Книга вторая. Глава 26


Симон, как обычно в это время, сидел за своим письменным столом и просматривал материал следующего выпуска «Ежедневных новостей». От работы его отвлёк тихий скрип дверных петель. Редактор посмотрел на дверь и увидел голову Мелвина, которую журналист просунул в образовавшуюся щель.

— Здравствуй, Симон. Это я, — сказал Герон, глядя на своего шефа подозрительно невинными глазами.

— Я пока что вижу только твою голову, — заметил редактор, положив авторучку на стол. — А сам-то ты заходить не собираешься?

— Дело в том Симон, что я не один, — вздохнул журналист, и в этот момент на уровне его бедра в дверном проёме показалась голова пантеры.

Редактор резко отшатнулся, откинувшись на спинку кресла, и застыл с раскрытыми от ужаса глазами.

— Да ты совсем охренел, что ли? — наконец, выдохнул Симон.

— Не пугайся, — начал успокаивать его журналист. — Понимаешь, у меня просто не было другого выхода. Оставить её одну в квартире я не могу, а водитель грузового такси наотрез отказался посидеть с ней часок в машине.

— И ты не придумал ничего лучшего, как привести её ко мне? — начал уже потихоньку приходить в себя редактор. — Ты, наверное, решил, что это позабавит меня и успокоит твою бездомную подружку? Ты почти добился своего. Осталось совсем немного — чтобы твоя кошка сомкнула свои челюсти на моей шее.

— Я клянусь тебе, Симон, что эта пантера — самое безобидное и ласковое существо в нашем городе, — произнёс Герон, стараясь говорить, как можно убедительнее. — Твоей жизни абсолютно ничего не угрожает. В коридоре за моей спиной собралась целая толпа народа. Если ты мне поверишь и пустишь нас в кабинет, то тебя начнут уважать не только как начальника, но и как самого бесстрашного и отважного редактора со дня основания нашего издательства.

— Я уже начинаю проклинать тот день, когда принял тебя на работу, — вздохнул Симон, вновь облокотившись о столешницу и посмотрев на пантеру уже более дружелюбно.

«Ты попал в самую точку, — заметил Яфру. — Перспектива поднять свой авторитет на такую высоту, явно заинтересовала Симона».

— Кора не опаснее той кошки, которая живет в твоей квартире, — продолжал уговаривать редактора Герон. — Ты же не боишься, что твоя любимица выцарапает тебе во сне глаза?

— Ладно, заходи, — наконец, решился Симон, — но только пусть твоя кошка ляжет в противоположном от меня углу. Ты уверен, что можешь полностью контролировать её действия?

— Абсолютно, — подтвердил Герон, войдя с Корой в кабинет и закрыв за собой дверь. — Нужно только соблюдать простые правила. А именно: не размахивать руками и не кричать, не смотреть ей пристально в глаза и не скалить зубы, то есть по-нашему — не улыбаться. А главное — не бояться. Чувство страха имеет очень сильный запах и сразу указывает хищнику на то, что ты и есть его добыча.

— С каких это пор ты стал дрессировщиком? — поинтересовался редактор, внимательно наблюдая за тем, как Герон укладывает пантеру на пол рядом с диваном.

— Это у меня наследственное, — объяснил ему журналист. — Мой отец до сих пор живёт в лесу среди диких зверей.

 

Герон присел на краешек дивана и намотал на кисть правой руки блестящую никелированную цепь от ошейника, которую он только что купил для Коры в зоомагазине.

— Я вчера смотрел вечерние новости, — сказал Симон, уже полностью оправившийся от новой выходки журналиста. — Ты произвёл настоящий фурор. У меня сегодня телефон всё утро разрывается от звонков. Тебя разыскивают всевозможные общества защиты животных, директора зоопарков и просто разные люди. Все предлагают свою помощь и готовы немедленно предоставить этой кошке новое жилище.

