку с диадемой и, вырвав из кладки обломок кирпича, вновь перекрыл им тягу. Стараясь не шуметь, археолог спустился вниз, словно вор, прокрался в кабинет и спрятал найденные вещи в сейф.

 

— Зара, я свою работу выполнил, — радостно сообщил он жене, появившись на кухне с обломком кирпича в руке. – Теперь канал свободен и у тебя должна снова работать вытяжка.

— Господи, — всплеснула руками Зара. – А почему ты не переоделся? Ты посмотри, на кого ты похож!

Левая рука Адама до самого плеча была испачкана в пыли, паутине и копоти.

Археолог посмотрел сначала на свою руку, а затем на жену.

— Зара, но у меня нет рабочей одежды. Я ведь никогда в доме ремонтом не занимался.

— Иди в ванную, мойся и переодевайся, — вздохнула супруга. – Завтра купим тебе спецовку.

— А так же, монтажную каску и отбойный молоток, — добавил Адам. – Ремонтировать, так ремонтировать.

Зара молча, подошла к мужу, забрала у него обломок кирпича и положила «причину засора» в мусорное ведро.

— Я свою работу тоже закончила, — сказала она, — но ты, наверное, ещё недостаточно проголодался, если до сих пор стоишь на месте и не идёшь умываться.

— Я недостаточно проголодался? – возмутился Адам. – Мало того, что я целую неделю был лишён домашней пищи, так ещё и трубочистом успел поработать. И если я с сегодняшнего дня начинаю заниматься ремонтом в нашей квартире, то мне просто необходимо перейти на усиленное питание.

— Ты уже и без того давно не страдаешь отсутствием аппетита, — улыбнулась Зара, доставая из шкафа тарелки. – Кстати, ты не забыл прибрать своё рабочее место? Если я всё правильно поняла, то после обеда тебе будет гораздо сложнее это сделать.

— Что верно, то верно, — согласился с ней Адам и пошёл в спальню за стремянкой.

 

После обеда археолог направился в свой кабинет. Неожиданная находка и обрадовала Адама и встревожила. Было совершенно очевидно, что незнакомец, кто бы он ни был, не успокоится, пока эти вещи находятся в квартире.

«Может быть, просто взять, да и выбросить шкатулку вместе с короной в мусоропровод? – думал Адам, сидя за письменным столом. – Нужно только вынуть из шкатулки медную книгу».

Ещё там, в лабиринте, когда он стоял перед статуэткой, археолог мысленно читал молитву и спрашивал Нарфея, как ему относится к Герону и Илмару. Короткое видение, которое возникло, едва он прикрыл глаза, потрясло Адама. В ореоле яркого света внезапно возникла фигура рыбака, и в руках он держал медную книгу.

«Зря я не поверил Герону. А теперь, как передать ему книгу? За ним следит полиция, а за мной люди Корвелла».

 

— Адам, ты чем занят? – в дверях кабинета появилась Зара.

— Да вот, хочу посмотреть медали и монеты, — ответил Адам, доставая из ящика стола картонную коробку.

— Ты знаешь, я тоже хотела бы посмотреть наши драгоценности, — призналась жена. – А то в последнее время я могу их только трогать, но это абсолютно не доставляет мне удовольствия.

— Бедняжка,- улыбнулся Адам. – Ты целую неделю мучилась оттого, что не могла полюбоваться своим сокровищем?

— Да, — надув губы и совсем по-детски буркнула Зара.

— Пойдем, — сказал Адам, вставая из-за стола, — сейчас мы вернём тебе все твои новые игрушки.

 

Спустя десять минут археолог вернулся в кабинет и закрыл за собой дверь на ключ.

«Теперь Зара занята и надеюсь, что надолго, — подумал он, — а я могу достать из сейфа шкатулку с диадемой».

