Книга вторая. Глава 37


Свернув с асфальтового шоссе на просёлочную дорогу, автомобиль журналиста сразу поднял своими широкими колёсами большие клубы мелкой и удушливой пыли.

«Задраить люки, включить кондиционеры!» — воскликнула Кайса, словно это она командовала армией агентов, следовавших за Героном и пантерой. — До финиша осталось всего несколько километров».

 

«Самыми хитрыми оказались орденоносцы, — немного погодя, сообщила она. — Границу моего биополя не пересекают, а за это время и пыль успевает немного осесть».

«А сколько их там?» — спросил её Герон.

«Не знаю, — пожала плечами чёрная кошка под рубашкой. — У них стоит защита, поэтому они и не приближаются, чтобы не вступить в конфликт с моей аурой».

Кора, увидав озеро и лес, заметно оживилась, села и стала во все стороны крутить головой, вероятно почувствовав, что утомительное путешествие в автомобиле уже заканчивается.

«А вот и компания наших старых знакомых появилась в поле моего зрения», — вновь сообщила Кайса.

«Кто же именно?» — поинтересовался журналист.

«Арбин, Барди и Френчи, — ответила богиня кошек. — А где АКС…? Ба, да камеру-то уже сломали. Кто же так над ней надругался?»

«Агенты сами сломали камеру?» — не понял Герон.

«Какие агенты, — возмутилась Кайса. — Пломбы на корпусе все целые, а внутри какой-то вандал побывал. Вытащил все перемычки и воткнул их под микросхемы. Сразу видно, что это создание ничего не понимает в электронике».

«Да, какое создание-то? — не выдержал журналист. — Объясни толком».

«А ты думаешь, что оно там свой автограф оставило? — ехидно спросила его Кайса. — Ясно только одно — душа была человеческая, и аппарат ломала хоть и неумело, но сознательно».

«Может быть, это отец портит им аппаратуру?»

«Нет, Гера, — не согласилась с ним богиня кошек. — Диверсию устроили недавно. В корпусе ещё остался запах, а он — женский».

«Ты хочешь сказать, что у моего отца появилась подружка?» — засмеялся Герон.

«А почему бы и нет? — лукаво сверкнула глазами пантера на груди у журналиста. — Мужчина он видный и не смотри, что седой. Его энергии хватит на целый женский батальон».

«Ну и дела, — удивился Герон. — Ладно, посмотрим, что там в доме».

 

» Отец, — позвал он Илмара, направляя энергию мысли в сторону дома. —  Ты меня слышишь?»

«Конечно, — ответил тот. — Ворота я уже открыл».

«Я же говорю, что он следит за тобой, — усмехнулась Кайса. — Вот только не пойму, каким образом. В моём биополе его энергия не появлялась…. Не иначе, как ему кто-то помогает».

«Ясно кто, — въезжая на территорию усадьбы, ответил ей журналист. — Кто АКС сломал, тот и за нами подглядывает».

«Логично, — согласилась с ним богиня кошек. — Ну, да ладно. Разберёмся на досуге, а сейчас давайте знакомиться».

 

Герон сразу поставил машину в гараж, взял Кору на поводок и, закинув на плечо ремень дорожной сумки, вышел из сарая. Илмар в это время закрыл уже ворота и возвращался к дому.

 

— Здравствуй, Гера, — сказал отец, остановившись в трёх метрах от сына.

— Здравствуй, па, — ответил ему Герон. — Вот мы и приехали.

— Тогда давайте знакомиться, — улыбнулся Илмар. — Поводок-то отпусти.

Тайная мысль журналиста сейчас трудилась вовсю, пытаясь внушить Коре чувство обожания к Илмару.

«Ты всегда с ней так разговариваешь?» — вдруг услышал Герон шёпот отца.

