Книга вторая. Глава 33


Наступил седьмой и последний день командировки журналиста. За это время в лагерь прилетали и улетали обратно разные люди, но агенты с АКС среди них так и не появились, зато сегодня утром прибыл человек, сразу обративший на себя внимание многоликого бога.

 

«Кажется, наш консультант вызвал подмогу, — сообщила Герону Кайса. — Посмотри вон на того высокого и худощавого мужчину в сапогах и охотничьем костюме».

«И что же в нём особенного?» — поинтересовался журналист, посмотрев на группу людей, только что прилетевших на вертолёте.

«А то, что даже я не могу увидеть его ауру, — ответила богиня кошек. — Вместо неё астральным зрением я наблюдаю зеркальное отражение энергетического пространства. Хамелеон, а не человек. Стоит ему лишь остановиться, и он сразу превращается в невидимку для тех, кто не обладает телесной оболочкой.  Уж не охотник ли он за призраками?»

«Охотник? — удивился Герон. — А для чего ему нужно охотиться за призраками?»

«А для чего хищник охотится за своей жертвой?- усмехнулась Кайса. — Закон выживания во Вселенной одинаков для всех: хочешь жить, значит, должен чем-то питаться».

«Этот человек питается призраками?» — ещё больше удивился журналист.

«А кто сказал, что он обязательно должен быть человеком? Обычное зрение, действительно говорит о том, что перед нами человеческое существо мужского пола, зато астральное зрение утверждает, что на месте этого человека вообще нет никого и ничего. Поэтому вполне можно предположить, что его телесная оболочка — всего лишь муляж, иллюзия, хотя есть множество и других вариантов».

«То есть, до тех пор, пока мы не узнаем, что находится за зеркальным отражением, мы не сможем определить, кто он такой на самом деле», — подвёл итог Герон.

«Совершенно верно», — кивнула головой пантера на груди у журналиста.

«Он для нас опасен?»

«Время покажет, насколько он для нас опасен, — ответил многоликий бог. — Я думаю, что рано или поздно, но ему всё-таки придётся приоткрыть свою маску».

 

— Гера, начинаем съёмку, — услышал журналист за своей спиной голос режиссера.

— Я уже почти готов, — обернувшись и затягивая пояс из шкуры, ответил ему Герон.

— Пойдём, Кора, побегаем, — позвал он пантеру. — Сегодня последний день и поэтому эксплуатировать нас будут по полной программе.

Кора легко вскочила на ноги и побежала вслед за журналистом.

 

Пантера уже начала привыкать к людям и почти перестала обращать на них внимание, но произошло это в основном благодаря тому, что тайная мысль Герона не переставала с ней беседовать и внушать нужные действия. Весь день, находясь под постоянным контролем, большая кошка только на ночь оставалась в одиночестве, но в это время суток она вместе с журналистом находилась в большой деревянной клетке, где они и спали. Вернее, спал только Герон, а пантера лежала, затаившись и вслушиваясь в звуки, доносившиеся из джунглей.

Оказавшись на свободе, Кора вновь почувствовала себя хищником, и инстинкт гнал её туда, откуда шли запахи и крики обитателей леса. Зато днём, особенно после еды, она становилась вялой и сонливой. Поэтому всей съёмочной группе приходилось подстраиваться под её режим. До полудня Кора бегала вместе с Героном, а после обеда на пару часов они уходили в джунгли, где пантера уже и отдыхала под магическим колпаком, пока Герон-яфрид бегал по лесу, пугая жителей зелёных зарослей.

«Консультант» однажды попробовал проследить за журналистом, но Герон и Кора так быстро исчезли в джунглях, что, пройдя пару сотен метров, агенту ордена пришлось отказаться от этой затеи. Впрочем, задачу свою он частично выполнил, отсканировав ауру Кайсы, но до сих пор никак не мог определить, от кого исходит такое сильное излучение, от пантеры или от человека. Агент связался со своим резидентом в столице, сообщил ему о результатах наблюдения и получил приказ возвращаться. Его взял на борт тот самый вертолёт, на котором прилетел мужчина с зеркальной аурой, но, ни консультант, ни вновь прибывший человек, даже и не подозревали о том, что они являются членами одной  организации.

 

«Ишь ты, какой прыткий, — проворчала Кайса. — Не успел оглядеться и уже в бой».

«Ты о чём это?» — спросил её Герон, карабкаясь по нагромождению камней на вершину небольшого холма.

