Книга вторая. Глава 43


В светлеющем небе ещё были видны звёзды и склонившиеся к горизонту Ночные Близнецы, а непоседливая душа многоликого бога уже тормошила Герона. «Засоня, хватит дрыхнуть! – звучал божественный голос в голове журналиста. –  Так можно всё на свете проспать».

«Что же тебе неймётся-то? – проворчал Герон, открыв глаза и посмотрев на часы. – Может, мы опаздываем на поезд?»

«Мы опаздываем на игру в покер, — сообщил ему бог в маске. – А наши противники уже сидят за столом и сдают карты. И, как оказалось, их больше, чем ожидалось».

«Вот как? – удивился журналист. – Кто же ещё решил поиграть в божественный покер?»

«Хатуум из параллельного мира, — усмехнулся многоликий бог. – Но сам он пока спрятался в тени, а за стол посадил Чета».

«Бедный Чет, — захохотал Герон. – Придётся его опять бить. В прошлый раз он получил от монаха Нарфея, а теперь решил перейти дорогу Кайсе?»

— Я не Кайса, — вдруг сказал бог в маске. – Теперь я — это ты».

Тайная мысль журналиста взглянула на пятно общего сознания, затем осмотрела обе души и поняла, что налёт кошачьей энергии исчез, уступив своё место энергии Нарфея. Причём, душа его божественного друга настолько уплотнилась и уменьшилась в размерах, что была практически не видна на фоне души Герона.

«Ну и дела! – подумал журналист и посмотрел на свою грудь. – Ни тебе татуировки, ни божественной ауры, ни новой маски. Я — это мы, а мы — это я…. Так, выкладывай всё начистоту, пока я ещё не успел запутаться в хитросплетениях твоей новой интриги. Кстати, как мне теперь тебя называть?»

«Ну, конечно же, Гера! Как же ещё-то? – удивился многоликий бог. – А та интрига, которую мы с тобой закрутили, живёт уже сама по себе и нам приходится лишь подстраиваться под те условия, которые она нам и предлагает. Ну, кто бы мог подумать, что к игре подключится Хатуум?»

«Его тоже заинтересовала энергетическая мимикрия?» – спросил журналист.

«Она привлечёт внимание любого посланника, который будет вольно или невольно втянут в нашу игру, — ответил ему бог в маске. – Хатуум не мог не заметить, как в Гутарлау резвились Кайса и Яфру, а удивил его, как впрочем, и всех остальных, тот факт, что посредником всегда был один и тот же человек, то есть ты. Это редчайший случай за всю историю противоборства посланников. Один смертный не может служить сразу двум богам, а у тебя их уже трое и это ещё далеко не предел».

«Каким именно образом проявил себя Хатуум? – поинтересовался Герон. – Он пытался сканировать нашу ауру?»

«Так глупо и бездарно действуют только орденоносцы, — брезгливо поморщился многоликий бог. – Оно и понятно: они — отщепенцы без бога и наставника, уверовавшие в свою исключительность, а Хатуум — бог, который бьёт всего один раз, зато наверняка. Повелитель тёмной энергии решил подлить в огонь масла и поселить в Гутарлау Адама».

«Археологом управляет Хатуум?» – ахнул журналист.

«Не прямо, но косвенно, — пояснил ему бог в маске. – Это излюбленный приём многих божественных созданий из параллельного мира. Кроме нас и Нарфея, археологом никто не управляет, а он оказался очень интересной картой в нашей колоде. Я поначалу и сам хотел заняться его переселением в Гутарлау, но теперь решил сделать это руками Чета, то есть Хатуума».

«Уж, не из-за перстня ли Гунара и часов Никадона?» – прищурился Герон.

«Это только верхушка айсберга, — засмеялся бог Гера. – Сейчас в коллекции археолога находится очень большое количество не активированных артефактов, не воспользоваться которыми было бы просто глупо. Весь вопрос заключается в том, кто первый успеет это сделать. Желание Хатуума нам теперь понятно, мы с тобой тоже в стороне не окажемся, а значит, остаются Фан с Нарфеем. Вчера вечером в Гутарлау появился наш великий кудесник, причём он решил навестить нас сам, не прибегая к помощи посредников. Это очень сильный ход игрока, полностью уверенного в своих силах и возможностях или же, искусный блеф. Потому Кайса его поначалу и проморгала, а заметила лишь после танцев».

«То есть, Фан увидел её во всей красе», — улыбнулся журналист.

