Книга вторая. Глава 40


В шесть часов вечера «Белая молния» остановилась у перрона железнодорожного вокзала Брандоры. Адам и Зара вместе с другими пассажирами вышли из вагона и сразу направились в здание вокзала. Ещё в поезде они договорились не задерживаться надолго в Гутарлау. Приближался день рождения дочери и супруги решили отложить свой квартирный вопрос на более поздний срок. Оформив билеты на обратную дорогу, они поспешили к стоянке такси. На дне дорожной сумки, под маскарадными костюмами лежала невидимая медная книга.

«Один час до Гутарлау, ещё час на гостиницу и сборы, — размышлял археолог. — Значит, я должен появиться в посёлке примерно в районе восьми часов. А если я не сумею найти «пилигрима» и до утра?»

Но, несмотря на такие мысли, интуиция археолога подсказывала ему, что особых причин для волнения нет, и Илмар тоже будет искать с ним встречи.

«Да, но ведь он не знает, в каком я буду костюме, — уже сидя в машине и глядя на холмистый пейзаж окрестностей Брандоры, вдруг подумал археолог. — И в то же время маскарад выбран не случайно, а значит, и я должен быть в костюме. Вероятно, рыбак знает, как найти меня в толпе и под маской…. Пассажир из шестого купе явно не хочет терять меня из вида. Интересно, чей это агент, Корвелла или Борка? А, впрочем, какая разница? Лишь бы не церковь. От короны и шкатулки я избавился, а сегодня, даст бог, и книгу отдам».

 

В гостиничном номере супруги переоделись в маскарадные костюмы и отправились в посёлок. Адам нарядился в длинный плащ волшебника, под которым он спрятал книгу, притянув ее к животу широким поясом. На голове у него была широкополая шляпа с высокой тульей, а верхнюю часть лица прикрывала чёрная бархатная маска с блёстками. Зара выбрала себе костюм гадалки, и ее лицо скрывалось под густой вуалью.

 

На улицах курортного городка было шумно и весело. Отовсюду слышался смех, музыка и громкий разговор подвыпивших кампаний. В Гутарлау, кроме центральной площади старого посёлка, были и ещё места для гуляний, но Адам решил начать поиски именно с рыбацкой площади. Супруги не спеша продвигались к намеченной цели, внимательно разглядывая встречных прохожих.

 

В баре Роско на высоком круглом табурете сидел Илмар и задумчиво вертел в руке рюмку с коньяком. Он был единственным человеком среди посетителей, который находился здесь без маски и костюма.

«Адам и Зара вышли из гостиницы и приближаются к старой площади», — услышал Илмар голос сына.

«Хорошо, — ответил ему отец. — Попробуй отвлечь на себя внимание агентов, а я тем временем уведу отсюда Адама».

Он неторопливо допил свой коньяк, рассчитался с барменом и скрылся в подсобном помещении. Спустя минуту Илмар вышел на площадь из соседнего здания в одежде странствующего пилигрима и сразу с двумя масками. На лице у него была маска кошки, а на затылке он укрепил зелёную маску ящерицы.

 

Когда после рыбалки Илмар продал весь улов, то он зашёл в магазин и купил маскарадные костюмы для себя и для сына. Именно по этой причине Герон уже почти час прогуливался по улицам и площади старого посёлка в одежде нищего бродяги с фотоаппаратом в руках. Королевскую одежду решено было пока приберечь, а агентам показать лохмотья попрошайки. И сейчас за Героном следовали гвардейцы, разбойники, пираты и ещё два чёрных монаха, скрывавшие свои лица под просторными капюшонами.

 

Журналист свернул в боковую улочку и резко прибавил шаг. Вся «гвардия» сразу оживилась и бросилась догонять нищего фотографа.

«Какие дружные ребята и все трезвые, как стёклышко», — хохотнула Кайса, которая к этому времени уже успела несколько раз отхлебнуть из фляжки Герона.

«На службе пить нельзя. За это и уволить могут, — отозвался журналист. — В нашем случае это касается не только гвардейцев, но и пиратов с разбойниками».

«Отец, — позвал он Илмара, — ты встретил Адама?»

«Да, и сейчас веду его и Зару к санаторию, — ответил тот. — За археологом следит агент, и он не собирается от нас отставать».

«Вот, чёрт! — чертыхнулся Герон. — Он из нашей «гвардии?»

«Нет. Этот человек прибыл из столицы вместе с археологом, — сказал Илмар. — А одет агент, действительно, в костюм чёрта», — добавил он, улыбнувшись.

«Тогда веди его в кочегарку, — посоветовала ему Кайса. — У неё два входа-выхода. Прекрасная мышеловка».

«Сейчас что-нибудь придумаем», — ответил Илмар.