«Не о чём, а о ком, — поправила его богиня кошек. — Наш «хамелеон» пытается определить, кто из вас является источником такого сильного излучения. Постарайся держаться ближе к Коре».

«Да, но по сценарию мы с ней как раз сейчас и должны разделиться», — заметил журналист, оказавшись на вершине холма и делая вид, что он объясняется с пантерой знаками.

Он изображал сцену охоты на антилопу, в которой Коре предстояло стать загонщиком, а Герон должен сидеть в засаде и ожидать жертву.

«А вообще, что происходит? Как и что делает хамелеон?» — подумал журналист, имея в виду мужчину с зеркальной аурой.

«Он сейчас больше похож на осьминога, — усмехнулась Кайса. — Протянул к нашей ауре щупальца с глазами и рассматривает нас со всех сторон. Но особо приближаться всё-таки боится. Понимает, паршивец, что с таким количеством энергии шутить не стоит».

«Ты же сказала, что не видишь его ауру, — удивился Герон. — Каким образом тебе удалось разглядеть его щупальца?»

«Запах, Гера, запах, — улыбнулся многоликий бог. — Его спрятать от меня наш хамелеон не в состоянии».

«А не тряхнуть ли его для острастки, чтобы не особо приставал к нам со своими щупальцами?» — предложил Кайсе журналист.

«Можно, — согласилась богиня кошек. — Рано или поздно, а орденоносцы всё равно узнают, кто является источником этой энергии, но пока этого не произошло, сделаем вид, что Кайса рассердилась и малость вспылила».

 

Тайная мысль Герона зрением Нарфея смотрела сейчас туда, где стоял худощавый мужчина, и не видела его ауры. Внезапно душа многоликого бога, словно ёж, ощетинилась множеством иголок, некоторые из которых и проткнули щупальца хамелеона. Энергия Кайсы мгновенно устремилась по ним к центру и, достигнув цели, ярко вспыхнула искрой короткого замыкания.

 

«Ну, конечно, я так и думал, — довольно улыбнулся многоликий бог, глядя, как неестественно выгнулось, а затем и повалилось в траву тело «хамелеона».- Пояс Осмуна. Видно орденоносец не знал, что мой двоюродный братец тоже был не в почёте у Кайсы».

«Какой пояс?» — не понял журналист.

«Под курткой этот мужчина носит пояс, который принадлежит моему родственнику, — объяснил ему бог яфридов. — Очень любил мой братец маскироваться. И хорошо, что именно энергия Кайсы устроила ему такую взбучку».

«Значит, этот человек — рыцарь ордена?»

«Несомненно, — кивнула пантера на груди. — Только братья-орденоносцы имеют право пользоваться такими сильными магическими предметами. А на вооружении у простых агентов в основном вещи-определители, которые, как правило, небольшого радиуса действия и выполняющие роль фонарика, бинокля, компаса  и тому подобное».

«Ты его убила?» — спросил Герон, глядя на то, как над телом мужчины склонились люди и к ним уже бежит врач с походным саквояжем.

«Нет, он просто потерял сознание, — махнула лапой Кайса. — Сейчас понюхает нашатырный спирт и очнётся, а вот пояс Осмуна, кажется, ушёл в глухую защиту».

«Что это означает?»

«А то, что орденоносцу придётся его заново активировать, но не факт, что после такого замыкания активация пройдёт успешно, — объяснила богиня кошек. — Результат может быть, совершенно неожиданным. Братья ордена прекрасно знают эту особенность магических предметов и поэтому будут вынуждены вновь проверять пояс на подопытном кролике».

 

— Гера, эта сцена снята, — послышался голос режиссёра, — начинаем следующую.

«Вот и прекрасно, — удовлетворённо подумал журналист. — Теперь можно спокойно отработать своё и не прятаться от любопытных глаз. А орденоносцам тоже наперёд наука: пусть знают, что с богами, а особенно с богинями, нужно вести себя почтительно и не совать свои щупальца куда попало».

Кошка на груди у Герона довольно заурчала и стала прихорашиваться.

«Смотри-ка, — удивилась тайная мысль журналиста. — Моему зелёному другу нравится, как я хвалю Кайсу. У него сейчас наблюдается раздвоение личности, но, кажется, кошачья энергия стала доминировать. Как бы Яфру полностью не превратился в кошку. С мужиком-ящером я, вроде бы, общий язык нашёл, но договориться с женщиной-кошкой будет гораздо сложнее…. Впрочем, я ведь тоже понемногу превращаюсь в кота. Наверное, пока не поздно, нужно подыскать для маскировки какое-нибудь новое божество. И куда нас заведут эти игрища с перевоплощением? Если верит Яфру, то это неизвестно даже высшему создателю».