Сознание журналиста, которое в последние дни постоянно общалось с божественной энергией Яфру и Кайсы, стало очень чувствительным, научившись ощущать различные оттенки цвета, звука и запаха мысли. Шёпот Илмара, прозвучавший в голове Герона, был совершенно иной по своему составу, чем тот, который был слышан ранее. Вернее, у этой мысли ничего не было — ни запаха, ни цвета, ни частоты колебания. И, несмотря на это, тайная мысль журналиста услышала голос Илмара, хотя явная мысль даже и не подозревала, что в этот момент кто-то и кому-то что-то говорит.

«Да», — тоже шёпотом ответила тайная мысль на вопрос отца.

«Вот и хорошо, — похвалил сына Илмар. — Вот и правильно. Дальше будем продолжать в том же духе, чтобы твоя божественная подружка ничего не заметила».

Герон поставил на землю сумку и расстегнул ошейник Коры.

— Иди, познакомься, — подтолкнув пантеру, произнёс Герон, думая синхронно обеими мыслями.

Илмар улыбнулся одними только глазами, видимо уловив, как тайную, так и явную мысль сына.

«Иди ко мне, Кора», — снова услышала тайная мысль ласковый шёпот Илмара.

Пантера удивлённо и выжидающе смотрела то на Герона, то на Илмара, не понимая, откуда к ней приходят эти сигналы.

«Гера, помолчи, пожалуйста. Я сам попробую», — попросил  отец.

— Иди, Кора, не бойся, — спокойно произнёс Илмар, и большая кошка стала медленно к нему приближаться.

 

Кайса в это время напряжённо следила, как за людьми, так и за пантерой, понимая, что именно сейчас работает скрытый потенциал Нарфея.

«Нет, они просто непробиваемы», — вздохнула богиня кошек, наблюдая за тем, как пантера обошла и обнюхала Илмара со всех сторон, а затем вдруг ткнулась головой в его ногу. — Чётко прослеживается внешнее воздействие на сознание пантеры, но энергия внушения абсолютно неуловима».

— Вот и славно, — улыбнулся Илмар, погладив Кору по спине. — Вот мы уже и любим друг друга.

«А теперь познакомь меня со своей подругой», — посмотрев на сына, подумал Илмар, но на этот раз его мысль прозвучала громко и отчётливо.

«Меня зовут Кайса, а выгляжу я точно так же, как и Кора», — опередила Герона богиня кошек.

«Илмар, — рыбак почтительно, но с достоинством склонил голову. — Весьма польщён и очень рад нашему знакомству».

«Предлагаю без церемоний и сразу перейти на «ты», — засмеялась Кайса, — чтобы всё было просто и по-домашнему».

«Замечательно, — тоже засмеялся Илмар. — А теперь прошу всех пройти в дом».

 

Герон поднял с земли сумку, перекинул её ремень через плечо и посмотрел в сторону леса.

«Осада продолжается?» — спросила его явная мысль у отца.

«Да, — тоже пользуясь обычной энергией, ответил Илмар. — И сегодня ты, кажется, привёл им на подмогу целую армию».

«Верно, — виновато вздохнул Герон. — Я и сам не ожидал, что их будет так много».

«Не беда, — успокоил его отец. — Эти солдаты не так уж и опасны для нас».

«Элитные гвардейцы не стали близко подходить к нашей усадьбе, — намекая на орденоносцев и входя в дом, сказал Герон. — Правда, они тоже только разведчики».

«Надеюсь, что боевые действия начнутся не вдруг и не сразу, — сказал Илмар. — Или я ошибаюсь?»

«Нет, агрессии с их стороны пока не наблюдается, — ответила ему Кайса, решив вмешаться в разговор, — только любопытство. Кстати, нужно сразу отметить, что встречи мы с ними не искали и вся ответственность за создавшуюся ситуацию полностью лежит на их стороне».

«А ты, Кайса, тоже будешь с ними воевать?» — поинтересовался Илмар.

«Я всегда воевала, и буду воевать с теми, кто нападает на меня и на моих друзей, — заявила богиня кошек. — Иначе и быть не может».

«В таком случае, у наших противников нет ни малейшего шанса на победу», — улыбнулся Илмар.

«Я давно не была на Дагоне, а за это время орден мог достаточно хорошо вооружиться, — заметила Кайса. — Об этом тоже не стоит забывать. Время покажет, кто и на что способен».