 

Он дошёл до главных ворот санатория, на несколько секунд остановился для того, чтобы купить у цветочницы букет роз и повернул на главную аллею лечебницы. Илмар присел на свободную скамью, а затем, не дожидаясь пока супруги Форст к нему приблизятся, встал и направился в сторону кочегарки, оставив на скамье букет цветов. Адам сразу всё понял.

— Зара, жди меня здесь, — шепнул он жене. — Илмар дал знак, чтобы мы разделились, а это означает, что за нами следят.

Археолог знал здесь каждый закоулок и догадался, что именно по этой причине Илмар и привёл его сюда. Кочегарка имела два выхода, потому что обслуживала сразу и санаторий, и соседний пансионат. Персонал обоих заведений постоянно пользовался этой лазейкой для того, чтобы быстро пройти на другую территорию.

 

Когда Адам свернул на дорожку, ведущую к кочегарке, то увидел, как Илмар распахнул дверь, но внутрь заходить не стал, а быстро спрятался в густых кустах.

«Понято, — улыбнулся археолог. — Я выхожу на территорию пансионата и подпираю дверь. Такую же операцию выполняет и рыбак, но уже после того, как агент войдёт внутрь кочегарки. Но тогда, для того чтобы встретиться, нам с Илмаром придётся делать большой крюк. Нет, я, пожалуй, сделаю иначе».

 

Отопительный сезон ещё не начался, и кочегарка работала только в утренние часы. Сейчас в ней никого не было и в помещении было абсолютно темно. Археолог вошёл внутрь, крутанул на пальце перстень и, став невидимым, снова вышел на улицу в эту же дверь. Он подошёл к тем кустам, за которыми прятался рыбак, и стал ждать агента.

Мужчина в костюме чёрта не заставил долго себя ждать. Он подошёл к открытым дверям, оглянулся по сторонам, убедившись, что здесь уже никого нет, вошёл в помещение кочегарки. Адам уже было хотел подойти к двери и подпереть её, но она вдруг сама захлопнулась, и археолог чётко услышал, как щёлкнул её замок.

 

— Хорошая у тебя маскировка, — совсем рядом прозвучал голос Илмара. — Если бы я знал это заранее, то нам не пришлось бы так долго бродить по закоулкам.

— Неужели ты меня видишь? — удивился Адам.

— Я гляжу на тебя особым зрением, — объяснил ему рыбак, — но вижу не тебя, а энергию того перстня, который ты носишь. И сразу хочу тебя предупредить, что в Гутарлау сейчас находятся агенты тайного братства. Они давно охотятся за такими артефактами. Тебе нужно срочно деактивировать перстень.

Адам раздвинул кусты и зашёл на газон, где его и поджидал Илмар. Археолог снял невидимость с себя и с книги, а потом подал её Илмару.

 

— Мне было видение в Красных Песках и дома, — сказал он. — Выполняя волю Нарфея, я обязан отдать эту книгу тебе.

— Я знаю, — кивнул головой рыбак, — и мне было такое видение. Я спрячу её в таком месте, куда даже Его Святейшество войти не сможет.

— О каком братстве ты говоришь? — поинтересовался Адам.

— Адам, сейчас не время вести долгие разговоры, — ответил ему Илмар. — Наш чёрт скоро выскочит из мышеловки. О братстве я расскажу тебе позже, а сейчас тебе нужно деактивировать твой магический предмет.

— Но я не знаю, как это сделать, — признался археолог. — Я и активировал-то его совершенно случайно и до сих пор не пойму, как это у меня получилось.

На пару секунд Илмар задумался.

 

— И когда это произошло? — вдруг спросил он.

— Примерно неделю назад. Ещё до моей поездки в Красные Пески, — ответил археолог.

— Странно, — произнёс Илмар. — В столице с такими артефактами вообще появляться нельзя. Орден контролирует всю территорию мегаполиса…. Ладно, сейчас расходимся и тебе лучше вернуться в гостиницу. К старой площади и к моему дому тоже пока не приближайся.

— Хорошо, — согласился археолог. — А наш «чёрт» случайно не агент братства?

— Нет, — ответил рыбак. — Это Корвелл никак не хочет оставить тебя в покое. Всё. Нам нужно расходиться. Привет Заре.

Илмар спрятал книгу под просторную одежду и быстро пошёл прочь. Археолог тоже вышел из кустов отправился к ожидавшей его супруге.

 

Фотограф-оборванец бродил по улочкам рыбацкого посёлка и снимал на камеру всё, что только встречал на своём пути: дома, разукрашенные всеми цветами радуги, торговцев, бойко предлагающих всем свой товар и прохожих, как тех, которые шли ему навстречу, так и тех разбойников, пиратов и гвардейцев, которые продолжали идти за ним.