«Да, — подтвердил бог в маске. – Но позже, анализируя создавшуюся ситуацию, я пришёл к выводу, что только так и нужно было поступить. Кайса в этом случае должна была показать свою независимость, смелость и уверенность, а вот Яфру придётся всё время прятаться и действовать исподтишка, потому что он дал клятву Нарфею».

«А зачем ты сейчас надел маску именно моей энергии?» – поинтересовался Герон.

«Во-первых, другой у нас пока просто нет, — ответил ему многоликий бог. – Энергию Осмуна я хочу применить лишь после того, как активирую его пояс. А во-вторых, этот манёвр должен сбить с толку нашего верховного судью. Не обнаружив в тебе другой энергии, кроме Нарфея, Фан может подумать, что твой бог тоже заинтересовался энергетической мимикрией, или даже сам ею уже пользуется».

«Понятно, — вздохнул журналист. – Осталось только выяснить позицию Нарфея. Правильно?»

«Правильно-то правильно, — проворчал бог Гера. – Но твой создатель сидит у меня, словно заноза в заднице — ни сесть, ни штаны надеть. Вот скажи мне, сознательно соединил нас Нарфей или случайно? А при проверке он действительно меня не заметил или только сделал вид? И кстати заметь, что именно он — единственный из всех игроков, который ещё ничем себя не обозначил. Как это понимать? Он всё знает или наоборот ни о чём не догадывается?»

«М-да, — крякнула тайная мысль Герона. – Как ни крути, а именно я и являюсь для себя самой большой загадкой».

«Боюсь, что я тоже не смогу ответить ни на один из этих вопросов, — вздохнул журналист. – А вот как бы ты поступил, оказавшись на месте Нарфея?» «Воспользовался бы твоим скрытым потенциалом, — уверенно ответил бог Гера, — и это позволило бы мне быстро, а главное абсолютно незаметно для всех игроков, прояснить создавшуюся ситуацию».

«Может быть, и правда пришло время действовать по-другому? – задумалась тайная мысль Герона. – Теперь я уже знаю, что Яфру не в состоянии преобразовать мою энергию. Он её просто не видит, а потому ничего и не может с нею сделать. Зато Нарфей знает абсолютно всё о возможностях тайной энергии, и с его стороны было бы глупо этим не воспользоваться…. Вот до чего довели все эти интриги — я пытаюсь защититься от своего же создателя».

«Ну, а поскольку я до сих пор так и не разгадал секрет Нарфея, то тебе придётся самому с ним сражаться, — продолжал многоликий бог, словно бы услышав тайную мысль журналиста. – И если ты действительно не умеешь управлять своим скрытым потенциалом, то исход такого сражения совсем нетрудно предугадать».

 

Герон прикрыл глаза и попытался полностью расслабиться. Его явная мысль сделала вид, что размышляет над этой проблемой, а тайная мысль решилась проникнуть туда, где находилась чистая энергия зелёного божества.

«Если я сейчас войду в центр его сознания, и мой божественный друг меня не

заметит, то можно будет перестать морочить ему голову, — подумала тайная мысль, погружая тонкие лучи невидимой энергии в область соединения двух душ. – А заодно и проверим, не держит ли он камня за пазухой».

Лучи тайной энергии пронзили душу многоликого бога и остановились в самом её центре там, где находилась чистая энергия Яфру.

«Ну, что молчишь, ополченец? – усмехнулся бог Гера. – Небось, страшно бросаться с копьём на бронепоезд?»

Так тонко и явственно Герон ещё никогда не чувствовал душу зелёного бога. Цвета, запахи и чистота звучания были настолько ощутимы, что все сомнения журналиста сразу же исчезли. Яфру не лукавил, и в его душе не было даже тени намёка на какие-либо коварные замыслы. Он действительно искренне был обеспокоен судьбой не только своего сознания, но и сознания Герона.

«А не поменять ли нам копьё на ракетную установку?» – усмехнулся журналист.

Бог в маске задумался ровно на одно мгновение, но тайная мысль, сидевшая в его сознании, отчётливо увидела, как за это время в душе многоликого бога промелькнули сотни вариантов, из которых был выбран единственно верный.

«Медная книга! – воскликнул бог Гера. – Именно она поможет тебе научиться управлять скрытым потенциалом. Гера, это просто замечательная идея!»

«Гера — это ты, — захохотал журналист, — а я — Герон».

«Так-то оно так, — почесал макушку многоликий бог. – Но для конспирации и дальнейшего замутнения мозгов всех присутствующих, я должен называть тебя именно так».

«Ну, а наши собственные мозги? – улыбнулся журналист. – Они-то хоть выдержат такое замутнение и издевательство? У нас самих-то крыша случаем не поедет?»