— Час назад я подписал все необходимые документы, и теперь пантера принадлежит мне на законных основаниях, — сообщил ему Герон. — Я пока ещё не решил, что буду делать дальше и поэтому хочу, чтобы ты сдержал своё слово и отпустил  меня на недельку в Гутарлау. За этот срок я надеюсь полностью определиться и устроить дальнейшую судьбу Коры.

— Тут такое дело, — замялся Симон, взяв по привычке авторучку и начав постукивать ею по столешнице.

Кора тотчас подняла голову и внимательно посмотрела на редактора. Симон моментально перестал стучать, а затем медленно и осторожно положил авторучку на стол.

— Только что звонил босс, — продолжил редактор, стараясь не смотреть ни на пантеру, ни на журналиста. — Оказывается центральное телевидение, снимает какой-то фильм о живой природе. Съёмочная группа уже две недели живёт в джунглях, и руководство телеканала было бы очень признательно нашему издательству, если бы ты согласился на одну неделю принять участие в съёмках вместе со своей Корой. Что ты на это скажешь?

— Вы хотите сдать меня в аренду? — улыбнулся журналист. — А как насчёт материального вознаграждения?

— На тебя деньги сыплются, как из рога изобилия, — ответил редактор. — Во-первых, босс решил купить у тебя весь материал о мутантах, а во-вторых, за новую командировку ты получишь гонорар, как от центрального телевидения, так и от нашего издательства. И ещё плюс к этому ты можешь и, кстати говоря, должен наработать фотоматериал для нового номера журнала.

— А те фотографии, которые я нащёлкал вчера, вам уже не нужны? — поинтересовался Герон.

— Как это не нужны? — возмутился Симон, — А что, Эдди их уже отпечатал?

— Нет, — вздохнул журналист. — Я хотел зайти к нему в лабораторию, но он захлопнул дверь у меня перед самым носом, едва только увидел Кору. Эдди запер дверь на ключ, обозвал меня придурком и сказал, что никого не пустит в лабораторию до тех пор, пока я не уведу пантеру, хотя бы на другой этаж.

— Нормальная реакция вполне вменяемого человека, — усмехнулся Симон.

 

На редакторском столе громко зазвонил телефон, отчего пантера снова подняла голову и насторожилась. Симон, заметив движение Коры, поторопился снять с рычага телефонную трубку.

 

— Да, у меня, — произнёс он, в ответ на чей-то вопрос. — Да, с ней…. Мы с ним как раз об этом сейчас и разговариваем…. Да, хорошо.

Редактор положил трубку на аппарат и посмотрел на Герона.

— Босс интересуется, каков будет твой ответ, — сообщил он журналисту.

«Ну, что Барсик? Махнём на недельку в джунгли? — предложила явная мысль Герона. — Отдохнём от сыщиков, да и Коре давно уже пора побывать на родине».

«Джунгли, так джунгли, — согласился Яфру. — Честно говоря, мне  порядком надоел этот каменный муравейник».

— Когда нужно вылетать? — спросил журналист у редактора.

— Самолёт стоит под парами на частном аэродроме. Все ждут твоего решения, — ответил Симон. — Если ты согласен, то бери в гараже подходящую машину и вперёд. Но сначала оставь мне всё то, что ты нащёлкал за последние два дня, а фотографии с пантерой мы будем рассматривать после твоей командировки.

С этими словами, редактор достал из ящика стола банковский чек и положил его на край столешницы.

«Гера, не забудь, что нам нужно заехать домой за блеккой, — напомнил журналисту Барсик-Яфру. — Я надеюсь, что у меня там появится возможность хоть ненадолго побыть яфридом».

«А новую настойку брать будем?» — спросил его Герон.

«Давай и её возьмём», — согласился многоликий бог.

«Короче, ребята подумают, что к ним прилетел алкоголик», — улыбнулась явная мысль журналиста.

«Ты что думаешь, что они там только родниковую водичку пьют? — снисходительно прищурился Барсик-Яфру. — Это ты будешь выглядеть трезвенником, когда начнёшь отказываться от их выпивки».

