Книга вторая. Глава 34


В доме рыбака Мелвина было темно и тихо. Сквозь окна, закрытые плотными шторами, не мог пробиться ни один лучик света, и только от жарких углей камина шло мягкое и тёплое излучение. На столе, за которым сидел Илмар, мерцал большой кристалл небесного цвета и это был единственный светлый предмет в комнате.

 

«Так ты говоришь, что разговор шёл о пантере?» — подумал рыбак, пристально вглядываясь в медленное движение странных узоров внутри кристалла.

«Да, — ответила душа Сандры, зависшая в воздухе за спиной у Илмара. — Только Волтар почему-то называл её Кайсой, а не Корой. Может быть, это какая-то другая пантера, а не та, с которой твой сын улетел в командировку?»

«Кайса — это не пантера, а богиня всех кошек на нашей планете, — ответил ей Илмар. — Обычная пантера никогда бы не заинтересовала Его Святейшество».

 

Вчера вечером провидица как обычно заглянула в покои Волтара и подслушала, о чём говорил глава церкви по телефону.

«Ах, как это неудобно, — сокрушалась Сандра, слушая ответы Волтара. —  Вся ценная информация находится на другом конце провода, а мне нельзя приближаться к телефонной трубке».

О Героне и Коре провидица узнала, когда «листала» каналы телевидения и наткнулась на репортаж из зоопарка. Совпадение фамилии рыбака и молодого парня заинтересовало Сандру, и она решила выяснить, не сын ли это Илмара. Вернувшись в прошлое, душа провидицы проследила весь путь журналиста и пантеры, вплоть до того момента, когда они скрылись в катакомбах и была просто поражена тем, как Герон отодвинул кусок скалы, освобождая проход. Она вернулась в Гутарлау и обо всём рассказала Илмару. В последующие несколько дней Сандра навещала журналиста в джунглях, но всякий раз появлялась или во время съёмок или тогда, когда сын Илмара уже спал в своей клетке, и поэтому абсолютно ничего не знала о похождениях Герона-яфрида.

 

«Но Кора — обычная пантера из зоопарка, — удивилась Сандра. — При чём здесь какая-то богиня?»

«У тебя нет астрального зрения, и ты не видишь ауру, а отличить богиню от обычного существа можно лишь по тому, насколько велико её биополе, — ответил ей Илмар, — и то только в том случае, если это создание не прячет свою энергию. А что ещё говорил Волтар?»

«Он упомянул пояс Осмуна, но я так и не поняла, что это такое».

«А дословно ты можешь повторить его фразу?»

«Возьми пояс Осмуна и проверь их обоих, — задумавшись на несколько мгновений, подумала Сандра. — Да, именно так он и сказал».

Илмар сцепил пальцы рук, опёрся на них лбом и закрыл глаза, словно намереваясь уснуть.

«Это что-то серьёзное? — встревожилась провидица, когда пауза сильно затянулась. — Может быть, они всё-таки не о Героне разговаривали?»

«Да, нет, — вздохнул Илмар, открывая глаза. — Боюсь, что именно о нём и шла речь, но интересуется им уже не полиция и даже не церковь, а тайный орден».

«Господи, что же нам делать?» — всполошилась Сандра.

«В действительности, всё не так уж и плохо, — криво усмехнулся Илмар. — Дело в том, что у ордена всего одна цель — разыскивать и собирать магические артефакты. Если у Герона нет такого предмета, то орденоносцы не станут на него нападать. Но раз уж братья им заинтересовались, то, конечно неспроста…. Эх, рановато в нём проснулась скрытая энергия!»

«А что это такое?» — удивилась провидица.

«Ты видела, как он двигал скалу?»

«Да, — ответила Сандра, — эффект потрясающий».

«Так вот, сделать это можно лишь с помощью магического предмета, заклинания или скрытой энергии, которой обладают потомки Нарфея. Но в каждом конкретном случае очень трудно определить, какой именно способ был применён. Вероятно, братья ордена заметили один из таких «фокусов» Герона и решили проверить, нет ли у него какого-нибудь магического предмета».

«Ну, а если у твоего сына действительно нет такой вещи, то орден оставит его в покое?» — поинтересовалась провидица.