«Отступать уже некуда, — развёл руками бог Гера. – А для того, чтобы не мутнели мозги, нам просто нужно почаще их промывать».

«И, конечно же, настойкой! – вновь захохотал Герон. – Однако, как ловко ты подвёл меня к выпивке. Уж, не для этого ли ты так рано меня разбудил?»

«Скажем так: это была не главная причина, — тоже улыбнулся бог Гера. – А разбудил я тебя так рано, потому что таких причин возникло слишком много».

«Как?! Мы ещё не всё обсудили? – удивился журналист. – Я уже устал лежать здесь бревном и хочу двигаться, есть, пить и действовать».

«Начинай всё это делать, а я тебе сейчас по-быстрому обрисую все оставшиеся проблемы», — предложил ему многоликий бог.

Журналист потянулся до хруста в суставах, резко подскочил с кровати, накинул на неё одеяло и начал одеваться.

 

«Так вот, — продолжал в его голове бубнить его же собственный голос. – Сейчас проснётся отец и, не обнаружив энергии Кайсы, обязательно начнёт тебя проверять. Я, конечно же, не стану как ты глотать его энергию, но всё- таки действовать буду от твоего имени. Если всё пройдёт успешно, то в процессе проверки постарайся убедить его отдать тебе Медную книгу. Переходим к Фану. Я сократил своё биополе до минимума и сейчас не могу тебе сказать, где находится наш кудесник. Фан тоже «косит» под простого старика, прячет свою энергию и получает информацию каким-то иным путём. Будь готов к любой неожиданности. И, наконец, последний момент: Фриза вышла на рыбалку, а ты вчера обещал ей встретиться именно там».

«Как же ты её увидел, если полностью спрятал свою ауру?» – прищурился журналист, спускаясь по ступеням лестницы на первый этаж.

«Пока ты спал, то я где только не побывал, — вздохнул многоликий бог. – И могу сообщить тебе ещё одну новость: Борк решил изменить тактику наблюдения. После того, как в лесу появилась Кора, а я порвал запасное колесо на машине, со стороны леса к нам уже никто не подойдёт. Вчерашний фокус с кабинкой для переодевания показал детективу, насколько абсурдна идея, бегать за тобой по пятам. К тому же, пираты Фризы и церковные агенты так путались под ногами у Борка, что он до сих пор проводит разбор полётов».

«А где же наша Кора?» – удивился Герон, остановившись на предпоследней ступеньке лестницы и осматривая всё помещение.

«Ушла в свою любимую нору», — ответил ему бог Гера.

«Она нашла лазейку в изгороди?»

«Нет, — улыбнулся бог в маске. – К кустарнику твоя пантера теперь уже никогда не подойдёт. Вчера после танцев мне пришлось её лечить, но твоя нора ей так понравилась, что первая неудача её не остановила и она всё-таки нашла способ сбежать из вашей «клетки».

«Опять по дереву и на скалы, — догадался Герон. – А обратно-то она вернуться сможет?»

Но бог Гера не успел ответить журналисту, потому что в этот момент кто-то стал снаружи царапать входную дверь. Толкнув дверь, Герон увидел перед собой Кору, державшую в пасти пойманного кролика.

«Ха-ха-ха, — захохотал бог Гера. – Она тебе завтрак принесла».

— Кора, я не ем сырое мясо, — сказал журналист, — и тебе лучше полакомиться им где-нибудь в другом месте.

Пантера положила кролика на порог и снова вопросительно посмотрела на Герона.

«Что же ты такой непонятливый! — возмутился бог Гера. – Она принесла его именно тебе и с твоей стороны будет неприлично и даже оскорбительно не проявить интерес к её добыче. Кора так для тебя старалась, а ты хочешь её обидеть?»

Герон вздохнул, присел на корточки и взял в руки тушку кролика. Пантера радостно дёрнула хвостом и лизнула журналиста в голову.

«Ну вот, совсем другое дело, — удовлетворённо произнёс бог в маске. – Все условности соблюдены и теперь ты можешь смело поделиться с Корой этим завтраком».

Выйдя из дома, Герон спустился по дорожке к озеру и положил кролика в траву.

— Здесь ты можешь его съесть, — сказал он, посмотрев на пантеру, — а я сейчас пойду пить кофе.

«За нами наблюдает Фан, — вдруг сообщил журналисту бог в маске. – Я чувствую присутствие его энергии».

«Как ты думаешь, он слышит наши мысли?» – спросил его Герон.

