Книга вторая.Глава 30


В картинной галерее в ранний час буднего дня на всех её этажах бродили лишь небольшие группы экскурсий и те одинокие посетители, которые приехали из других городов. Адам и Зара специально выбрали такое время, потому что по вечерам, а особенно в выходные или праздничные дни, доступ в галерею был ограничен из-за огромного количества людей, желающих посмотреть картины великих мастеров. В длинных и просторных залах пяти этажей были собраны произведения со всей планеты и исключительно оригиналы, никаких копий и репродукций. Супруги Форст чаще бывали в музее, который располагался в другом крыле здания, но и в картинной галерее ориентировались достаточно хорошо для того, чтобы сразу отправиться на нужный этаж, туда, где в красивых рамах висели картины портретистов прошлых столетий.

Поднявшись по эскалатору, супруги оказались в центре длинной залы, больше похожей на огромный коридор. Ещё несколько таких коридоров расположились параллельно друг другу, и Адам остановился в раздумье.

 

— Мне кажется, что я видела эту картину в той стороне, — сказала Зара, показывая рукой направо. — Вот только не помню, в каком из залов.

— Хорошо, — согласился с ней Адам, — пойдём туда, но давай сразу договоримся, что не будем подолгу разглядывать картины, иначе мы и до вечера не успеем найти наши.

— Тогда ты иди по правой стороне, а я пойду по левой, — предложила ему жена. — Если ты уверен, что твой мужчина так похож на ту женщину, которую увидела я.

— Да, да, — подтвердил Адам, — удивительное сходство.

И он зашагал неспешным шагом вдоль стены с картинами, изредка постукивая тростью о паркетный пол.

 

Зара тоже рассматривала картины, но не забывала поглядывать и на посетителей, потому что сегодня она надела драгоценности из шкатулки. Несколько перстней, жемчужный браслет, золотые серьги с крупными камнями изумрудного цвета и роскошное колье, в котором преобладали самоцветы такого же оттенка, но в центре украшения сиял множеством граней абсолютно чёрный камень.

 

Дома, когда Зара показывала мужу, какое она выбрала колье, археолог долго и задумчиво смотрел на этот камень.

— Ну, что ты молчишь? — не выдержала супруга. — Можно мне надеть это колье или нет?

— Зара, а вдруг это драгоценный камень? — посмотрев на жену, спросил Адам.

— А как он называется? — прищурилась Зара. — Если это — обсидиан, то такой камень считается уже полудрагоценным и большой ценности не представляет.

— Ты знаешь цвета драгоценных и полудрагоценных камней? — удивился Адам.

— Некоторые знаю, — подтвердила жена. — А обсидиан я знаю, потому что Лара недавно подарила своему мужу перстень с таким камнем. Его трудно перепутать с каким-нибудь другим самоцветом.

— Сдаюсь, — поднял вверх ладони археолог. — Ты меня убедила.

 

Люди, проходившие мимо Зары, почти не обращали внимания на её драгоценности, за исключением, пожалуй, нескольких человек, в основном женщин, но и в их глазах жена археолога заметила лишь простое любопытство и не более того.

 

Не обнаружив нужных картин в этом зале, супруги перешли в следующий.

— Почти час на один зал, — посмотрев на часы, вздохнул Адам. — Мы можем застрять здесь на пять часов.

— У тебя болит нога? — встревожилась жена.

— Пока что нет, но после пяти часов такого осмотра, она точно начнёт болеть, — ответил муж. — А больше всего мне не нравится то, что от такой экскурсии я не получаю никакого удовольствия.

— Я тоже, — призналась Зара. — Иногда так хочется остановиться и получше рассмотреть какой-нибудь портрет, но тогда мы рискуем вообще не найти наши картины. Наверное, нам нужно было обратиться в книжный магазин и купить у них полное собрание репродукций портретистов.

— Что же, если моя нога не позволит нам осмотреть весь этаж, то так мы и сделаем, — согласился с ней Адам и пошёл вдоль стены следующего зала, продолжая искать знакомые лица.

 

Иногда супруги звали друг друга, когда сомневались в каком-нибудь портрете, но случалось это лишь тогда, когда археолог смотрел на женское лицо, а его жена на мужское. Зеркальное отражение так чётко отпечаталось в памяти Адама, что он даже не боялся ошибиться. Зара, по-видимому, тоже хорошо помнила лицо незнакомки, потому, что отрицательно качала головой, едва взглянув на очередной портрет.