«А тебя церковь оставит в покое, если ты найдёшь медную книгу? — усмехнулся Илмар. — Нет, Сандра. Теперь нас уже никто и никогда в покое не оставит. Человек, который может с помощью одной только мысли шутя двигать скалы, должен быть или с орденом или не быть вообще «.

«То есть, тайный орден может предложить твоему сыну сотрудничество?»

«Это будет не предложение, а ультиматум, — поправил её Илмар. — Но сначала орденоносцы должны узнать о Героне всё. Именно для этого они и послали в джунгли человека с поясом Осмуна».

«А что это такое — пояс Осмуна?»

«Понятия не имею, — пожал плечами Илмар, — но подозреваю, что это какой-то магический предмет»

«Сейчас я посмотрю, что происходит в джунглях», — решительно сказала Сандра.

«Только ни в коем случае не приближайся к людям и к Герону тоже, — предупредил её Илмар. — А я пока поколдую над кристаллом».

 

Душа провидицы исчезла, а рыбак протянул руки к кристаллу и тот вспыхнул ослепительно ярким светом. Замысловатые узоры резко ускорили своё движение, отчего стало казаться, будто внутри кристалла закипела и забурлила какая-то жидкость. Поначалу мутная, она вдруг начала постепенно проясняться и вскоре Илмар увидел изображение той местности, где находился лабиринт и тайная часовня стража.

На ровной каменной площадке стоял вертолёт и в него садились люди, среди которых был и Форст. Не прошло и трёх минут, как вертолёт поднялся в небо и улетел из района Красных Песков.

«Археолог снова там был, — подумал Илмар и убрал руки от кристалла, отчего тот мгновенно помутнел и вновь начал излучать мягкий фосфорный свет. — Адаму нужно было убедиться в том, что страж снова стоит в часовне. Может быть, после этого археолог поверит Герону и отдаст медную книгу? Но именно теперь им, ни в коем случае нельзя встречаться. Братья ордена сейчас начнут собирать на Герона полное досье и проверять всех людей, с которыми он станет входить в контакт. Как же мне его предупредить? По телефону нельзя, а к мысленному разговору он, наверное, ещё не готов. Хотя, судя по тому, как быстро росла его аура в последние дни, может быть, уже и пора. Интересно, кто помогает моему сыну с такой скоростью увеличивать своё биополе? Неужели сам Нарфей?»

Рыбак встал из-за стола, прошёл на кухню и поставил кофейник на плиту.

 

«Сегодня у Герона последний день командировки, — думал Илмар, измельчая в кофемолке душистые зёрна. — Если вечером мне не удастся поговорить с ним мысленно, то придётся просить Сандру предать ему записку. Правда, в этом случае провидица узнает у кого хранится медная книга, но забрать её у археолога она всё равно не сможет — слишком маленькая аура для такой тяжёлой книги».

Приготовив кофе, рыбак вернулся в зал, подбросил в камин несколько сухих поленьев и сел в кресло.

 

«Неужели на Дагону вернулась Кайса, вселилась в Кору и каким-то образом подружилась с Героном? — глядя на разгорающиеся дрова и наслаждаясь вкусом и запахом горячего напитка, размышлял Илмар. — Маловероятно, хотя и допустимо. Проще было бы предположить, что Гера где-то раздобыл артефакт Кайсы, причём достаточно мощный, и активировал его…. А не замешан ли во всём этом его «дружок», с которым он шептался в последнее время? Гера так и не познакомил меня с ним. Но, ничего, завтра вечером, даст бог, мы встретимся и во всём разберёмся».

 

В комнате снова появилась душа провидицы, и Илмар сразу насторожился, почувствовав, как взволнована Сандра.

«Что случилось?» — спросил он её, глядя, как нервно пульсирует маленький комочек энергии.

«С Героном всё в порядке, — успокоила его провидица, — а вот я словно на электрическом стуле побывала».

Илмар поднялся из кресла, поставил кофе на стол и подошёл к Сандре. Он протянул к ней руки, поместив душу провидицы между ладоней, и начал читать какое-то заклинание.

«Теперь полегчало?» — спросил он через некоторое время.

«Да, — кивнула головой Сандра, — почти всё прошло. Что это было?»