«Да, конечно, — согласился с ней Илмар. — Прошу к столу».

 

Герон слушал мысленный разговор отца с Кайсой и был немного растерян. Возникла ситуация, к которой он совсем не был готов. Оказалось, что отец слышит его тайные мысли и в этом, конечно же, виноват скрытый потенциал, а явные мысли журналиста вообще были слышны всем. Душа Герона вновь оказалась на виду и лишилась того пространства, в котором она могла отдохнуть и расслабиться. Обе мысли журналиста притаились, стараясь ни о чём не думать, понимая, что любой их импульс тотчас заметит кто-нибудь из собеседников.

 

«Ну, что ты молчишь, словно невеста на выданье? — иронично прошептала Кайса, явно обращаясь к Герону. — Привёл в дом подружку, познакомил её с отцом, а сам в кусты?»

«Я пока не знаю, что можно говорить, а что нельзя, — признался ей журналист, стараясь думать как можно тише. — И ещё я не знаю, в каком случае отец меня слышит, а в каком нет».

«Я сейчас не скрываю свою энергию и ауру, а поэтому могу контролировать любой источник энергии, находящийся внутри моего биополя. Можешь говорить всё, что угодно, но твой отец получит лишь ту информацию, которую я захочу ему передать».

«Вот теперь мне всё понятно, — вздохнула свободнее явная мысль Герона. — Я потому и молчал, что боялся ляпнуть что-нибудь не в тему…. Отец, я вижу, что ты блекку на стол поставил».

«Да, — ответил Илмар. — Тебе ведь нравится этот напиток».

«За последнюю неделю мой вкус немного изменился, — засмеялся Герон, — и поэтому я привёз другую настойку».

Он открыл свою дорожную сумку и достал из неё бутыль с любимым напитком Кайсы. Илмар взял бутыль в руки, посмотрел на наклейку и понимающе улыбнулся.

«Ну, что же, — произнёс он, поставив настойку на стол рядом с блеккой. — Попробуем, оценим».

«А почему вы всё время разговариваете мысленно? — спросила Кайса, обращаясь сразу и к отцу и к сыну. — Вам так больше нравиться?»

«На окне установлен микрофон, — ответил ей Илмар. — Любой звук прослушивается и записывается агентами Борка».

«Забудьте обо всех этих микрофонах, камерах и прочей аппаратуре, — посоветовала Кайса. — Внутри моего биополя такая техника абсолютно бесполезна и поэтому вы можете совершенно спокойно разговаривать».

— Вот это подарок! — удивлённо и радостно воскликнул Илмар, посмотрев на сына. — Всё же, что ни говори, а звуки голоса придают любому застолью особую атмосферу непринуждённости и оживления.

— Да, — согласился с ним Герон, — но понимать это начинаешь только после долгого молчания. Сыщики, наверное, от тебя так ни одного слова и не услышали?

— У меня нет привычки, разговаривать с самим собой, — ответил ему Илмар, — а больше и не с кем было беседовать.

«Так уж и не с кем?» — хитро прищурилась Кайса.

— Ну, разве можно что-то скрыть от богини? — вздохнул Илмар. — Собеседник у меня действительно был.

«Собеседница», — поправила его богиня кошек.

— Па, у тебя появилась подружка? — засмеялся Герон. — Так почему бы тебе не пригласить её за наш праздничный стол?

— Как-то неудобно на ночь глядя, — замялся Илмар. — Да и она, наверное, уже отдыхает. Ей ведь не двадцать лет.

«Да не спит твоя подружка, не спит, — звонко засмеялась Кайса. — Её душа так и вьётся вокруг этого дома, да залететь боится — моя аура её пугает».

— Вот что, па, — решительно поднимаясь из-за стола, сказал Герон. — Давай-ка я за ней съезжу. Где она живёт?

— Нет, нет, — тоже поднимаясь со стула, запротестовал Илмар, — я сам. Знакомая моя, мне её и приглашать.