Адам долго сидел за столом и задумчиво смотрел на эти две вещи. Как археологу и коллекционеру, ему было очень тяжело расстаться с любой из них, но он понимал, что ситуация давно уже вышла за рамки простого собирательства. Благодаря перстню, Адам начал осознавать, какую огромную силу и опасность могла таить в себе любая магическая вещь. Любопытство исследователя боролось в нём с чувством врождённой осторожности и трезвого расчёта. Курильщик из 37-го купе страшил археолога сильнее, чем вся служба безопасности. Невидимый, неслышимый и вездесущий, призрак всё время был где-то рядом, и Адам достаточно хорошо ощущал его присутствие.

«Почему он не унёс корону и шкатулку, если они так ему нужны? – гадал археолог, думая о курильщике. – Он явно хочет положить диадему обратно в шкатулку, но почему тогда не сделает этого сам? И зачем курильщик спрятал эти вещи в канал? Боялся, что кто-то может их забрать? Кто? Грабители или служба безопасности? А может быть, есть кто-то ещё, кто охотится именно за этой короной?»

Адам взял в руки диадему и вдруг почувствовал, что перстень на его пальце заметно потеплел. Корона тоже отреагировала на приближение перстня. Множество драгоценных камней, которые до сих пор искрились обычным блеском, сразу стали излучать живой пульсирующий свет. От этого излучения корона засияла, переливаясь всеми цветами радуги. Ореол фантастического света заворожил Адама, и он замер, задержав дыхание.

Внезапно со стороны окна послышался сильный шум. Археолог повернул голову и увидел, что в окно бьются четыре чёрных ворона. Они громко кричали, отчаянно хлопали крыльями и царапали когтями оконное стекло. Адам отложил корону на край стола и убрал от неё руки, отчего диадема сразу потускнела, перстень остыл, а вороны мгновенно улетели.

«Что же мне с ней делать? – вновь задумался археолог. – Эх, ладно, сейчас достану медную книгу, а потом попробую сделать все эти вещи невидимыми».

Он пододвинул к себе шкатулку, произвёл все необходимые манипуляции, и его снова развернуло вместе со стулом на сто восемьдесят градусов. Подождав несколько секунд, археолог развернулся и увидел перед собой большую красивую коробку, но в ней лежала только одна книга.

«И эта вещь не имеет своего двойника, — понял Адам. – Жаль, а то я одну отдал бы Илмару, а вторую оставил себе. А впрочем, может быть это и к лучшему. Весь текст я всё равно знаю наизусть, а моя квартира — не самое лучшее место для хранения».

Достав из коробки книгу, археолог закрыл крышку и сам на пять секунд отвернулся от стола. За это время большая коробка вновь превратилась в маленькую шкатулку.

 

— Адам, — в дверь осторожно постучала Зара. – Ты не мог бы мне открыть?

— Что случилось? – спросил Адам, торопливо пряча корону и шкатулку в разные ящики стола.

Он вышел из-за стола и открыл дверь, за которой стояла его жена с ручным зеркальцем в руке.

— Несколько минут назад я примеряла красивые серьги и смотрелась вот в это зеркальце, — Зара подала мужу овальное зеркало в костяной оправе. – Но внезапно вместо моего отражения появилось лицо другой женщины. Я чуть было не бросила зеркало на пол.

— Ты можешь описать лицо этой женщины, — спросил Адам, принимая зеркало из рук жены.

— Молодое, не больше тридцати лет, — стала вспоминать Зара. – Волосы и брови чёрные, нос прямой, губы тонкие, но самое главное — глаза властные и пронзительные.

Зара зябко передёрнула плечами, видимо вспомнив взгляд незнакомки.

— Адам, мне страшно, — призналась она. – В нашей квартире происходят странные вещи. Это не опасно?

— Не бойся, — стал успокаивать её муж. – Всё это, конечно, необычно, но ничего страшного здесь нет. Скажи, а зеркало такое у нас одно или нет?

— Их два, — кивнула головой Зара, — и оба лежали среди тех вещей, которые ты не стал прятать в сейф.

— Пойдём, я заберу и его, — Адам взял под руку жену. – И если ты при осмотре новых вещей заметишь что-либо странное, то не пугайся, а просто неси эти предметы ко мне. Хорошо?

— Хорошо, — вздохнула Зара, — но поклянись, что ты меня не обманываешь и во всём этом, действительно нет ничего опасного.