— Хорошо, я согласен, — сказал Герон, обращаясь к редактору. — Передай телевизионщикам, что я буду на аэродроме через два часа.

 

Журналист достал из футляра новую карту памяти и вставил её в камеру, а старую положил на редакторский стол.

— Сейчас заеду в банк и домой, — сказал он, пряча в карман банковский чек, — а затем сразу на самолёт. Какие-нибудь указания ещё будут?

— Будут, — кивнул головой Симон. — Если ты там подружишься с каким-нибудь крокодилом или удавом, то не вздумай тащить их в мой кабинет. Этих тварей я боюсь ещё больше, чем пантеру.

 

В гараже Герон выбрал автомобиль с самым просторным салоном, разложил заднее сидение и запустил туда Кору.

«Нам бы нужно перед дальней дорогой минут пятнадцать в парке погулять, — подсказал журналисту Барсик-Яфру, намекая на Кору. — Да и перекусить чего-нибудь вам тоже не помешало бы».

«Сейчас организуем, — ответил Герон, выезжая из гаража. — Гулять мы теперь можем где угодно и вполне на законных основаниях.  А что, мы очень хотим в туалет?»

«Кора перенервничала не меньше, чем любой из ваших сотрудников и если ты не поторопишься, то она может немного подпортить заднее сидение служебного автомобиля».

«О нет, — заволновался журналист, — только не это. Однажды я уже превратил в туалет машину из нашего гаража. Если такая ситуация повториться, то меня будут считать самым большим засранцем во всём издательстве».

Герон резко нажал на педаль акселератора и поспешил к ближайшему парку.

 

Перепугав десяток горожан, гулявших в парке, под лай собак и удивлённо-восторженные крики подростков, Герон и Кора, наконец, нашли безлюдное и тихое место на берегу маленького озера.

«Здесь ты можешь справить все свои дела, — обращаясь к пантере, сказал журналист, — а я тем временем позвоню отцу».

Разговаривая с Корой, Герон теперь одновременно пользовался сразу обеими мыслями, и если явная мысль произносила слова вслух, то тайная внушала пантере нужное действие с помощью невидимой энергии Нарфея. Яфру, внимательно наблюдавший за тем, как  журналист общается с большой дикой кошкой, и в этот раз не выдержал и негромко, но выразительно фыркнул.

«Даже если допустить, что Кора понимает большинство из тех слов, которые ты произносишь, то она всё равно не может ТАК понимать человеческую речь, — заметил зелёный бог. — Для того чтобы понять смысл твоей фразы, нужно в совершенстве владеть тем языком, на котором ты говоришь. Из этого я делаю вывод, что ты воздействуешь на сознание пантеры каким-то другим способом».

«Ты — бог, тебе виднее, — пожал плечами Герон и достал из кармана мобильный телефон. — А я, как выяснилось, практически ничего не знаю о возможностях и способностях моего сознания и мозга. Вот ты, например, знаешь, где находится область моего подсознания, потому что ты иногда туда прячешься, а я вообще не понимаю, где его искать».

Яфру негромко и добродушно засмеялся.

«Гера, эта область потому так и называется, что находится ПОД сознанием, а не в нём самом. Если ты представишь своё сознание в виде шара, который находится на твоем столе, то нижняя точка этого шара и называется его подсознанием. Ты можешь откатить шар в сторону, и точка его опоры переместится, но всё равно окажется под шаром».

«Ты хочешь сказать, что подсознанием может оказаться любая точка на поверхности моего «шара-сознания»? — заинтересовался Герон, задержав свой палец над кнопкой вызова.

«Невозможно объяснить структуру сознания, применяя к ней всего лишь трёхмерное пространство и не учитывая тех энергетических полей, которые на него воздействуют, — вздохнул зелёный бог. — Подобно ленте Мёбиуса, подсознание имеет одну плоскость, которая в одно и то же время находится, как сверху, так и снизу. А уж если мы представили твоё сознание в виде шара, то любая точка, как внутри его, так и снаружи, может оказаться подсознанием. Но активной всегда является та точка, на которую в данный момент опирается твоё сознание, принимающее или отражающее энергетику внешних полей. Уразумел?»