 

— Начинаем, — махнул рукой оператору Герон и его тайная мысль повела пантеру по левому склону, тогда как сам журналист стал спускаться вниз по правой стороне холма.

— Так, хорошо, — слышался голос режиссера, сидевшего на подъёмнике. — Продвигаемся медленно, крадучись. Из травы особо не высовываемся. Доходим до контрольной точки и всё. Сцену с антилопой мы уже снимали.

«Поразительно, — думал тот оператор, который снимал все действия Коры. — Ну, ладно, журналист. Он — человек и понятно, почему в точности выполняет все указания, но пантера не может понимать, о чём ей кричит режиссёр. Так почему же тогда эта кошка ведёт себя так, словно она не дикий зверь, а настоящий актёр, который прекрасно знает свою роль…? Чудеса, да и только!»

«Как ты думаешь, что сейчас станут делать орденоносцы?» — подумал Герон, обращаясь  к Кайсе и осторожно выглядывая из высокой травы.

«Поскольку первый удар нанесли мы, то теперь очередь за ними, — ответил многоликий бог. — Но мы им позволили определить нашу силу и в ближайшее время братья ордена вряд ли рискнут к нам приблизиться. Сейчас они должны собрать всю информацию о Кайсе, о том с кем она дружила и с кем воевала, как нужно защищаться от её энергии и каким магическим предметом можно на неё воздействовать. Короче, работы невпроворот. Вот и пусть себе занимаются, а если они найдут достойное оружие и защиту от кошачьей энергии, то мы с тобой сразу наденем маску какого-нибудь другого бога».

«А как на всё это посмотрят Фан с Нарфеем?»

«Но ты ведь хотел сыграть с ними в покер? — улыбнулась Кайса. — Считай, что игра уже началась. Яфру исчез, зато появилась Кайса, которая никому ничего не обещала и вправе делать на этой планете всё то, что только ей заблагорассудится. Нарфей с Фаном уже насторожились, и в информационных полях увеличилось присутствие их энергии».

«А если на Дагоне появится настоящая Кайса?»

«Так это же замечательно, — засмеялся многоликий бог. — Мы сразу прячемся, а всё внимание наших игроков мгновенно переключается на мою подружку, которая, кстати говоря, «ни сном, ни духом».

«Мы так можем всех богов на Дагоне собрать», — усмехнулся Герон.

«Чем больше посланников будут вовлечены в эту интригу, тем лучше, — потирая руками от удовольствия, прокряхтел азартный бог. —  Такая заваруха станет хорошей компенсацией за все мои годы заточения».

 

— Стоп камера, — послышался голос режиссера. — Переходим к сцене водопоя.

«Кора, иди ко мне», — позвала пантеру тайная мысль журналиста.

Он выпрямился в полный рост и увидел, как большая кошка бежит к нему, легко и грациозно перепрыгивая через камни.

Вся съёмочная группа начала перемещаться вниз, туда, где у подножья горы блестела широкая полоса реки.

«Как там дела у хамелеона?» — спросил Герон, неторопливо спускаясь по пологому склону.

«Лежит в медицинской палатке в состоянии средней паршивости, — сообщила ему Кайса. — Оно и понятно — человек уже немолодой, а удар получил внушительный».

 

Герон с Корой отработали сцену у водопоя и на обед вернулись в лагерь. Для пантеры охотники уже подстрелили дикого поросёнка и, как всегда, оставили его неподалёку от «хижины» журналиста. Кора уже привыкла к тому, что в это время и на этом месте появляется её «добыча» и поэтому рвалась вперёд, сильно натягивая цепь поводка. Герону приходилось надевать на пантеру ошейник  каждый раз, когда она приближалась к лагерю, но скорее для того, чтобы успокоить людей, чем кошку. Постоянный контроль и мысленная тренировка превратили Кору в марионетку, выполняющую только те действия, которые внушала ей тайная мысль журналиста. Побыть самой собой ей удавалось лишь ночью, да ещё во время обеда и полуденного сна, когда пантера отдыхала под магическим колпаком.

 

Яфру пристально следил за тем, как Герон общается с Корой и прекрасно понимал, что журналист попросту управляет пантерой с помощью невидимой энергии.