Наконец, в конце третьего зала, когда Адам уже готов был капитулировать, он увидел знакомое лицо. Мужчина был изображён в полный рост и одет в дорогой и пышный наряд средневековья. В правой руке красивая трость, на груди массивная золотая цепь с медальоном, перевязь со шпагой и шляпа с роскошными перьями. Взгляд властный и надменный, а поза гордая и независимая.

 

— Зара, — негромко позвал жену Адам и махнул ей рукой.

—Слушай, как же они похожи, — всплеснула руками та, подойдя к картине. — Сбрить бородку с усами, одеть в женскую одежду и чуть-чуть навести макияж. Всё, больше ничего не нужно менять.

— Так может быть, они действительно родственники, — задумался Адам. — Если это так, то женщина должна быть где-то рядом.

 

Запомнив титул и имя этого дворянина, супруги стали искать женский портрет, но зал вскоре закончился, а лицо незнакомки они так и не нашли.

— Но я ведь хорошо помню, что однажды видела такой портрет, — недоумевала Зара. — И ошибиться я не могла.

— Скажите, пожалуйста, — обратился Адам к женщине, которая работала здесь смотрителем, — а картины в залах расположены в хронологическом порядке?

— Да, конечно, — ответила та. — В этом зале картины средневековья, а в следующем зале — более ранний период.

—Как твоя нога? — спросила Зара мужа, заметив, что он стал заметно медленнее двигаться.

— На последнем издыхании, — признался Адам. — Но у меня просто жуткое желание увидеть твою женщину.

— Тогда посиди вот здесь, — жена указала на пуфик для уставших посетителей, — а я постараюсь быстренько обежать весь зал. Теперь мне достаточно одного взгляда на картину.

Адам присел на пуфик, вытянул больную ногу и вздохнул с облегчением.

— Я скоро пойду к тебе навстречу, — пообещал он жене.

— Не вставай пока не отдохнёшь, — нахмурилась Зара. — Я и сама осмотрю этот зал.

 

Археолог просидел на пуфике не больше десяти минут и вдруг увидел, что Зара быстрым шагом возвращается к нему.

— Нашла, — радостно сообщила она, — но картина достаточно далеко. Пойдём или ты ещё посидишь?

— Конечно, пойдём, — поднимаясь с пуфика, ответил Адам. — Я уже полностью отдохнул.

 

Когда археолог подошёл к портрету, то был поражён не меньше своей жены. Незнакомка на картине была поразительно похожа на мужчину в соседнем зале, но художник изобразил её только до пояса. Прочитав имя, титул и год написания картины, Адам посмотрел  на жену.

— Зара, эта герцогиня старше своего двойника на триста лет, — сообщил он супруге. — К тому же, они не из одного рода и, насколько я понимаю, даже жили в разных полушариях Дагоны.

— Это ещё ни о чём не говорит, — махнула рукой Зара. — За триста лет потомки этой женщины могли уехать куда угодно и с кем угодно породниться. А вот сходство, действительно, просто нереальное.

 

Супруги в упор смотрели в лицо герцогини, и внезапно в какой-то момент обоим показалось, что глаза этой женщины стали светиться каким-то страшным и угрожающим блеском. Адам невольно перевёл свой взгляд на ее наряд и ахнул. На шее у герцогини было изображено то самое колье, которое сегодня надела Зара.

 

— Адам, мне душно, — захрипела вдруг Зара. — Я задыхаюсь.

Археолог сразу всё понял и схватился за колье. Он хотел разорвать застёжку, но дёрнув её пару раз, понял, что из этого у него ничего не получится. Адам начал лихорадочно читать молитву Нарфея и дрожащими пальцами пытался  расстегнуть замок, видя, как налилось кровью лицо жены. Наконец, замок раскрылся и Адам, сорвав колье с шеи Зары, подвёл супругу к ближайшему пуфику.

 

— Тебе лучше? — с тревогой посмотрев ей в лицо, спросил он.

— Да, — ответила Зара. — Но сильно кружится голова. Что это со мной?

— Я потом тебе всё объясню, а сейчас лучше не смотри на этот портрет.

 

Археолог был так взволнован, что только сейчас заметил, как нагрелся перстень на его пальце. Поспешно засунув колье в карман пиджака, он оглянулся на портрет. Глаза герцогини смотрели прямо на Адама всё тем же недобрым зловещим взглядом, а в уголках её губ появились едва заметные насмешливо-надменные морщинки.