«В общих чертах», — признался журналист и, встряхнув головой, нажал кнопку вызова.

 

— Алло, — произнёс в телефоне голос Илмара.

— Привет, па! Наконец-то я до тебя дозвонился, — с облегчением вздохнул Герон.

— Я только что вернулся с рыбалки, — ответил Илмар. — У тебя что-то срочное?

— Ну, в общем-то, нет, — замялся Герон, — но мне хотелось бы разобраться с этой проблемой, как можно скорее.

— А в чём проблема?

— Понимаешь, я тут бездомную кошечку подобрал. Очень милое создание.

— Видел я вчера по телевизору твоё «милое создание», — захохотал Илмар. — Хорошо, что мне позвонил Дадон, а то бы я сейчас обязательно попался на твою удочку. А кошечка твоя не бездомная, а беглая и ты её не подобрал, а увёл из зоопарка. За тобой, наверное, до сих пор полиция гоняется?

— Нет, нет, — запротестовал Герон. — Это устаревшая информация. На данный момент подписаны все необходимые документы, и Кора по закону принадлежит только мне. Мы теперь ни от кого не бегаем, но вот с жильём у нас, действительно, плохо.

— Так, так, — сразу всё понял Илмар. — Ты хочешь поселить её в нашем доме для того, чтобы она пугала заблудившихся туристов?

— И грабителей тоже, — улыбнулся Герон. — Но я вовсе не настаиваю, а всего лишь предлагаю. Если тебе такая затея не по душе, то я сегодня же начну подыскивать Коре новое жильё. Через час мы с ней улетаем на недельку в джунгли. Нас пригласили поучаствовать в съёмках фильма о живой природе.

— В таком случае, после командировки приезжайте в Гутарлау, а там решим, что нам делать дальше, — предложил сыну Илмар.

— Иными словами, ты не исключаешь возможность, что тебе удастся найти с Корой общий язык? — прищурился Герон.

— Если это получилось у тебя, то почему бы и мне не попробовать? — ответил ему Илмар. — От собаки бы я точно отказался. Старого Грума мне ни один пёс не заменит, во всяком случае, в ближайшее время, а вот кошек у меня никогда ещё не было, тем более таких.

— Вот и прекрасно, — обрадовался Герон. — Я уверен, что вы с ней полюбите друг друга.

— Поживём — увидим, — сказал Илмар. — Не забудь перед отъездом передать от меня привет нашим знакомым.

«Он намекает на медную книгу, — шепнул Герону Барсик-Яфру. — Но сегодня утром, пока вы ещё спали, я был у археолога. В квартиру не попал, зато узнал, что Адам отправляется в новую экспедицию и всё в тот же район Красных Песков».

«Понятно, — ответила ему явная мысль журналиста. — Адам хочет убедиться в том, что статуэтка Нарфея и его священный шар снова находятся на своём месте».

— Они уехали из столицы, — отвечая отцу, сообщил Герон. — Я передам им твой привет при первом же удобном случае.

— Хорошо, — согласился Илмар.

— Ну, всё па, я полетел. — Герон посмотрел на часы. — Нас уже давно ждёт самолёт и съёмочная группа. До встречи.

— В добрый путь, — пожелал ему отец.

 

«Каков наш дальнейший маршрут?» — поинтересовался Яфру.

«Банк, магазин, квартира и аэропорт, — перечислил журналист, загибая пальцы на левой руке. — Обедать будем в самолёте. Я ничего не забыл?»

«Главное — чтобы ты не забыл блекку и новую настойку, — хмыкнул зелёный бог. — Всё остальное — несущественно».

«Представляю себе, что произойдёт после того, как ты примеришь ещё пару десятков масок, — улыбнулся Герон, пристегнув карабин цепи к ошейнику Коры. — Мне придётся таскать за собой полгрузовика выпивки. А нельзя ли нам изобрести какой-нибудь универсальный напиток?»