«Сандра, — мысленно, но громко крикнул он. — Зайди к нам, пожалуйста».

 

Рядом с камином возникло легкое и почти прозрачное облачко, в котором угадывался силуэт и черты лица пожилой женщины.

«Сандра, — обратился к ней Илмар. — Мы с сыном и богиня Кайса приглашаем тебя к нам в гости. Ты согласна?»

«Только не в таком виде», — испугалась провидица.

«Ну, конечно, нет, — улыбнулся Илмар. — возвращайся в свой дом, а я сейчас за тобой приеду».

«О господи, — взволнованно подумала Сандра. — Это так неожиданно. Мне ведь нужно время для того, чтобы собраться. Не могу же я прийти к вам в домашнем халате».

«Нам всем абсолютно некуда торопиться, — произнесла своим мягким и мяукающим голосом Кайса. — Возвращайтесь к нам в том виде, в котором вам удобнее будет здесь находиться, и тогда мы уже познакомимся, так сказать, официально».

Душа Сандры исчезла, а Илмар стал собираться в дорогу.

— Сейчас я приведу к нашему дому ещё парочку агентов, — снимая с каминной полки ключи от машины, усмехнулся он. — За Сандрой следит Его Святейшество.

«Прекрасная у нас собирается компания, — засмеялась богиня кошек, — все под подозрением. Вот только армия неприятеля уже отступает».

— Отчего же так? — удивился Герон. — Боевые действия ещё не начались, а они вдруг решили ретироваться».

«Оттого, что ночью каждый куст или пень похож на чёрную пантеру, — захохотала Кайса, — а шпионская аппаратура, увы, не работает».

— Те церковные агенты, которые следят за Сандрой, о пантере ничего не знают и обязательно к нам приедут, — сказал Илмар.

— А мы с Корой пойдём сейчас и погуляем, — решил Герон. — И ей нужно малость побегать, да и церковной службе пора бы узнать, кто здесь хозяин.

— Хозяйка, — поправил его отец и вышел из дома.

 

«Давай перед прогулкой пропустим по чекашке», — предложила журналисту Кайса-Яфру.

«А почему именно чекашка, а не бокал или фужер?» — улыбнулся Герон.

«Какую маску не надевай, а сущность свою скрыть невозможно, — вздохнул многоликий бог. — Как бы я не входил в образ, но когда дело доходит до выпивки, то во мне сразу просыпается зелёный змий, то бишь ящер. Твой отец фужеры наполнил, выпить мы не успели, а слюна-то уже выделилась».

 

Журналист, смеясь, подошёл к столу, взял один из фужеров, с наслаждением выпил настойку и закусил её ломтиком нарезанной ветчины. Кора, до сих пор бродившая по дому, тоже приблизилась к столу и, вытянув шею, жадно принюхалась.  Герон угостил ветчиной и её, а затем достал из холодильника пластиковый пакет со свежим мясом

— На сегодня, Кора, пищей мы для тебя запаслись, — обращаясь к пантере, уже почуявшей запах мяса, сказал журналист. — А завтра будем договариваться с мясной лавкой на предмет ежедневного снабжения тебя продовольствием. Пойдём в лес.

 

В лесу давно уже стемнело и Кора, почти невидимая и похожая на призрак, неслышно ступала по траве, принюхиваясь к запаху, который шел из пакета в руке журналиста.

«Так ты говоришь, что все агенты ушли?» — спросил Герон Кайсу.

«Первой в посёлок уехала Фриза с охраной, — сообщила та. — Оно и понятно почему: теперь дочь Корвелла знает, где ты живёшь, а торчать здесь всю ночь ей нет никакого смысла. Затем удалились полицейские агенты. Им тоже не с руки дежурить без своей аппаратуры. Остались только орденоносцы, но они остановились достаточно далеко от твоего дома и следят лишь за моим биополем».

«Ты их видишь?» — поинтересовался журналист.

«Весьма расплывчато, — ответила богиня кошек. — Если ты хочешь чтобы я разглядела их лучше, то сделай марш-бросок метров на триста, только быстро».