«Вряд ли, — неуверенно ответил тот, — но в любом случае обращайся ко мне, как к себе. Пусть он думает, что у тебя раздвоение личности».

«Пойдем, Гера, позавтракаем и мы, — громко подумал журналист, взглянув на то, как Кора расправляется со своей добычей. – Наша подружка научилась охотиться и это очень радует».

«Пойдем, — тоже громко ответил ему его же собственный голос. – Сейчас проснётся отец, так что приготовим кофе и ему».

Над водной поверхностью озера ещё не рассеялся утренний туман, но за скалами в горловине залива уже дрейфовала большая яхта, а острое зрение яфрида позволило журналисту разглядеть на её палубе девушку с биноклем в руках.

«И порыбачить тоже хочется», — вздохнул Герон.

«Порыбачим, — согласился с ним бог Гера. – Наша рыба от нас никуда не уйдёт».

Пока журналист готовил завтрак, проснулся Илмар и спустился на первый этаж.

— Доброе утро, па, — увидев отца, сказал Герон и поставил на стол яичницу с беконом. – Завтракать будешь?

— Доброе утро, — кивнул ему головой Илмар. – От чашки кофе не откажусь. А где наша подружка?

Этот вопрос услышали сразу обе мысли журналиста, и он понял, что проверка началась.

—Она ещё раньше нас позаботилась о своём завтраке, — улыбнулся Герон, — а сейчас наслаждается им на берегу.

«Я имел в виду Кайсу», — мысленно произнёс Илмар, и его голос прозвучал только в области скрытого потенциала.

«Богиня кошек всегда появляется неожиданно и уходит без предупреждения, — ответила Илмару тайная мысль сына. – Было бы не совсем естественно, если бы она начала отчитываться передо мной».

«Понятно, — ответил Илмар, — но я чувствую, что где-то совсем рядом находится ещё один источник сильной энергии».

«У него большое биополе? – поинтересовался Герон. – Ты можешь определить, кому оно принадлежит?»

«В том-то и дело, что размер биополя не превышает ауры обычного человека, но мощность того луча, который пытается прощупать наш дом, достаточно велика. Энергия светлая, хоть мне она и неизвестна».

«Так, может быть, это орденоносец с магическим предметом?» – предположил Герон, запивая яичницу горячим кофе.

«Возможен и такой вариант, — согласился с ним отец, неторопливо разрезая ломтик бекона на несколько частей. – Но Кайсы рядом нет, и теперь уже никто нам не подскажет».

 

Душа многоликого бога, спрятавшись в области общего сознания, прекрасно понимала, что сейчас отец и сын разговаривают, пользуясь тайной энергией, но не могла уловить даже запаха этой беседы, а потому нервничала и вся дрожала от возбуждения.

«Успокойся, Гера, — вдруг совершенно неожиданно для затаившегося бога, прозвучал в его сознании голос журналиста. – Всё под контролем и ничего страшного не происходит. Я потом перескажу тебе наш разговор с отцом, а сейчас не пытайся мне отвечать. Отец сразу это заметит и примет такую мысль за раздвоение личности».

Душа бога Геры замерла, ещё сильнее уплотнилась и почти полностью перешла на энергию Нарфея.

«Вот и замечательно, — снова услышала она тихий голос журналиста. – Сейчас попробуем добыть у отца Медную книгу».

Бог яфридов, от которого уже почти ничего не осталось, боялся даже вздохнуть, осознав, что тайная энергия Герона начала контролировать его сознание.

 

Всего за несколько минут до появления Илмара, его сын решился на довольно рискованную операцию. Он опять разделил свою тайную мысль на две части и отправил вновь образовавшийся сгусток энергии в самый центр сознания зелёного божества. И теперь эта третья мысль ощущала все цвета, запахи и колебания чистой изумрудной энергии, оставаясь при этом абсолютно невидимой.

 

«Да, Кайсы с нами пока нет, — отвечая отцу, подумал Герон, — и поэтому нам нужно научиться защищаться самим. Ты мне обещал рассказать, на что способно моё сознание».

Илмар медленно допил свой кофе, вытер губы салфеткой и задумчиво посмотрел на сына.

«Ты знаешь, Гера, — наконец, произнёс он таким тоном, словно тщательно подбирал слова для ответа. – Если говорить честно, то теперь только Нарфей может точно определить на что ты способен, а я уже не в состоянии измерить ни количество, ни мощность твоей энергии».

«Отец, что толку от моей силы, если я не знаю, как ею нужно пользоваться, —

усмехнулся Герон. – Братья ордена скоро перейдут в наступление, а всё ещё не умею защищаться. Кайса, может быть, вернётся, а может, и нет. Нарфей, насколько я понимаю, вмешается лишь, в крайнем случае, если вообще посчитает нужным это сделать, а орденоносцы уже стоят под нашими окнами».