«Исключено, — вздохнул Яфру. — Что одному созданию в радость, другому — смерть. Слишком уж мы все разные».

— Кора, вперёд, — скомандовал Герон. — Старушек не пугаем, на собак внимания не обращаем, а мальчишки пусть кричат, им это только в радость.

 

Журналист и пантера благополучно добежали до стоянки и под удивлёнными взглядами прохожих, автомобилистов и их пассажиров, уселись в свою машину.

«За последние три минуты тебя сфотографировали сорок два раза, и пять снимков из них были сделаны при помощи АКС, — сообщил Герону Яфру-Барсик. —  Твоя популярность растёт».

«Неужели сыщики рискнут последовать за нами в джунгли? — усмехнулся журналист, выруливая со стоянки на проезжую часть проспекта. — Насколько я понимаю, мы отправляемся вовсе не в курортное место. Львы, крокодилы, носороги, слоны, ядовитые змеи и злобные бабуины — не самая лучшая компания для полицейских агентов. На такую публику удостоверение и значок столичного управления абсолютно не действуют «.

«Следить за тобой в джунглях сможет лишь тот человек, который официально включён в состав съёмочной группы, — заметил Яфру. — Вот и посмотрим, кого Кампфф пошлёт выполнять это задание. Если им окажется Гордон или Арбин, то значит, ты интересуешь старика Рибарди только как человек, который причастен к пропаже рубина в деле Корвелла. И ещё это будет означать то, что детектив уверен в том, что его агенты до сих пор сохраняют своё инкогнито. Ну, а если появится новое действующее лицо с аппаратурой слежения типа АКС и с каким-нибудь магическим предметом, то будь уверен в том, что тебя взяли на мушку орденоносцы и интересует их не рубин, а священный шар Нарфея».

«Надеюсь, что такого человека ты вычислишь довольно быстро, — подумал журналист, остановив автомобиль перед запрещающим сигналом светофора. — Ты ведь издалека видишь энергию магических вещей».

«Только в том случае, если они активированы, — поправил его Яфру. — Без активации магический предмет ничем не отличается от других обычных вещей. И ещё не нужно забывать о том, что каждый посланник, создавая такой предмет, стремился сделать его неприметным не только внешне, но и внутренне. В этом вопросе каждый из нас изворачивался, как только мог».

«Священный шар в своём кармане я уже не ношу, — сказал журналист, включая первую передачу и трогаясь с места. — И других магических вещей у меня тоже нет…. А впрочем…. Послушай, а где твоя дюжина камней?»

«Вот, вот, — вздохнул зелёный бог. — Наконец-то ты понял, что я и есть твой самый большой активированный предмет, который, кстати говоря, находится у тебя внутри, а не снаружи «.

«Та-ак, — подумал Герон, перестраиваясь в соседний ряд. — Значит, орденоносцы будут гоняться за тобой, а убегать придётся мне?»

«Ну, почему же обязательно убегать, — улыбнулся многоликий бог. — Как ты однажды совершенно справедливо заметил: Юрген и Кайса, в отличие от Яфру, никаких обещаний Нарфею не давали».

«Кто такая Кайса?» — удивился журналист.

«Кайса, это — я», — произнесла кошка на груди у Герона и словно в подтверждение этих слов, обнажила на передних лапах длинные когти и легонько прижала ими кожу журналиста.

«Эй-эй, полегче, — возмутился Герон. — Я, как-никак, за рулём».

Он включил сигнал поворота и направил машину на стоянку центрального столичного банка.

 

— Кора, лежи спокойно и жди меня, — обернувшись к пантере, сказал Герон. — Я вернусь минут через пятнадцать.

Большая кошка, которая во время движения сидела за спиной журналиста и во все стороны крутила головой, выслушала Герона и сразу же легла, прикрыв свои жёлтые глаза.