 

— Зара, нам нужно срочно выйти на свежий воздух. Ты можешь идти?

— Могу, —  кивнула головой супруга.

Адам помог ей подняться, и они направились к эскалатору. Выйдя из здания картинной галереи, супруги прошли немного по аллее, и присели на свободную скамью.

 

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Адам жену.

— Теперь уже хорошо, — ответила она, — но голова ещё немного кружится. Что со мной случилось? Раньше у меня таких приступов не было.

— Раньше ты не носила это украшение, — Адам достал из кармана колье и посмотрел на чёрный камень.

В лучах полуденного Иризо, камень вспыхнул множеством граней, а в глубине центральной большой грани вдруг появилось смутное очертание  герцогини. Археолог испугался, что его жена снова увидит это лицо и поспешно спрятал колье снова в карман.

— А при чём здесь это украшение? — удивилась Зара.

— Ты разве не обратила внимания на драгоценности этой женщины?

— Нет, — призналась жена. — Я помню только её лицо и глаза. Когда я увидела герцогиню издалека, то сразу пошла звать тебя, а после того, как мы подошли к портрету, то я уже не могла оторвать свой взгляд от её лица.

— А что ты почувствовала потом? — поинтересовался Адам.

— Сначала сдавило голову, но не с боков, а сверху. Давление очень быстро нарастало, а затем я почувствовала, что мне стало трудно дышать. После того, как ты снял колье, мне полегчало. Но при чём здесь оно?

— Ты сегодня надела колье герцогини, — вздохнул Адам. — На портрете художник изобразил её именно с этим украшением.

— Да ты что? — опешила жена. — Ты не ошибся?

— Нет, Зара. Я очень хорошо его рассмотрел, — ответил Адам. — Скажи, а когда мы глядели на портрет мужчины, ты ничего не чувствовала?

— Если ты имеешь в виду головную боль и удушье, то нет, — отрицательно покачала головой жена. — Вот только мне вдруг показалось, что у него живые глаза и он очень недобро на меня смотрит.

— Да, странная история, — вздохнул археолог, задумчиво глядя на разноцветную плитку аллеи.

«Как же я сразу-то не догадался проверить перстнем все вещи из шкатулки? — недовольно думал Адам. — Но с другой стороны это колье появилось вместе со своим двойником…. А почему я решил, что шкатулка удваивает только простые вещи? Нужно срочно проверять все предметы».

— Сейчас мы возьмём такси, и я отвезу тебя к Ларе, — сказал Адам, обращаясь к жене. — И будет лучше, если ты прямо сейчас отдашь мне все драгоценности из шкатулки. Кстати, колечко Лары я тоже буду вынужден забрать, хотя бы на некоторое время.

— Ты считаешь, что все эти вещи опасные? — с тревогой спросила его жена. — И почему ты собираешься отвезти меня, а сам куда поедешь?

— Зара, я должен проверить все предметы, а тебе пока нельзя появляться в нашей квартире, — твёрдо сказал Адам.

— Я скоро начну проклинать тот день, когда ты открыл эту злосчастную шкатулку, — горестно произнесла Зара. — Адам, может быть, ты снова спрячешь в неё все вещи?

— Возможно, с некоторыми предметами так и придётся поступить, — согласился с ней муж. — Но сначала я должен выяснить, какие из них опасны.

— Да мне уже кажется, что они все опасны, — воскликнула Зара, снимая перстни, серьги и браслет.

—  Только не кричи так громко, — улыбнулся Адам, — не то люди подумают, что я собираюсь тебя ограбить.

Зара уложила украшения в сумочку и посмотрела на мужа.

— Колье ты тоже сюда положишь? — спросила она.

— Нет, — ответил он. — Чем дальше оно будет от тебя находиться, тем лучше.

Супруги поднялись со скамьи, и пошли к стоянке такси.

 

Оставив жену у дочери и забрав у них украшения, археолог вернулся в свою квартиру и сразу же прошёл в кабинет. Он выложил на стол драгоценности, которые сегодня носила его жена и, прочитав молитву Нарфея, стал проверять их перстнем. Из всех вещей волшебный перстень отреагировал только на колье. Отложив его в тот ящик стола, в котором лежала диадема, Адам пошёл за остальными предметами.