«Вот упрямый мальчишка, — думал бог яфридов. — Притворяется, что ничего не понимает, а сам «включил дуру» и гнёт свою линию. Ну, да ничего, когда-нибудь я всё-таки ухвачу эту невидимку за хвост».

 

Пантера утащила тушку поросёнка в кусты за клеткой Герона. Там, среди камней и кустарника, она устроила небольшое и уютное логово, а журналист отправился в центр лагеря, где под  широким навесом стоял длинный обеденный стол. Здесь всегда было шумно и весело, а поскольку актёры приходил на обед, почти не смывая грим и в одеждах доисторических аборигенов, то со стороны вся эта разношёрстная компания выглядела весьма колоритно. У Герона здесь было собственное место во главе стола и не потому, что он был «верховным шаманом» и исполнителем одной из главных ролей, а лишь потому, что это место было ближе всех к логову Коры, и никто не хотел во время обеда сидеть к ней спиной.

Прежде, чем садиться за стол, журналист заходил в свою клетку и брал на обед фляжку с настойкой. Без этого напитка Кайса попросту не принимала пищу. А когда после обеда Герон уходил с Корой в джунгли, то ему приходилось брать с собой уже блекку, потому что Яфру тоже не желал отказываться от своего любимого напитка. В результате всё время с обеда и до поздней ночи журналист ходил навеселе, принимая очередную порцию настойки во время ужина и вечерних посиделок у большого костра.

 

Но со своей ролью Герон справлялся отлично, можно даже сказать виртуозно, и у главного режиссера не было причин выражать своё недовольство по поводу этой «слабости» прикомандированного актёра.

— Лично я его прекрасно понимаю, — как-то во время разговора со своим помощником, сказал он. — Это, какие же нужно иметь нервы, чтобы круглосуточно находиться рядом с пантерой? К тому же, и напиток у него, судя по запаху, какой-то особенный.

— Да, я тоже это заметил, — согласился с ним тот. — А пахнет он валерианой. Я как-то попросил журналиста угостить меня этим напитком, но он отшутился, сказав, что пить его можно лишь людям из племени кошек. А может быть, это была вовсе и не шутка?

— А бес его знает, — пожал плечами режиссёр. — Честно говоря, для меня этот парень — сплошная загадка, а когда я смотрю, как он управляется со своей пантерой, то и действительно начинаю верить в существование людей из племени кошек.

 

Отобедав, Герон и Кора по обыкновению отправились в джунгли. За прошедшие дни они уже изучили всю местность в радиусе пяти-шести километров, и нашли просторную и пустую пещеру, в которой пантера и отдыхала, пока Яфру, скинув кошачью маску, «вспоминал своё тело».

 

«А ты не боишься, что тебя увидит Фан или Нарфей?» — поинтересовался журналист, после того, как оставил Кору в пещере за магической дверью, а сам уже карабкался по склону горы, превратившись в яфрида.

«После сегодняшнего происшествия с «хамелеоном», Яфру действительно должен исчезнуть, — согласился с ним зелёный бог. — Всплеск энергии Кайсы не может не привлечь к себе внимание всех, в том числе и наших главных игроков. Но кошачью энергию я изучил уже достаточно хорошо и теперь не боюсь полностью превратиться в пантеру. Сейчас последний часок побуду яфридом и пока достаточно…. Может быть, сбегаем на озеро? Попрощаемся с Тууслой».

«Ни за что! — остановившись и замахав всеми четырьмя руками, воскликнул Герон. — Меня трясёт каждый раз, когда я вспоминаю эту маму. Давай, сегодня обойдёмся без нервных потрясений и просто поваляемся на какой-нибудь полянке, а если хочешь искупаться, то река совсем близко».

«Хорошо, — согласился Яфру, — побежали к реке. В воде моя энергия уже не так заметна, как на горе».

«Тогда бери управление на себя, — предложил ему журналист, — а я немного отдохну».

Не успел он договорить, как вдруг ящер свернулся в кольцо, превратившись в большое зелёное колесо, и оно покатилось вниз по склону горы, с каждой секундой ускоряя своё движение.

 

«Эй, эй, эй, — закричал Герон, у которого перед глазами всё замелькало и закружилось. — Мы ведь сейчас разобьёмся!»

Но Яфру не отвечал, видимо полностью сосредоточившись на этом скоростном спуске.