Герон сорвался с места и помчался по ночному лесу навстречу к орденоносцам. Пантера удивлённо вскинула голову и, поняв, что её друг исчез вместе со свежим мясом в глубине леса, что было сил, помчалась вслед за ним.

 

«Достаточно, — вдруг сказала Кайса. — Они спрятались в машине».

«Сколько их?» — спросил Герон, остановившись и тяжело дыша.

«Трое, но дело не в количестве, а, можно сказать, в качестве, — усмехнулась богиня кошек. — Один из них — тот самый мужчина с амулетом змеи, второй — видимо, водитель, а вот третий — Корвен Борк».

«Детектив? — удивился  журналист. — Как это понимать?»

«Я успела заметить, что человек с амулетом показывал Борку, как нужно правильно пользоваться магическим предметом. А это означает, что детектива завербовал орден и сейчас он проходит стажировку».

«Вот это фокус, — покачал головой Герон. — Быстро наш сыщик пошёл в гору».

«И всё благодаря твоей непоседливости и любопытству», — заметила Кайса.

 

Кора выскочила из-за дерева и, не успев вовремя затормозить, едва не сбила Герона с ног.

— Испугалась, что ужин убежал? — засмеялся журналист, потрепав пантеру за шкуру. — Зато аппетит нагуляла.

Герон вывалил из пакета на траву куски мяса и отошёл в сторону.

 

Он стоял сейчас на пригорке, почти рядом с дорогой и отсюда была видна часть озера и курортного городка, светившаяся множеством разноцветных огоньков.

«Ах, как же хорошо! — вздохнув полной грудью свежий воздух, пахнущий солёной водой и ароматом хвойных деревьев, подумал Герон. — Может быть, плюнуть на все эти командировки и остаться здесь навсегда?»

«А через месяц ты уже перестанешь обращать внимание и на лес, и на озеро, и на воздух, — продолжила эту мысль богиня кошек. — Нет, Гера. Для того чтобы постоянно ощущать всю прелесть здешней природы, нужно хотя бы раз в месяц спускаться в канализацию. Человек не может жить без сравнения и контраста. И чем сильнее будет контраст между плохим и хорошим, тем быстрее придёт понимание не только окружающей тебя природы, но и вообще всех ценностей в жизни».

Вдалеке на дороге мелькнул свет автомобильных фар.

«А вот и Илмар со своей подружкой возвращается, — сообщила Кайса. — А следом за ними, как он и обещал, машина с агентами Его Святейшества крадётся».

«Сейчас мы посмотрим, крепкие ли у них нервы», — усмехнулся Герон.

Он оглянулся на пантеру, которая уже съела всё мясо и теперь сидела на траве, облизываясь и прихорашиваясь.

«Кора, сиди спокойно на месте, — приказал ей журналист. — Подойдёшь ко мне, когда я тебя позову».

 

Герон перебежал дорогу и спрятался в кустарнике. Вскоре из-за поворота показалась машина Илмара. Пропустив её, журналист мысленно позвал пантеру. Кора побежала на зов и в тот момент, когда она пересекала дорогу, её осветили фары автомобиля с церковными агентами. От резкого торможения, машину занесло и, едва не перевернувшись, она остановилась, подняв большое облако пыли.

«Ну, вот теперь посмотрим, рискнут ли они подъехать к нашему участку или нет», — подумал Герон и направился вместе с пантерой домой.

 

Но не успел он дойти до живой изгороди, как увидел, что машина агентов, хоть и медленно, но всё-таки приближается к усадьбе.

«Эти люди больше страшатся Его Святейшество, чем твою пантеру» — улыбнулась Кайса.

«Просто они ещё не слышали, как мы умеем сердиться» — ответил ей Герон. — Сейчас мы им и это продемонстрируем».

 

Журналист дождался полной остановки автомобиля, снова оставил Кору сидеть на месте, а сам прокрался по другую сторону машины. Спрятавшись в кустах, он стал мысленно принуждать пантеру зарычать. Кора маленько поворчала и вдруг издала такой рык, от которого даже Герону стало не по себе.