«Я понял, чего ты хочешь, — вздохнул Илмар. – Тебе нужна Медная книга».

«Мне она нужна не для забавы и не ради любопытства, — Герон тоже вытер губы салфеткой и посмотрел отцу прямо в глаза. – Когда орден поймёт, что мы враги, то постарается немедленно нас уничтожить. Для этого в арсенале братьев имеется достаточно мощное вооружение. Воевать простому смертному против божественных артефактов, не с руки. Мы должны стать сильнее наших врагов».

Илмар облокотился о столешницу и стал медленно массировать кончиками пальцев лоб и виски.

«Когда вернётся Кайса, то она сразу прочитает в твоём сознании всю информацию из Медной книги, — наконец, подумал он, — и будет знать все наши заклинания».

«Неужели Нарфей не предусмотрел такую ситуацию? – удивился Герон. – Не похоже это на бога мысли и сознания».

«ОН всё предусмотрел, — улыбнулся Илмар, — но возможности божественных созданий настолько велики, что нам остаётся только гадать, как богиня кошек или кто-либо другой распорядится этими заклинаниями. Ты не боишься, что Кайса начнёт использовать тебя и энергию скрытого потенциала в сугубо своих корыстных целях?»

«А зачем же мне открывать секрет этой энергии кому бы то ни было? – усмехнулся Герон. – Если я всё правильно понял, то именно этот козырь и является главным для всего нашего народа. Мы, наверное, тоже не можем в полной мере воспользоваться заклинаниями Кайсы?»

«Верно, — подтвердил Илмар.- У каждого бога своя энергия, которой может воспользоваться только он. Я не против того, чтобы ты выучил все заклинания Нарфея, но беда в том, что эта сила может уничтожить и тебя самого».

«Каким образом?» – удивился сын.

«Ты правильно заметил, что Нарфей предусмотрел абсолютно всё, — ответил ему отец. – Прежде чем узнать все возможности Медной книги, монахи дают клятву, которая тоже действует как заклинание. Святой отец или монах, нарушивший клятву, будет мгновенно уничтожен этим заклинанием».

«Круто, — покачал головой Герон. – И такие случаи бывали?»

«Да, конечно, — вздохнул Илмар. – Но никто не знает, в результате чего это происходило. То ли из-за того, что монах хотел умышленно принести вред своему народу, то ли из-за обычной неосторожности».

«А в чём заключается смысл клятвы?» – поинтересовался Герон.

«Не раскрывать тайну скрытого потенциала и не направлять свои действия на уничтожение народа Нарфея».

«В таком случае я с радостью дам такую клятву, — уверенно произнёс Герон. – И тебе обещаю быть предельно осторожным, применяя на деле заклинания Нарфея».

 

Несколько секунд Илмар сидел, неподвижно и задумчиво глядя в одну точку, а затем, видимо приняв решение, посмотрел на сына.

«Хорошо, — сказал он. – Я вижу, что другого выхода у нас просто нет. Сейчас мы спустимся в тайник, и ты дашь клятву Нарфею. Затем ты должен будешь запомнить все звуки и знаки нашей письменности, пользуясь для этого всем своим сознанием. Эта информация, так сказать, для общего пользования, и она не принесёт большой пользы тому, кто вольно или невольно заглянет в твою душу. После всего этого, я снова повторю тебе некоторые звуки, но уже с другой частотой колебания и их ты должен хранить внутри своей тайной энергии. Именно эти звуки и являются тем паролем, который позволяет пользоваться заклинаниями Нарфея в полной мере. Никогда и ни при каких обстоятельствах не произноси эти звуки вслух или мысленно в области явного сознания. Такое действие тоже считается нарушением данной клятвы. Ты всё понял?»

«Да, отец, — твёрдо сказал Герон. – Я готов».

Илмар поднялся из-за стола, подошёл к книжному шкафу и нажал потайную кнопку. Шкаф отъехал в сторону, освобождая проход в подземную комнату. «Пойдём», — позвал Илмар сына и стал спускаться вниз по каменным ступеням.

 

Оказавшись в тайной комнате, Герон снова увидел ковёр, четыре тусклых светильника и подставку, на которой вместо статуэтки Нарфея теперь лежала Медная книга.

«Приготовься, — тихо шепнула третья мысль многоликому богу, — сейчас будем всё запоминать».