«И зачем только я отдал тебе твоё тело? — продолжал кричать журналист. — Ты же — маньяк экстрима! Я давно это понял».

 

Колесо неслось вниз с дикой скоростью, еле успевая уклоняться от стволов встречных деревьев и, наконец, почти достигнув подножья горы, подскочило на природном трамплине и полетело по воздуху прямо в зелёный ковер джунглей. В полёте тело яфрида распрямилось и упало на крону большого дерева, вцепившись в его ветви всеми конечностями. Верхушка дерева прогнулась, затормозив движения яфрида, а зелёный бог уже зацепился за ветви другого дерева.  И снова началась ураганная гонка по лесу, которая закончилась эффектным прыжком в реку.

 

«Ты всегда так гуляешь по горам и джунглям?» — спросил Герон после того, как ящер вынырнул на поверхность и журналист вновь увидел голубое небо.

«Мне по статусу не положено двигаться как смертному, — засмеялся Яфру. — Какой же я буду бог, если стану ползать как черепаха?»

«Я вообще-то думал, что бог перемещается по воздуху, — признался Герон. — Во всяком случае, на всех картинах он изображён именно таким».

«Правильно, — подтвердил Яфру. — Это самый простой и самый эффективный способ передвижения по планете в телесной оболочке. Но для этого я должен создать вокруг себя гравитационное поле, появление которого сразу отразится на всех остальных энергетических полях и меня увидят не только Фан с Нарфеем, но и вообще все, в том числе и орденоносцы. Именно поэтому посланники предпочитают появляться на планете в облике человека или животного и ведут себя соответственно. Наши «игроки» тоже должны прибыть инкогнито, если, конечно, их заинтересует наша игра».

«Ну, я думаю, что этих-то ты сразу узнаешь, — подумал Герон, — хотя бы по мощности их излучения».

«Гера, все посланники — кукловоды, — засмеялся Яфру, — и крайне редко показываются на людях, так сказать, в чистом виде. Любой магический предмет может быть глазами, ушами и руками своего создателя. Сегодня Осмун получил звонкую пощёчину от Кайсы и если он после этого ничем себя не обнаружит, то уже можно предположить, что мой двоюродный братец томиться сейчас в тюрьме Фана».

«Тогда зачем тебе показывать всем свою силу и мощь, если ты можешь ограничиться одним магическим предметом, а сам спрятаться в каком-нибудь укромном месте?» — удивился Герон, щурясь от полуденных лучей Иризо.

«Именно так я когда-то и поступил, разделившись на двенадцать камней, изумрудный меч и талисман, — усмехнулся бог яфридов. — А затем попал в ловушку, в которой просидел триста тысяч лет. Наступать во второй раз на одни и те же грабли, у меня нет никакого желания. Да и Фан с Нарфеем никогда не клюнут на наш крючок, если на нём будет болтаться паршивая наживка».

 

Ящер выполз из воды на каменистый берег и замер, греясь на горячей гальке. Вскоре неподалёку от него на берег выползли два аллигатора, а затем ещё и ещё. Количество крокодилов увеличивалось, но, ни один из них не осмелился приблизиться к яфриду.

 

«А они знают, что ты — их бог?» — поинтересовался Герон.

«Конечно, — кивнул головой Яфру. — Сейчас все крокодилы и ящерицы, оказавшиеся в границах моего биополя, спешат сюда для того, чтобы поприветствовать своего создателя».

«Почему же тогда за всю неделю никто не пришёл в лагерь приветствовать Кайсу? Хотя я видел в джунглях и леопарда и пантеру».

«Да потому что Кайса запретил им приближаться к лагерю, — улыбнулся Яфру. — Если бы она этого не сделала, то через час после её появления, на плато пришло бы такое количество кошек, что для людей места бы уже не осталось».

«Так, — задумался журналист. — Сегодня последний день нашей командировки. Завтра мы улетаем, и Кайса снимает своё табу. А как после этого поведут себя дикие кошки джунглей?»

«Любопытство присуще всему живому, в том числе и кошкам, — заметил Яфру. — Я думаю, что некоторые из них действительно придут посмотреть на то место, где была их богиня».

«Некоторые? — с сомнением в голосе переспросил Герон. — Да они придут сюда все. Испуганные люди начнут в них стрелять, а раненый зверь — самый яростный боец. Не пройдёт и часа, как всё уже будет закончено».