— Хорошая девочка, — похвалил её журналист. — Не скучай, я скоро приду.

«Дрессировщик-иллюзионист, — фыркнул Яфру. — Посмотрим, как с этой кошкой будет управляться твой отец».

«Наверное, так же, как и я, — пожал плечами Герон. — А, в общем-то, не знаю. Может быть, у него свои способы общения с животными».

 

Положив на свой счёт деньги, журналист вышел из банка и быстрым лёгким шагом стал спускаться по парадной лестнице.

«Началось, — недовольно проворчал Яфру. — Я думал, что это произойдёт чуть позже».

«Что началось?» — не понял Герон, сразу замедлив свой шаг.

«Кто-то пытается магическим предметом просканировать мою ауру», — объяснил ему многоликий бог.

«Орденоносцы?»

«Вероятнее всего», — подтвердил Яфру.

«Откуда идёт сигнал?» — поинтересовался журналист, остановившись на середине лестницы и сделав вид, что читает рекламную строку на противоположной стороне улицы.

«Большой чёрный автомобиль с затемнёнными стёклами справа от тебя», — подсказал ему Яфру.

Герон достал из кармана пачку сигарет и зажигалку.

«А кто сидит в машине?» — спросил журналист, неторопливо прикуривая сигарету.

«Определить невозможно, — ответил Яфру. — У этого амулета сильное защитное поле».

«Ах, вот как, — усмехнулся Герон. — Заклинатель спрятался в бронированной коробке и для пущей надёжности закрылся ещё и энергетическим щитом. Небось, думает, что его никто уже не достанет? Нет, брат, тебе всё-таки придётся показать нам своё лицо».

«Ты опять что-то выдумал?» — удивился Яфру.

«Лучше скажи мне, куда ты спрятал пушку Дадона?» — спросил его Герон, стряхивая пепел в урну.

«Ха, я всё понял, — хохотнул зелёный бог. — Сейчас мы выкурим его из этого бункера».

 

Журналист не успел сделать и двух затяжек, как  двери чёрного автомобиля резко распахнулись и из салона вывалились двое мужчин. Они жадно хватали ртом воздух и по их щекам обильно текли слёзы.

 

«Амулет у того, кто ближе к нам, — сказал Яфру. — И он выпал из задней двери, а второй, вероятно, водитель».

«Жаль, что камера осталась в машине, — вздохнул журналист. — Неплохо было бы запечатлеть физиономию этого заклинателя».

«Не беда, — успокоил его Яфру. — Я тебе потом и карандашом его рожу нарисую не хуже, чем на фотографии. Пойдём отсюда скорее. Сейчас ветер и до нас донесёт этот запах».

Журналист бросил окурок в урну и вновь быстрым шагом направился к своей машине.

 

«Ты амулет разглядел?» — спросил Герон у Яфру, когда они уже отъехали от банка и свернули с широкого проспекта на боковую улицу.

«На него я обратил внимание в первую очередь, — ответил ему бог яфридов. — Большой змеиный медальон. Тип энергии определить невозможно — очень хорошая защита».

«Змеиный? — переспросил журналист. — А что это означает?»

«Всё, что угодно, — усмехнулась кошка на груди у Герона. — А змеиный, потому что на лицевой стороне медальона изображена спираль из нескольких змей. Должна сразу пояснить, что все магические вещи можно условно разделить на несколько типов. Одни созданы для нападения, другие для защиты, но есть и универсальные, а также те, которые способны выполнять только одно какое-то действие. Этот медальон создан для того, чтобы находить и распознавать постороннюю энергию, хотя все его свойства известны лишь его создателю».

«А изображение змеи не говорит о том, что создатель был змеиным богом?» — поинтересовался журналист.

«Нет, — покачала головой Кайса-Яфру. — Посланники зачастую специально имитировали чужие признаки для того, чтобы лучше замаскироваться».

«Почему же тогда бог яфридов создал вещи, по которым совсем нетрудно определить, кому они принадлежат?» — с ехидной улыбкой спросил Герон.