Отец и сын сели на ковёр и Илмар раскрыл книгу заклинаний, первая страница которой содержала в себе текст божественной клятвы. Указывая на каждый знак, Илмар стал произносить звуки, причём некоторые из них тайная мысль сына слышала с совершенно иным звучанием. Герон старательно повторял вслед за отцом все звуки, но в основном старался запомнить произношение тайных знаков, понимая, что его многоликий друг запоминает всё остальное.

 

«А теперь попробуй прочитать вслух всю клятву, складывая звуки в слова», — предложил Илмар сыну.

Герон медленно, но уверенно стал произносить слова клятвы, не забывая в нужных местах дублировать тайной энергией секретные звуки.

— У тебя потрясающая память, — сказал Илмар, пристально и испытующе посмотрев на сына, закончившего читать клятву. – Ты с первого раза и абсолютно правильно произнёс все слова. Раньше я не замечал у тебя такой способности.

— Мне каждый день приходится получать, запоминать и записывать массу различной информации, — ответил ему Герон. – Профессия журналиста прекрасно тренирует память.

— Ты только что дал клятву Нарфею и теперь можешь изучать и пользоваться всеми его заклинаниями. Сейчас прочитай первое заклинание, а я объясню тебе смысл незнакомых слов, — предложил Илмар сыну. – Кстати, пополнять свой словарный запас ты можешь и из других книг, которые я храню наверху.

— А может быть, у тебя есть словарь? – улыбнулся Герон.

— Нет, — отрицательно покачал головой Илмар. – Словари в основном составляли представители тех народов, которые присоединялись к нашему государству и тебе они не помогут. Торговцы Армона тоже пытались создать такой словарь, но не успели его закончить. Из современников я знаю только двух людей, которым удалось более или менее точно перевести Медную книгу на язык Армона. Это — археолог Форст и Его Святейшество Волтар Третий.

— А буквы и звуки я ещё, наверное, тоже не все знаю? – спросил отца Герон.

— Клятва составлена таким образом, что содержит в себе как все буквы, так и все звуки нашего алфавита, — объяснил ему Илмар. – Читай вслух первое заклинание, а я стану объяснять тебе смысл этих слов. Сразу могу тебе сказать, что оно многократно усиливает нашу энергию и это необходимо для дальнейшего изучения Медной книги.

Герон прочитал заклинание, и вдруг его тайная мысль почувствовала, как её секретная комната наполнилась невидимой энергией.

«Вот видишь, — услышала она шёпот Илмара, — как быстро у тебя прибавились силы? Когда ты выучишь всю книгу, то узнаешь предел своих возможностей на данный момент. А если будешь постоянно тренироваться, то границы этого предела можно значительно расширить».

— Продолжим обучение вечером, — предложил Илмар, вставая на ноги. – А сейчас беги на свидание. Фриза уже целый час тебя поджидает.

— Тебе уже и это известно, — вздохнув и покачав головой, произнёс Герон. – Ты специально за мной следишь, или может быть, я настолько открыт, что всем всё видно?

«Гера, это не я за тобой слежу, — смеясь, шепнула ему тайная мысль Илмара. – Ты же знаешь, как трепетно женщины относятся к таким событиям».

— Ну, как же я не мог заметить Фризу, если она в окружении целой толпы телохранителей гоняется за тобой уже третьи сутки? – вслух произнёс Илмар. – Здесь и слепой всё увидит.

— Всё понятно, — усмехнулись сразу обе мысли Герона, который в это время, как бы из любопытства переворачивал один за другим медные листы. – Ты иди, а я через пару минут тоже поднимусь наверх.

Журналист пролистал всю книгу и положил её на подставку.

«Всё запомнил?» – шёпотом спросила третья мысль многоликого бога.

Тот в ответ лишь молча моргнул воображаемыми глазами.

«Ну, а смысл этих слов нам придётся узнавать каким-то другим способом, подумала эта мысль, продолжая разговаривать с затаившимся богом яфридов. – Иначе моё обучение может сильно затянуться».

И вдруг она почувствовала, что душа многоликого бога отчаянно жестикулирует, пытаясь что-то объяснить. Внезапно руки журналиста сами раскрыли книгу, а голова наклонилась немного вперёд, словно бы Герон захотел прочитать текст.

«Ты уже знаешь весь перевод?! – ахнула третья мысль журналиста, осознав, что прекрасно понимает смысл всех слов в Медной книге. – Когда же ты успел получить такую информацию?»

Бог Гера в ответ лишь отмахнулся от этого вопроса. «Потом объясню», ясно говорил его выразительный жест.