«Если эти снимки попадут на страницы нового журнала, то спецслужбы скупят разом весь тираж, — смеялась Кайса, — и этим обеспечат ажиотажный спрос на продукцию вашего издательства».

«Я обещал Люку сфотографировать Фризу, но среди нашей свиты её, кажется, не наблюдается, — заметил журналист. — Или, может быть, она так хорошо маскируется?»

«Фриза уже устала бегать за тобой, — махнула лапой кошка под лохмотьями нищего. — Действительно, ну, сколько ты еще будешь водить её за нос? Она сейчас находится на площади, а там собираются устроить танцы. Ты не желаешь пригласить девушку на вальс?»

«С удовольствием, — ответил Герон. — Вот только танцую я, как престарелый орангутан. Этому искусству меня, увы, не обучали».

«Танцевать ты будешь просто божественно», — пообещала ему Кайса.

«Отец, — позвал Герон Илмара. — Как там твои дела?»

«Книга у меня, — отозвался тот. — Я иду на пристань, Адам и Зара в гостиницу, а чёрт сидит в кочегарке. У нас всё прекрасно получилось».

«Ну, ещё бы, — усмехнулась Кайса. — Вам с Адамом не только Сандра помогала, но и Гунар свой перстень приложил».

«Богиня, как всегда знает всё до мельчайших подробностей, — засмеялся Илмар. — Может быть, она подскажет археологу, как деактивировать перстень? Я боюсь, что на него наткнутся агенты братства».

«Нет, с этим вопросом нужно обращаться к Гунару. А у археолога, кстати говоря, активирован не только перстень, но и часы Никадона», — ответила богиня кошек.

«Тогда почему братья ордена до сих пор не обратили на него своёго внимания?» — спросил её Илмар.

«Адам попал в компанию сразу нескольких богов и, вполне вероятно, что кто-то из них «спрятал» археолога от орденоносцев, — предположила Кайса. — Я сейчас хоть и вижу активированные вещи Адама, но сканировать их не могу, а это означает, что братья ордена тоже не в состоянии их обнаружить»

«А кто именно защищает археолога?» — поинтересовался Герон.

«В том винегрете, который окружает археолога, практически невозможно разобраться, — ответила ему богиня кошек. — Но ситуация может измениться в любой момент. А если Адам хочет и дальше пользоваться магическими предметами, то ему лучше бы совсем уехать из столицы. Завтра я ещё раз проверю его квартиру и в любом случае археолога мы в обиду не дадим».

Тайная мысль журналиста сразу насторожилась, почувствовав запах недоговорённости, который она уловила в словах кошачьей богини.

 

Сегодня весь день Герон проверял свою секретную связь с отцом до тех пор, пока не определил тот диапазон, в котором она действует. Оказалось, что их тайные мысли способны общаться лишь в непосредственной близости друг от друга, то есть тогда, когда две ауры имеют общую точку соприкосновения. Почувствовав себя свободнее,  мысль журналиста с удвоенной энергией принялась изучать ту часть общего сознания, которая теперь оказалась в пределах чулана. Как только невидимые лучи скрытого потенциала вошли в зелёное пятно, Герон понял, что душа Яфру-Кайсы стала ему намного понятнее и все оттенки запаха и цвета энергии многоликого бога воспринимались  уже гораздо отчетливей.

«Что-то здесь нечисто, — подумала тайная мысль, вытащив свои щупальца из области общего сознания. — Моя зелёная кошка снова плетёт какую-то интригу».

 

«Ну, и, слава богу…. То есть богине, — засмеялся Илмар, отвечая Кайсе. — Я сейчас отправляюсь домой, а вы, наверное, ещё погуляете?»

«Мы идём на танцы, — сообщил ему Герон. — Кайса хочет показать народу, как должен двигаться настоящий танцор».

«Если бы не книга, то я тоже посмотрел бы, — улыбнулся Илмар. — Но в следующий раз такой случай я уже не упущу».

«Для тебя мы можем и дома сплясать, — засмеялся Герон. — Всё, решено: следующая наша вечеринка будет с танцами. Мы пригласим на неё всех наших знакомых».

 

Журналист сейчас шёл по окраине посёлка, направляясь к своей машине. В праздничные дни автомобильное движение по улицам городка было запрещено, и поэтому Герон оставил машину на въезде в посёлок.

«Переодеваться будем на глазах у агентов?» — спросил Кайсу Герон, открывая дверь автомобиля.

«Так неинтересно, — поморщилась богиня кошек. — Бери пакет с одеждой, и пойдём на площадь. Там что-нибудь и придумаем».