«Ты попала в биополе Кайсы в тот момент, когда она, мягко выражаясь, была не в духе. Объяснять ничего не нужно, — сказал Илмар, заметив желание Сандры рассказать о том, что произошло в джунглях. — Я всё уже прочитал. Но Кайса напала не на тебя, а на того мужчину, которого потом отнесли в палатку врача. Тебе не нужно было так близко подлететь к людям».

«Мне казалось, что я достаточно далеко от них нахожусь, — вздохнула Сандра. — И всё равно меня так тряхнуло, что я несколько минут ничего не соображала».

«И, несмотря на это, ты всё-таки заглянула тому мужчине под рубашку, — улыбнулся Илмар. — Теперь ты знаешь, как выглядит пояс Осмуна».

«Да, я очень любопытная, — призналась провидица, — и рискнула это сделать, хоть мне и было очень плохо. Ну, а теперь объясни мне, что же на самом деле там произошло?»

«Как я тебе уже сказал, ты находилась в границах биополя Кайсы — богини всех кошек, — произнёс Илмар, вновь садясь в кресло. — А человек с поясом хотел определить, кто именно является источником этой божественной энергии, Герон или пантера.  Вот за это его Кайса и пристукнула малость».

«Ничего себе малость, — поёжилась Сандра. — Тот мужчина сразу потерял сознание и упал в траву, а врач потом ещё минут десять над ним хлопотал. Да и меня отбросило чуть ли не на опушку леса».

«На твоё счастье удар Кайсы был точечный и направлен только на орденоносца. А ты так болезненно его восприняла потому, что в этот момент не была защищена телесной оболочкой и находилась слишком близко».

«А почему я так долго себя плохо чувствовала?»

«Ты была заряжена кошачьей энергией, и я в первую секунду даже подумал, что ко мне залетела душа чьёй-то кошки, — улыбнулся Илмар. — Но теперь я освободил тебя от этой энергии и впредь знай, что вторгаться в чужое биополе, да ещё такое большое, достаточно опасно».

«Но я ведь не могла его увидеть», — напомнила ему Сандра.

«Зато ты должна была его почувствовать, — возразил ей Илмар. — Ну-ка, вспомни свои первые ощущения после того, как ты оказалась на съёмочной площадке».

«Да, меня словно чем-то придавило, — согласилась с ним провидица. — Я стала какая-то вялая и ватная».

«Вот видишь, — заметил Илмар. — В таком состоянии ты можешь и не видеть чужую ауру, но не чувствовать её невозможно. Тебе нужно было отлететь на такое расстояние, при котором ты бы уже не ощущала тяжести и недомогания. Но в этот раз аура действительно была просто божественная, и я боюсь, что тебе пришлось бы удалиться так далеко, что после этого ты бы уже ничего не увидела».

«Значит, Кора — это богиня кошек?»

«Вполне вероятно, — пожал плечами Илмар. — Впрочем, завтра вечером эта богиня вместе с Героном должна появиться в моём доме. Вот тогда мы всё и узнаем».

«Я, пожалуй, полечу домой, — подумала провидица. — Мне нужно немного отдохнуть, да и кофе твой так  вкусно пахнет, что просто невыносимо».

«Извини, но я не могу тебе его предложить, — засмеялся Илмар. — С моей стороны это выглядело бы, как насмешка».

«Вот, вот, — вздохнула Сандра. — А как бы сейчас приятно было посидеть у камина и выпить чашку горячего и душистого кофе».

«Прилетай ко мне вечером, — продолжал смеяться рыбак. — По вечерам я кофе не пью».

«А я пью его в любое время, — махнула рукой провидица. — Для меня в последнее время вообще перестало существовать понятие дня и ночи. Кстати, когда мы заманим Корнелиуса в ловушку?»

«Вот вечером и обсудим этот вопрос, — предложил ей Илмар. — Сейчас схожу на рыбалку, а поскольку клиентов сегодня у меня немного, то часам к шести вечера я уже буду свободен».

«Ну, а я пообедаю, поковыряюсь в новых полицейских камерах, а затем полечу к Волтару и Корнелиусу, — сказала Сандра. — Моя помощь тебе пока не нужна?»

«Нет, — покачал головой Илмар. — Сыщики без своей шпионской аппаратуры, особо мне не докучают, а к Герону больше не заглядывай. Единственное, о чём бы я тебя попросил, так это присмотреть за Борком, по мере сил и возможностей. Этот человек, как и мой сын, всегда находится на острие событий».