— Клянусь, — ответил Адам, не забыв спрятать руку с перстнем за спину. – А тебе, вместо того, чтобы пугаться, я советую чаще читать охранную грамоту.

— Это всегда происходит так неожиданно, что я каждый раз забываю о твоей молитве, — призналась Зара. – Но теперь я постараюсь быть более внимательной.

 

Когда Адам вернулся в кабинет, он снова закрыл дверь на ключ, сел за стол и достал из ящиков шкатулку и корону. В левую руку археолог взял оба зеркальца и расположил их таким образом, чтобы в обоих видно было отражение его лица, а правую руку с перстнем стал медленно приближать к диадеме.

Перстень стал нагреваться, а корона вспыхнула всеми гранями драгоценных камней, с каждым новым мгновением увеличивая своё сияние. Внезапно отражение в обоих зеркалах стало расплываться и сквозь него появились новые лица. В одном зеркале возникло лицо мужчины с тонкими полосками усов и чёрной бородкой. Адам с удивлением отметил, что все те приметы, которые называла Зара, полностью подходят и к этому незнакомцу. Зато во втором зеркале появилось изображение, от которого археологу стало не по себе. Из овала зеркала на него смотрела голова мумии с чёрными провалами пустых глазниц. Но где-то глубоко в этой тёмной пустоте угадывалось движение странных полутеней, отчего общий вид головы приобретал, вполне осмысленное выражение.

Со стороны окна вновь послышался шум. Это вернулись вороны, и стали с такой силой биться о стекло, что Адам моментально отвёл руку с перстнем от короны и положил оба зеркала на стол. Чёрные птицы покружились ещё несколько секунд и исчезли.

«Ох, Адам, Адам, — вздохнул археолог, задумчиво глядя на корону. – Не слишком ли далеко ты зашёл со своим любопытством? Опять ты суёшь свой нос не туда, куда нужно. Ну, кто бы мог подумать, что обыкновенное на вид костяное зеркальце обладает каким-то магическим свойством? А почему их два…? Корона, часы и перстень появились из шкатулки в одном экземпляре, а вот зеркало почему-то вместе со своим двойником. Не понятно».

Адам пододвинул к себе оба зеркала и стан водить над их поверхностью ладонью с перстнем. Но, ни одна вещь на это действие не отреагировала.

«Я тычусь во все углы, словно слепой котёнок, — вздохнул археолог. – Каждая из этих вещей живёт своей собственной жизнью, настолько далёкой от реальности, что не такому дилетанту, как я, ломать голову над загадками их поведения».

 

Настроив перстень на невидимость, Адам положил ладонь с активированным камнем на книгу, которая сразу  исчезла. Шкатулка такого прикосновения, словно бы и не почувствовала и осталась, как и прежде видимой стоять на столе. Зато, когда археолог попытался направить энергию камня на корону, его рука резко отшатнулась, диадема на мгновение ослепительно сверкнула всеми своими огнями, а за окном опять замелькали птицы.

«Нельзя, — понял Адам. – Вот почему курильщик спрятал шкатулку и диадему — невидимость перстня на них не действует. А это означает, что любой человек, тайно проникнувший в нашу квартиру, смог бы обнаружить эти вещи. Ну, а мне как теперь быть…? Спрятать корону в шкатулку, или положить их обратно в вентиляционный канал…? А давай попросим совета у Нарфея».

Он положил ладони на невидимую книгу, закрыл глаза и стал мысленно читать молитву о выборе правильного пути, надеясь, что это вызовет в его воображении какие-нибудь картины или видения, в которых можно будет уловить намёк или даже получить прямое указание. Но молитва закончилась, а Адам так ничего и не увидел.

«Странно, — подумал археолог, открывая глаза. – Неужели Нарфею все равно, как я поступлю с короной? А вот перстень, как мне кажется, с трудом переносит присутствие этого предмета. Осталось только узнать, готова ли шкатулка принять диадему».

 

Открыв крышку шкатулки, Адам взял корону той рукой, на которой не было перстня, и стал подносить её к шкатулке. К его огромному удивлению, диадема вдруг начала уменьшаться в размерах и когда рука археолога зависла над открытой шкатулкой, корону уже вполне можно было уложить внутрь.