 

До позднего вечера археолог проверял все вещи, появившиеся из шкатулки. В результате было найдено три предмета: двойник колье, и две золотые пуговицы от камзола. На остальные вещи, включая шкатулку и карманные часы, перстень абсолютно не реагировал.

«Странно, — думал Адам. — Я точно знаю, что шкатулка волшебная, но перстень её не замечает, а вот от диадемы, колье и пуговиц, он мгновенно нагревается. Колье — вещь несомненно опасная, а корона  с самого начала повела себя агрессивно. Ну, а пуговицы? В чём заключается их секрет?»

 

На столе зазвонил телефон, и Адам снял трубку. Звонила Зара.

— Ты не спишь? — спросила она.

— Если отвечаю, то значит, не сплю, — улыбнулся муж.

— У тебя всё в порядке?

— Да, всё хорошо, — успокоил жену Адам.

Супруги уже давно договорились общаться по телефону, не называя каких-либо имён и не вдаваясь в подробности, стараясь в односложных вопросах и ответах уловить скрытый смысл.

— Может, мне приехать домой? — снова спросила Зара. — Недомогание моё прошло и я чувствую себя замечательно.

— Сегодня уже поздно, — посмотрев на часы, сказал Адам. — Я поработаю ещё полчаса и лягу спать, а завтра утром приеду за тобой.

Зара сразу поняла, что колечко Лары не опасное и завтра Адам привезёт его дочери.

— Ты что-нибудь кушал? — поинтересовалась она.

— Забыл, — засмеялся муж.

— Я так и знала, — усмехнулась Зара. — Ну, раз уже поздно, так терпи до утра.

— Ничего не поздно, — запротестовал Адам. — Сейчас пойду выпью стакан чая и съем пару пирогов.

 

Закончив разговор, археолог действительно прошёл на кухню и налил себе горячего чая. Он сидел за столом и, задумчиво разжёвывая пирожок с мясом, вспоминал сегодняшнюю экскурсию в картинную галерею. Внезапно он перестал жевать, судорожно проглотил пищу и медленно запил её чаем.

«На камзоле герцога были точно такие же пуговицы, — вспомнил он, глядя в одну точку, —  или может быть, просто похожие?»

 

Вернувшись в кабинет, археолог долго рассматривал под увеличительным стеклом обе пуговицы.

«Абсолютно одинаковые и ничего примечательного, кроме изображения герба, в них нет. А вот интересно, это оригинал с двойником или их изначально было две?»

Адам пододвинул к себе шкатулку, открыл крышку и положил внутрь обе пуговицы. Закрыв крышку и проделав все необходимые манипуляции, археолог вновь заглянул в шкатулку. На дне лежали те же самые две золотые пуговицы. Тогда Адам решил удвоить одну пуговицу, но из этого у него ничего не получилось, и двойник пуговицы не появлялся.

«Ничего не понимаю, — растерялся археолог. — Может быть, шкатулка уже не удваивает предметы?»

Достав из кармана ту мелочь, которая у него осталась после поездки в галерею, Адам пересчитал монеты и, запомнив их достоинство, положил деньги в шкатулку. Когда он вновь открыл шкатулку, то на её дне лежала горсть монет.

«Семь монет вместе со своими двойниками, — пересчитав и рассмотрев их, отметил археолог. — Всё так, как и должно быть…. А может быть, шкатулка не удваивает те предметы, которые в ней уже побывали?»

 

Новый эксперимент Адама подтвердил его догадку: количество монет уже не изменилось.

«Иначе и не стал бы тот жёлтолицый торговец продавать шкатулку, — улыбнулся археолог, — а сидел бы дома и пересыпал деньги из шкатулки в мешок и обратно. Но для меня этот факт означает только то, что я теперь уже не смогу отличить обыкновенную вещь от магической, если они обе побывали в шкатулке. Однако, хитёр был её создатель».

 

Адам закурил и по привычке подошёл к окну, причём когда он подходил, то ему показалось, что какая-то тень скользнула по оконному стеклу.

«Я просто устал, — поморщился археолог, — и мне уже мерещиться чёрт знает что. Но как же мне поступить с теми вещами, которые так не любит перстень? Может быть, Зара права и я должен их спрятать обратно в шкатулку…? И почему Нарфей никак не хочет давать мне совет…? Нет, я пока не готов это сделать. Мне нужно ещё немного подумать».

Адам затушил в пепельнице окурок, выключил в кабинете свет и пошёл спать.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s