«А теперь наша очередь, — обращаясь к Кайсе, сказал он, — Научи-ка меня так рычать».

Журналист набрал полные лёгкие воздуха и из его гортани вырвался жуткий леденящий душу звук.

«Гера, — послышался голос Илмара, — чем ты там занят?»

«Мы с Корой решили поприветствовать Его Святейшество», — смеясь, ответил Герон.

Автомобиль агентов взревел двигателем, неуклюже и торопливо развернулся на дороге, а затем, подпрыгивая на кочках, помчался прочь от этого жуткого места.

«Эти люди уже точно никогда здесь не появятся, — довольно улыбаясь, сказала Кайса. — Его Святейшество,  может быть, и страшён, но не до такой степени».

Журналист подозвал пантеру, и они направились к раскрытым настежь воротам в стене живой изгороди.

 

Илмар и Сандра стояли возле крыльца и поджидали Герона и Кору.

— Я боюсь, — прошептала Сандра Илмару, увидев блеснувшие глаза большой чёрной кошки. — А вдруг я чем-нибудь ей не понравлюсь?

— Бояться никогда не нужно, — ответил ей Илмар. — От тебя должно исходить чувство, если не любви, что хотя бы спокойствия и независимости, но никак не страха. Звери лучше людей понимают и разбираются в чувствах. Именно на этом языке с ними и нужно разговаривать. Представь себе, что перед тобой обычная домашняя и ласковая кошка, которая любит, когда её гладят и чешут за ухом, вот и всё.

Сандра попыталась настроить  своё сознание на такое состояние и вдруг поняла, что она уже с улыбкой смотрит на приближающуюся к ней пантеру.

 

— Кайса, Гера, познакомьтесь, это — Сандра, — сказал Илмар. — А это — мой сын Герон и богиня Кайса, которую никто не видит, — уже обращаясь к Сандре, добавил он.

— Это так необычно, — засмущалась провидица. — Я впервые знакомлюсь при таких обстоятельствах и даже не знаю, как я должна к вам обращаться.

«Никаких «вы», — решительно запротестовала богиня кошек. — У нас собралась очень теплая, и я бы даже сказала душевная, да, именно душевная компания и мы уже договорились быть на «ты».

— А меня зовите просто Гера, — добавил Герон. — Полным именем отец называл меня лишь тогда, когда сердился.

Кора в это время обнюхивала Сандру, но провидица так была удивлена звуками голоса богини, происходившими, казалось, со всех сторон, что совсем забыла о пантере. Илмар и Герон оба старались внушить Коре нужное чувство и, в конце концов, большая кошка решила потереться о ноги провидицы.

— Ой, Кора, ты меня уронишь, — засмеялась Сандра, пошатнувшись и инстинктивно ухватившись за шею пантеры.

«Это она подталкивает нас к праздничному столу», — улыбнулась Кайса.

— Да, да, — спохватился Илмар, — прошу всех в дом.

«А у Сандры на пальце колечко-то не простое, — шепнула Герону богиня кошек. — Её сознание надёжно защищено, и прочитать мысли этой женщины абсолютно невозможно. А энергия у этого кольца, как это ни странно, ваша».

«Уж не её ли душа за нами следила?»- подумал журналист.

«В джунглях была она, это точно», — подтвердила Кайса.

 

За столом Герон рассказывал о своих приключениях с Корой и командировке в джунгли. Подвыпившая Кайса балагурила, смеялась и вообще была душою общества, взяв на себя роль тамады. Сандра поначалу вела себя сдержано и осторожно, но заразительный смех и настойка, в конце концов, сделали своё дело, и вскоре провидица уже от души и громко смеялась над шутками весёлой кошачьей богини.

 

«Вот уж не думал, что боги могут быть такими весельчаками, — услышала тайная мысль Герона шёпот отца. — Если бы сам не услышал, то никогда бы в это не поверил».

«Гнев их страшен, а веселье безудержно, — согласился с ним сын. — В принципе, они такие же энергетические существа, как и мы, только с неизмеримо большими возможностями».