«Хорошо, я не прощаюсь», — ответила Сандра и тотчас исчезла.

Рыбак спрятал кристалл в тайник, отнёс на кофе пустую чашку из-под кофе и вышел из дома.

 

— Первый, я второй, приём, — произнёс Барди, включив рацию.

— Слушаю, — ответил голос Арбина.

— Старик выходит на рыбалку, — сообщил ему агент номер два. — Сейчас он носит в лодку мотор и снасти.

— Третий, готовь катер, — приказал Арбин. — Второй оставайся на точке. Скоро я и четвёртый будем на месте.

— Второй понял. Третий понял, — произнесла рация и связь прекратилась.

 

Вот уже третий день наблюдение за рыбаком проходило по одному и тому же сценарию: Барди дежурил у дома рыбака, Френчи следил за ним на острове. В первой половине дня, Гордон и Арбин получали на аэродроме новые АКС, которые им доставляли из столицы, а затем один из них отправлялся на остров, а другой на причал, встречать Илмара. Вскоре секретное оружие приходило в негодность и оба агента сразу же докладывали об этом в управление. Утром вновь прилетал сотрудник особого отдела, забирал испорченные АКС, выдавал новые, и всё начиналось сначала.

 

— Тебе ещё не надоела эта карусель? — спросил Арбин у Гордона, оглянувшись на вертолёт спецрейса, который поднялся в воздух и взял курс на столицу.

Агенты только что получили новую аппаратуру и шли на автостоянку к своим машинам.

— Даже если и надоела, то от нашего с тобой желания ровным счётом ничего не зависит, — скривился Гордон.

— Но ведь козе понятно, что это — диверсия, — возмутился Арбин. — Уже третий день подряд секретная аппаратура непостижимым образом ломается и я уверен, что и в дальнейшем ситуация не изменится. Хорошо хоть пломбы всегда остаются нетронутыми, а то сидеть бы нам с тобой уже в камере на допросе с пристрастием.

— Ни ты и ни я не знаем, какого характера поломка происходит в камере, — пожал плечами Гордон. — Если начальство молчит, и каждый день шлёт новые АКС, значит, так и должно быть. Почему ты думаешь, что это обязательно должна быть диверсия? А заводской брак или техническую недоработку ты не допускаешь?

— Почему? — тяжело вздохнув и скептически поглядев на своего коллегу, повторил Арин. — Да потому что я вчера специально не включал и даже не расчехлял камеру, а сделал это только после того, как Мелвин вечером зашёл в свой дом. Камера не могла сломаться от первого моего прикосновения и к тому времени она уже не работала.

— Ну, а кто, по-твоему, устраивает эту диверсию? — улыбнулся Гордон.

— Старик, — уверенно ответил Арбин.

— Ты можешь это доказать? — прищурился Гордон.

— Конечно, нет! — воскликнул Арбин. — Так же, как и никто не сможет доказать, что рыбак голыми руками отодвинул в сторону скалу, а затем вновь поставил её на место. Но следы в пещере говорят о том, что старик всё-таки сделал это.

— А может быть, он нас всех разыграл и в пещеру есть ещё один тайный вход?

— Похоже, что у этой семейки наследственная патологическая страсть к розыгрышам, — нервно засмеялся Арбин. — Хорошо ещё, что отец, в отличие от своего сына, ведёт себя спокойно и кроме этих диверсий, ничем нас не напрягает. Ты знаешь, я уже просто с ужасом думаю о том, что завтра в столицу возвращается младший Мелвин. От Борка, по этому поводу никаких распоряжений не поступало?

—Нет, — покачал головой Гордон. — Он за последние два дня ни разу даже не позвонил.

— Правильно. А зачем ему звонить? — скривился Арбин. — АКС всё равно не работают.

— Ну, что, как всегда, все по своим местам? — предложил ему Гордон, подходя к своей машине.

— Да, конечно, — согласился с ним Арбин. — Расписание одно и то же.

— Завтра приедет Герон, изменит расписание и всем сразу станет весело, — захохотал Гордон.

Арбин в ответ только обречённо махнул рукой и сел за руль своего автомобиля.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s