«Так, так, — сразу всё понял Адам. – Когда шкатулка хочет принять какую-нибудь вещь, то она принимает её размеры, а здесь всё наоборот. Значит, это корона хочет спрятаться в шкатулке, а той, в общем-то, всё равно. Интересная ситуация».

Археолог отвёл руку от шкатулки и положил диадему, тотчас принявшую прежний вид, на край стола.

«Нет, не нужно торопиться, — решил он. – Лучше ещё раз всё обдумать и взвесить».

Спрятав все вещи в стол, Адам устало откинулся на спинку стула и расслабился.

«Пойду-ка я выпью кофе и немного отдохну. Что-то у меня от этих фокусов уже голова кружится».

 

В коридоре он увидел жену, которая только что вышла из зала, где она и примеряла свои драгоценности.

— Ты хочешь выпить чашку кофе, – посмотрев на мужа, сказала Зара.

— А ты откуда это знаешь, — прищурился Адам, – читаешь мои мысли и желания?

— Мысли я читать не умею, — отрицательно покачав головой, ответила ему супруга. – Но зато, когда я вижу на твоём лице это решительное и целеустремлённое выражение, то я точно знаю, что ты пошёл пить кофе.

— Так, — медленно и протяжно произнёс Адам. – А что ещё ты прочитала на моём лице?

— То, что после кофе ты собираешься прилечь отдохнуть.

— Поразительно, — удивлённо пробормотал супруг. – И всё это написано на моём лице?

— Кое-что на лице, — улыбнулась жена, — а что-то можно угадать по твоей походке и внешнему виду. Ты сегодня с самого утра на ногах и полдня добирался до нашей квартиры, затем поработал трубочистом, пообедал и вот уже, почти два часа просидел в кабинете. В твоём возрасте при таком режиме, и это вполне естественно, любой человек после чашки горячего кофе с булочкой, захочет лечь и отдохнуть.

— Ты даже булочку и ту угадала, — захохотал Адам. – Ты видишь меня насквозь, и в то же время мне приходится клясться в том, что я тебя ни в чем не обманываю. Не слишком ли сильно ты перестраховываешься?

— Ну, зачем же путать бытовые вопросы с твоими колдовскими заморочками? – поморщилась Зара. – Если бы ты занимался чародейством с первого дня нашего знакомства, то сейчас я, возможно, уже привыкла бы ко всем чудесам.

— Зара, я не чародей, а простой фокусник, — увлекая жену в столовую, сказал Адам. – Мы уже с тобой договорились называть меня именно так.

— Хорошо, — согласилась Зара. – Но фокусы у тебя уж очень необычные и больше похожи на волшебство. Вот взять хотя бы это зеркало. Откуда в нём появилось изображение другой женщины?

— Ты увидела в нём женщину, а я увидел мужчину, — вздохнул супруг. – Этот фокус я ещё и сам не разгадал.

— И на кого похож твой мужчина? – поинтересовалась жена.

— На твою женщину, — улыбнулся Адам, но заметив недоверие во взгляде Зары, поспешно добавил: — Правда, правда. Судя по твоему описанию, он, как минимум, родной брат твоей незнакомки.

— Ты знаешь, у меня такое ощущение, что я где-то уже встречала это лицо, — сказала Зара, поставив на стол блюдо с булочками. – Вот только никак не могу вспомнить где.

Адам, стоявший у плиты и ожидавший, когда закипит кофе, вдруг на несколько секунд замер, а затем медленно повернул голову в сторону жены.

— Я знаю где, — тихо сказал он. – В портретном зале картинной галереи.

— Точно, — всплеснула руками Зара. – Там, среди маркиз и герцогинь, я и видела это лицо. А твой мужчина тоже там?

— Кажется, да, — кивнул Адам. – А давай мы завтра туда сходим. Я уже давно не был ни в музее, ни в галереи.

— Конечно, — обрадовалась жена. – А какие драгоценности мне можно будет надеть?