 

Поднявшись наверх, Герон увидел, что отец опять сидит за столом и наливает в свою чашку горячий кофе, а рядом с ним лежит большая и толстая книга.

— Она тебе поможет бороться со своей безграмотностью, — улыбнулся отец, положив левую ладонь на обложку книги. – Это — наша энциклопедия и в ней ты найдешь не только объяснение ко многим словам, но и достаточно много другой полезной информации.

Герон тоже сел за стол, налил в чашку кофе и пододвинул к себе книгу. С первой же страницы он понял, что прекрасно понимает смысл текста, но качество перевода явно оставляло желать лучшего. Многие слова и выражения выглядели корявыми и смешными, словно книгу писал человек, лишь поверхностно знакомый с языком Нарфея.

— Буду читать перед сном, — улыбнулся Герон. – Куда ты её прячешь?

«В твоей спальной комнате за картиной есть тайник, — мысленно сообщил ему отец.  – Вот там её и храни. Кодовый замок с датой твоего рождения».

— Ясно, — кивнул головой Герон. – Ты мне лодку на пару часов уступишь?

— Пользуйся ею хоть до полудня, — махнул рукой отец. – На рыбалку я выйду позже, а сейчас к нам должна приехать бригада строителей. Они начнут огораживать металлической сеткой всю принадлежащую нам территорию леса.

— Это твоя инициатива? – поинтересовался Герон.

— Нет, — засмеялся Илмар. – Вчера меня встретил мэр Гутарлау и убедительно просил нас принять такую меру предосторожности. Слух о том, что в нашем доме поселилась Кора, быстро разнёсся по всему побережью и сразу уже появились желающие сфотографировать её в лесу. Люди, наверное, решили, что именно эта пантера не причинит им особого вреда, раз она с такой любовью относится к тебе, да и меня не трогает.

— Какая наивность, — захохотал Герон. – Впрочем, я их вполне понимаю.

 

В сарае журналист достал из машины фотокамеру и, прихватив удочку, направился вниз по дорожке к озеру.

— Кора, я ухожу на рыбалку, — обратился он к пантере, следовавшей за ним по пятам. – Сходи лучше в лес за кроликом.

«Наживку-то, где будешь брать?» – услышал Герон насмешливый вопрос отца.

«А зачем она мне нужна? – хитро улыбнулся сын. – Я ловлю совсем другую рыбу».

«Что-то я не пойму, кто из вас кого ловит, — захохотал Илмар. – Что рыбак, что рыбачка — одного поля ягоды».

 

Журналист сел в лодку, оттолкнулся от берега веслом и вдруг услышал шумный вздох многоликого бога.

«Как же я устал, — проворчал бог Гера. – Мало того, что мне пришлось уплотниться и уменьшиться до размеров напёрстка, так я ещё и не слышал ни единого слова из вашего разговора. Как тебе удалось уговорить отца, показать нам Медную книгу?».

«Он тебя не слышит?» – насторожился Герон.

«Его аура закончилась на берегу, — объяснил ему бог в маске, — Теперь я могу распрямиться хотя бы до границ твоего биополя. Ну, рассказывай, какой аргумент стал самым убедительным для твоего отца?»

«Как это ни странно, но имя этому аргументу — Фан», — улыбнулся журналист.

«Стоп! – вдруг спохватился бог Гера. – Немедленно читай вот это заклинание!» Герон буквально перед глазами увидел текст заклинания, которое значительно усиливало защиту его сознания от внешнего вторжения.

Он вполголоса произнёс все слова, не забыв продублировать нужные звуки тайной мыслью и вложить в это заклинание почти всю энергию скрытого потенциала.

«Вот это класс! – радостно и громко воскликнул бог Гера. – Такую защиту и сам Фан не одолеет. Теперь мы можем болтать и кричать о чём угодно, а то наш кудесник намеревался было нас уже пощупать».

«А где он сам-то?» – спросил журналист, покрутив во все стороны головой.

«Как где? – удивился бог в маске. – Неужели ты его не видишь? Сидит в камнях на берегу и тоже рыбачит».

Герон пригляделся внимательнее к берегу слева от себя и, наконец, увидел одинокого рыбака, чья одежда почти сливалась с теми камнями, среди которых он и сидел. Цепкое и зоркое зрение яфрида мгновенно опознало этого человека.

«Так это же, Сезар! – воскликнул журналист, от удивления едва не выпустив из рук вёсла. – Вот так встреча!»

«Ба, да вы уже знакомы! – захохотал бог Гера. – Что же ты мне раньше-то не рассказывал о своём приятеле?»