Кора, за последнюю неделю привыкшая вечерами находиться у костра, и теперь облюбовала место у камина и лежала на полу, блаженно щурясь и изредка поглядывая на людей, когда они слишком громко смеялись.

 

Проходил час за часом, а бывшая узница Цитадели, почувствовав вдруг себя легко и свободно, забыла обо всём на свете и опомнилась лишь тогда, когда часы пробили полночь. Провидица засобиралась домой, Илмар вызвал такси и уехал вместе с Сандрой, решив проводить свою знакомую до ворот её усадьбы.

 

Оставшись один, Герон вновь вернулся к столу.

— Ну, что, ещё по одной и спать? — протягивая руку к бутыли с настойкой, предложил он Кайсе.

«Наливай!» — неуклюже мотнула головой пантера на груди у Герона.

— Упс, — скорчив пьяную и смешную гримасу, произнёс журналист, обнаружив, что бутыль пуста. — Лимит исчерпан.

«Ну, уж нет, — возмутилась пьяная богиня. — Раз решили, то выпить нужно обязательно. Блекка ещё осталась?»

Герон поднял и встряхнул вторую бутыль.

— Кое-что имеется, — сказал он. — А нам дурно не станет, если мы смешаем эти две настойки?

«Этого я не знаю, — призналась Кайса. — Но если я сейчас чего-нибудь не выпью, то мне точно станет дурно. Не в моих правилах покидать праздничный стол в таком настроении».

Журналист налил блекку в фужер и приподнял его над столом.

— За всю нашу компанию! — провозгласил он, имея в виду себя, Кайсу и Яфру.

«Верно, — захохотала богиня кошек. — Нас уже трое и это радует. За нас!»

 

Осушив до дна фужер, Герон замер, пытаясь разобраться в своих ощущениях.

«Да, как это ни странно, но после целой бутыли моей настойки и блекка приобрела совершенно неожиданный аромат и вкус», — подтвердила Кайса, то чувство, которое возникло у журналиста.

— А вот скажи мне, — произнёс он, поставив фужер на стол. — Как ты теперь относишься к своему старому зелёному другу?

«Да он просто душка и весельчак», — заулыбалась богиня кошек.

— А его мнение о тебе не изменилось?- вновь спросил её журналист.

«Ещё один фужер блекки и он признается мне в любви, — захохотала Кайса. — Пойдём спать, пока этого не произошло. Я сегодня напилась, как никогда. Вон, смотри, у Коры на голове четыре уха. Ха-ха-ха!!!»

Герон взглянул на пантеру и тоже захохотал, обнаружив у Коры ещё и четыре расположенных в ряд глаза.

 

Закончив смеяться, он предпринял попытку встать со стула, и чуть было не упал, успев в последнее мгновение ухватиться за край стола.

«Явный перебор, — встряхнув головой, подумал Герон. — До спальни-то хоть доберёмся?»

«Если ноги не держат, то пока никто не видит, можно и ползком», — предложила ему Кайса.

— Нам бы только до перил дойти, — сказал журналист, со второй попытки выйдя из-за стола и зигзагами, двигаясь к лестнице. — А там хоть на руках, но поднимемся.

 

С большим трудом добравшись до своей кровати, Герон повалился на неё, не раздеваясь и, уже лёжа, стал неуклюже срывать с ног туфли.

— А ведь мы сегодня хотели к Адаму заглянуть, — вспомнил вдруг он, после того, как справился с туфлями и расслабился. — Медную книгу-то нужно забирать.

«Ну, и в чем же дело?» — еле ворочая заплетающимся языком, спросила его богиня кошек. — Раз нужно, так и полетели».

— В таком состоянии? — засомневался журналист. — Мы же с тобой, что называется, ни петь, ни рисовать.

«А чего ты боишься? — не унималась Кайса. — Даже если наши души выпадут из окна квартиры археолога, то шею они себе всё равно не сломают».

— Тогда полетели, — закрывая глаза, решился Герон. — Посмотрим, на что способен пьяный призрак.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s