«Почему, почему, — проворчала Кайса-Яфру. — Потому что был молодой и зелёный».

«С тех пор многое изменилось, — стараясь скрыть иронию, подумала явная мысль журналиста. — И возраст уже не тот, да и цвет совсем иной».

«Какое ты всё-таки ехидное создание, — закряхтел зелёный бог. — Ты думаешь, что я не почувствовал запах твоей иронии?»

«Запах, — вдруг встрепенулась тайная мысль Герона. — Чистая энергия Нарфея не имеет запаха и цвета. Именно поэтому Яфру меня и не видит».

«Это, наверное, оттого, что я тоже молодой и зелёный, — засмеялся журналист. — Давай подождём до тех пор, пока я не повзрослею. Может быть, тогда что-то и изменится?»

«Обязательно изменится, — подтвердил Яфру-Кайса, — но не в ту сторону, какую ты думаешь. В старости твои ирония и сарказм, помноженные на возраст и опыт, достигнут небывалой высоты, и ты превратишься в злобного и ядовитого старикашку».

«Одну старость я уже миновал, — подумал Герон, намекая на первый этап своего развития, — и очень сомневаюсь, что она наступит и в новой жизни. Так что злобным и ехидным старикашкой стану не я, а тот, кто займёт наше с тобой место».

 

Яфру решил не продолжать этот разговор и замолчал, видимо размышляя над будущей судьбой объединённого сознания яфрида-человека. Зелёный бог не стал бы даже волноваться по этому поводу, если бы Герон не был потомком Нарфея. Огромное количество энергии бога яфридов способно было поглотить без особого для себя ущерба десятки тысяч человеческих душ, но энергия Нарфея, особенно его скрытый потенциал, не позволяли зелёному божеству контролировать процесс перерождения. Так же, как и Герон, Яфру боялся того, что в конечном итоге он может исчезнуть, растворившись в чужой энергии. Область общего сознания росла и развивалась по каким-то своим законам, а зелёный бог мог находиться в ней только в качестве наблюдателя, не в силах ни понять, ни повлиять на происходящие в ней процессы. У Яфру появилось такое ощущение, будто бы его затягивает в глубокую воронку, из которой ему уже никогда не выбраться. Многоликий бог уже перепробовал все известные ему способы воздействия на это пятно, включая и свою новую способность к мимикрии, но область общего сознания вела себя совершенно непредсказуемо. Она с лёгкостью принимала цвет чужой энергии и в то же время её маска жила, как бы сама по себе, не позволяя богу яфридов в полной мере распоряжаться этой энергией.

«Если Герон не лукавит и действительно не пытается управлять нашим общим сознанием, то не исключена возможность, что во мне поселился сам Нарфей, — с тоской думал зелёный бог. — Крюга меня дёрнул пойти на эту встречу!»

 

Чуть меньше часа понадобилось журналисту для того, чтобы забрать нужные вещи из своей квартиры, купить новую настойку и продукты, а затем выехать за пределы столицы по направлению к частному аэродрому. Две машины сыщиков за чертой города уже не рискнули особо приближаться и следовали за его автомобилем, соблюдая достаточно большую дистанцию. Так они все вскоре и подъехали к огороженной территории частного аэродрома. Машина Герона, остановившись на одну минуту у шлагбаума, проехала за ограждение и остановилась рядом с ангаром, а агенты остались у контрольно-пропускного пункта и оттуда наблюдали за журналистом, настроив свои АКС.

 

Спустя десять минут небольшой самолёт вырулил из ангара на взлётную полосу и, взяв короткий разбег, поднялся в воздух.

«Вот и ладненько, — провожая взглядом улетающий самолёт, подумал Гордон, — можно немного и отдышаться. В джунгли нас не пошлют — не та подготовка. Борк сказал, что командировка у парня, как минимум на неделю. При такой суперактивной деятельности журналиста — срок довольно внушительный. Авось, что-нибудь, да изменится».

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s