— Любые, — махнув рукой, ответил археолог, но заметив недоверчивый взгляд супруги, добавил: — Кроме тех, которые я положу в сейф.

— Ну, конечно, — недовольно проворчала Зара, — самые хорошие украшения ты и спрячешь.

— Не нужно забывать, что все искусствоведы и большинство работников музея — хорошие специалисты и ценители старины, — напомнил ей Адам. – А среди них, к сожалению, много агентов службы безопасности.

— Я понимаю, — вздохнула жена. – Но желание надеть на себя красивую вещь от этого почему-то не уменьшается. Ты кофе будешь пить со сливками?

—  Да, пожалуй, — Адам снял кофейник с плиты, поставил его на стол, и в этот момент в зале громко хлопнула форточка окна.

— Кажется, твой дружок-домовой вернулся, — усмехнулась Зара. – Или, наоборот, опять убежал.

— Это просто сквозняк, — пожал плечами Адам. – Сейчас пойду закрою окно.

 

Археолог вышел из столовой, мысленно уже читая заклинание Нарфея. В зале он остановился в центре комнаты и, не переставая повторять слова молитвы, осмотрел всё помещение. Внезапно форточка окна снова настежь распахнулась и лёгкие тюлевые шторы всколыхнулись, хотя археологу показалось, что шевелились они и до того, как открылась форточка. Адам подошёл к окну, закрыл форточку и вернулся в столовую.

 

— Садись пить кофе и не обращай внимания на шум, — посоветовала ему жена. – Твой приятель сейчас всё равно вернётся.

— Почему ты так думаешь, — удивился Адам.

— Ты форточку на защёлку закрыл?

— Да, — ответил супруг.

— Так вот, полчаса назад я уже делала это, — вздохнула Зара. – Наш домовой — очень настырное создание. Ты его выгоняешь в окно, а он возвращается через вентиляционную шахту.

— Неужели ты видела, как он это делает? – ещё больше удивился Адам.

— В зале под решеткой накопилось достаточно мусора для того, чтобы понять, как это происходит.

— Я вижу, что присутствие домового тебя уже не пугает, — улыбнулся супруг, садясь за стол.

— С тех пор, как он перестал меня гипнотизировать, я действительно стала относиться к нему более дружелюбно, — кивнула головой Зара. – Ещё немного и я полностью к нему привыкну. Жаль только, что мою любимую вазу уже не вернуть, а то я была бы согласна даже подружиться с ним.

 

Супруги ещё минут пятнадцать находились в столовой, после чего Адам пошёл в спальню, а Зара вернулась в зал, выбирать украшения для завтрашнего похода в картинную галерею.

 

Археолог прилёг на кровать и собирался уже закрыть глаза, когда вдруг увидел вазу, стоявшую на шкафу, рядом с вентиляционной решеткой.

— Иди сюда, Зара, — закричал Адам, продолжая удивлённо и растерянно смотреть на вазу.

В дверях спальни появилась супруга, посмотрела на мужа, а затем перевела свой взгляд туда, куда продолжал смотреть Адам. Зара испуганно вскрикнула и прижала руки к груди.

— Кажется, наш домовой сожалеет о том, что произошло, и решил перед тобой извиниться, — усмехнулся супруг.

Зара подошла к шкафу, осторожно сняла с него вазу и принялась внимательно её разглядывать.

— Ни одной трещинки, — наконец, произнесла она. – Это же просто чудо. Адам, не выгоняй его больше из нашей квартиры.

— Хорошо, пусть живёт, — согласился археолог, закрывая глаза и настраиваясь на нужную молитву. – Я не стану его пугать при условии, что он и впредь будет вести себя прилично.

 

Зара некоторое время ещё разглядывала вазу, а затем поставила её обратно на шкаф и подошла к супругу. Ровное и замедленное дыхание Адама говорило о том, что он уже крепко спит. Жена прикрыла мужа пледом и, посмотрев внимательно на его лицо, вдруг громко щёлкнула пальцами правой руки. На лице Адама не дрогнул ни один мускул. Зара удивлённо покачала головой и вышла из спальни.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s