 

У здания почтового отделения устроители праздника предусмотрительно  установили несколько кабинок для переодевания, расположив их в один ряд. Бродяга с фотоаппаратом вошёл в крайнюю справа кабинку и агентам, неотступно следовавшим за ним, остались видны только его ботинки.

Гордон, заметив, что обувь оборванца подозрительно застыла на месте и не двигается, подбежал к двери и дёрнул за ручку. Дверь распахнулась, и старший агент увидел одиноко стоявшие на земле башмаки.

«Тьфу, дьявол, — мысленно сплюнул Гордон, — опять ушёл!».

 

А в это время из крайней левой кабинки вышел молодой мужчина в королевской одежде. Он поправил кружевной воротничок, парик, маску и с гордо приподнятой головой направился к центру площади, где в весёлом танце кружились пары в нарядных и разноцветных  одеждах.

«Фризу сам найдёшь или тебе помочь?» — лукаво улыбнулась Кайса.

«Попробую сам, — решил журналист, двигаясь по кругу и внимательно осматривая людей в маскарадных костюмах. — Как там наши агенты?»

«Да, никак, — махнула лапой пантера. — Кто-то схватился за мобильник, кто за рацию, а вообще-то все в шоке».

Герон вдруг остановился напротив девушки, одетой в платье простой рыбачки.

«Нет, так нечестно, — запротестовала Кайса. — Ты нашёл её по запаху, а у людей нет такого острого обоняния».

«Кроме запаха, у меня была ещё одна подсказка, — засмеялся журналист. — Ты посмотри, сколько пиратов окружают эту рыбачку».

«Да, — вздохнула богиня кошек. — Эти болваны выдают её с головой».

 

Король подошёл к рыбачке, изыскано поклонился и подал ей руку.

— Позвольте пригласить вас на танец, — произнёс он.

Сердце Фризы бешено заколотилось, и кровь резко ударила в голову. Он сразу узнала голос Герона. Но уже спустя пару мгновений, девушка взяла себя в руки и почти насмешливо посмотрела на короля.

— Чтобы король пригласил рыбачку на танец — такое возможно только на маскараде, — смеясь и подавая ему руку, ответила она.

— Вовсе нет, — возразил ей король. — В нашей истории было достаточно таких случаев, и мы с вами — не исключение.

Герон подхватил Фризу за талию, и они закружились в танце, заставив группу пиратов рассредоточиться по всей площади.

 

— Могу ли я узнать имя прекрасной рыбачки? — спросил король, легко увлекая и уверенно направляя свою партнёршу.

— Фризиона, — ответила девушка. — Дочь рыбака Берниолла. А как величают ваше высочество?

— Илмарион-Ла-Яфру Мелвалион-Ди-Кайса Гутар-На-Пан Геруний Первый.

— Какое длинное имя, — засмеялась рыбачка. — Сразу и не запомнишь.

— Тогда зовите меня просто Гера, — улыбнулся король.

— А меня Фриза, — кивнула головой девушка. — Вы надолго в наши края.

Король громко и заразительно захохотал.

— Вообще-то, это моё королевство, — всё ещё продолжая смеяться, ответил он. — Но я впервые вижу в нём такую обворожительную рыбачку.

— Это оттого, что вы всё время ходите по земле, а я по воде, — вздохнула Фриза. — Вот и сегодня  я весь день в лодке проболталась, еле успела переодеться.

— Завтра обязательно выйду на рыбалку для того, чтобы увидеть там вас, — пообещал ей Герон. — Но боюсь, что буду не один, а со всей своей свитой.

— Меня папа тоже одну не отпускает, — усмехнулась рыбачка, — а его команду не испугает даже королевская рать. Все, как на подбор — пираты и головорезы.

«Как же мне выяснить, знает ли он о том, что произошло в моей спальне? — думала Фриза. — А вдруг это действительно был сам бог, который просто принял его облик?»

 

Вальс закончился, и сразу же грянули звуки весёлой польки. Пары перестроились и вновь закружились в  быстром и зажигательном танце.

Фриза неоднократно была готова спросить у Герона об исцелении, и всякий раз её что-то удерживало. Король болтал много и весело, но в его словах не было и тени намёка на то волшебное утро.

Один танец сменялся другим, а король и рыбачка без устали кружились по площади, удивляя всех красотою и лёгкостью своих движений. Казалось, что в эту пару вселился сам дух безудержного веселья, грации и божественной энергии.

Толпа неистово аплодировала, взрываясь восторженными криками и, конечно, никто не обратил внимания на высокого седобородого старика в  костюме кудесника, внезапно появившегося в первых рядах. Даже богиня кошек, немного захмелевшая, возбуждённая и увлечённая исполнением танца, не заметила пронзительного взгляда лучистых глаз незнакомца, внимательно следившего за каждым движением короля и рыбачки.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s