«Что же, вполне возможен и такой вариант, — пожал плечами бог яфридов. — Но не забывай, что в последние семь дней по джунглям бегал их самый страшный враг — Яфру и поэтому ещё неизвестно, как кошки поведут себя в этой ситуации».

«Нет, нет, — запротестовал журналист. — Мы должны предусмотреть всё и исключить любую случайность. Ты ведь знаешь, как суеверны люди. Моё появление в лагере, так же, как и моё отсутствие, не должны быть каким-то образом связанны с происшествием или, тем более, с трагедией. Нужно что-то придумать».

«Можно пометить всю территорию лагеря запахом яфрида», — предложил ему зелёный бог.

«И тогда на этот запах приползут сотни крокодилов и тысячи ящериц? Нет, хрен редьки не слаще и это — не выход», — отверг новую идею Герон.

«В таком случае остаётся лишь один вариант, — вздохнул бог яфридов, — выселить отсюда людей».

«Каким образом?»

«Чего люди боятся больше всего? — прищурился Яфру. — Правильно: эпидемий, наводнений, ураганов и землетрясений. Сегодня ночью пару раз тряхнём плато, устроим оползень и камнепад в непосредственной близости от лагеря, а спустя час для эвакуации людей прилетят спасательные вертолёты. И тебе, кстати говоря, от этого, только польза — будет, что снять на камеру».

«Замечательно, — обрадовался журналист, — а то я в последние дни кроме бабочек и обезьян, никого не фотографировал».

«Я думаю, что Симону бы понравился и такой снимок. Оглянись вокруг».

Яфрид повернул голову направо, затем налево и, перевернувшись, сел на гальку берега.

«Матерь божья! — ахнул Герон. — Сколько же их здесь?»

 

Всё видимое пространство берега было заполнено аллигаторами, а те из них, которым не хватило места на суше, смотрели на Яфру из воды, выставив на поверхность лишь морды.

«Чёрт! Я же камеру в пещере оставил, — огорчился журналист. — А какая картина, просто класс!»

«Да разве это проблема? — улыбнулся Яфру. — Пока пещера находится в границах моего биополя, забрать из неё камеру мы можем в любой момент».

Действительно, прошло всего несколько секунд, а верхние руки яфрида уже держали камеру журналиста.

«Будем вести съёмку или делать отдельные снимки»?» — спросил Герона бог яфридов, расчехлив объектив.

«И то, и другое, — решил журналист, — только подожми хоппер, чтобы он в кадр не попал».

Яфру вдруг издал гортанный крик, после которого вся огромная армия крокодилов пришла в движение, приблизившись к своему богу на один шаг.

«Особо впечатлительным лучше не смотреть, — захохотал Герон. — А звуковую дорожку в этом месте, наверное, нужно стереть. Все подумают, что это кричал я, хотя крик вовсе не похож на человеческий».

«Совсем недавно ты кричал на вожака обезьян и тоже нечеловеческим голосом, — напомнил ему Яфру. — Люди всё равно не поймут, что и на каком языке ты кричал».

«Люди — да, — согласился с ним журналист, — но Нарфей с Фаном в этом вопросе, наверное, не такие уж и безграмотные».

«Хм, — задумался бог яфридов. — Что же, давай проанализируем ситуацию. Нарфей знает, что я с тобой,  и поэтому его таким криком не удивишь. А вот для Фана действительно, это будет настоящим открытием, поскольку к тому времени, как он начнёт тебя проверять, моё место займёт Кайса. Неплохая головоломка для нашего кудесника. Да и сбежавшего Яфру ему, наверное, тоже хотелось бы найти. Я боюсь только одного — как бы наши игроки не объединились. Судя по тому, что мы наблюдали в квартире археолога, то эти два посланника давно уже нашли общий язык».

«Энергетическая мимикрия — сильное сверхсекретное оружие и уникальная способность, которую никто не станет делить на двоих, — не согласился с ним Герон. — В такой игре победитель всегда один и он забирает всё».

«И это верно, — кивнул головой бог яфридов. — Будем надеяться на то, что правила в нашей игре менять по ходу действия никто не будет…. Время вышло. Пойдём к Коре?»

«Да, пора».

 

Камера исчезла из рук яфрида, а сам он вскочил на ноги и в несколько прыжков одолел узкую полоску берега, отделявшую его от леса. Огромная толпа аллигаторов сразу пришла в движение и устремилась вслед за своим богом. Но непроходимые заросли встали на их пути плотной стеной и они долго ещё ползали по берегу в надежде вновь увидеть своё божество.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s