«Я познакомился с ним ещё до того, как нашёл в подводной пещере твой камень, — объяснил ему Герон. – Он угощал меня горячим чаем, после моего купания в холодном омуте».

«Интересная история, — задумчиво произнёс бог в маске. – Кажется, придётся на досуге немного поворошить прошлое. Случайно, Гера, такие люди на жизненном пути не встречаются».

«Уж не хочешь ли ты сказать, что вся эта история началась задолго до нашего с тобой знакомства?»

«Вот именно! – воскликнул бог Гера, подняв вверх указательный палец. – Если ты хочешь решить какую-либо проблему, то сначала должен понять и выявить все причины её возникновения…. Ну, хорошо. Мы ещё вернёмся к этому вопросу, а сейчас поведай мне о том, как Фан помог тебе заполучить Медную книгу».

«В самом начале моего разговора с отцом, ваш великий кудесник решил втихую пошарить в нашем доме, но отец это заметил, хоть и не смог определить хозяина энергии. Тогда я и выдвинул версию, по которой братья ордена, вооружившись мощным артефактом, пытаются проникнуть в наше сознание. Кайса исчезла и отец прекрасно понимает, что мы остались без её защиты, а также без ценной божественной информации. Для защиты от подобного вторжения и будущей агрессии со стороны орденоносцев, которая со временем будет только возрастать, я и предложил отцу использовать Медную книгу в качестве щита, а если потребуется, то и меча. Я думаю, что отец уже давно знает все заклинания из этой книги, а мне он не хотел её отдавать, потому что считает меня неопытным и не таким предусмотрительным, как он сам».

«Хорошая работа, — одобрительно произнёс бог Гера. – Ты очень ловко воспользовался, как исчезновением Кайсы, так и появлением Фана. А о Нарфее у вас речь не шла?»

«Конкретно, нет, — ответил ему журналист. – Я только напомнил отцу о том, что Нарфей предпочитает естественное развитие событий и вмешается в конфликт лишь, в крайнем случае».

«И здесь ты попал в самую точку, — похвалил его бог в маске. – Илмар прекрасно знает характер своего создателя, который не любит тех, кто пытается спрятаться за его спину. Теперь я вижу, что напрасно волновался, оставив тебя наедине с отцом».

«А когда ты успел узнать перевод Медной книги?» – поинтересовался Герон.

«В тот вечер, когда супруги Форст приехали к вам в гости, — ответил бог Гера.

– Помнишь, как археолог пытался мысленно читать заклинание Нарфея? Вот тогда я и скопировал у него эту информацию».

«Оттого и перевод такой корявый, — засмеялся журналист. – Ничего, со временем мы выправим нашу грамматику с орфографией. Главное — у нас фонетика из надёжного источника».

 

Пока Герон разговаривал со своим божественным двойником, его лодка вышла из горловины залива и стала приближаться к дрейфующей яхте.

«Достаточно, — подумал журналист, укладывая вёсла вдоль бортов. – Встречаться будем на нейтральной территории».

«Ты опять будешь ей мозги морочить?» – посмеиваясь, спросил его бог Гера.

«А какой мне смысл говорить всю правду? – спросил его Герон, достав удочку и забросив в воду голый крючок. – Она меня ищет потому, что я совершил чудо. В её глазах я — маг и волшебник, а мне важно понять, интересен ли я ей, как простой человек».

«Она заинтересовалась тобой ещё тогда, когда ты был для неё простым фотографом, — напомнил ему бог Гера. – Иначе бы она не стала тебя рисовать».

«Я думаю, что это было простое любопытство, — предположил Герон. – А рисовала она меня потому, что я был последним человеком, на которого она смотрела перед вспышкой священного шара».

«Но ведь ты уже признался ей в любви! – воскликнул бог в маске. – Или забыл, какие слова ты говорил ей в спальной комнате?»

«В спальне ещё и не такое говорят, — захохотал журналист. – А в любви ей признался кудесник, гениальный художник и чудотворец. Если я ей интересен только в таком качестве, то мой портрет навсегда остался на той картине. А если она испытывает ко мне чувство влюблённости, как к обычному человеку, то вот он я, пришёл. Берите меня голыми руками».

«Голыми руками тебя хрен возьмёшь, — проворчал бог Гера. – В этом я уже давно убедился».

 

С яхты на воду спустили маленькую шлюпку.

«Твоя «рыба» уже на подходе, — сообщил журналисту бог в маске, до сих пор не подозревающий о том, что Герон постоянно пользуется астральным зрением Нарфея. – Ишь, как плавниками-то шевелит. Хоть и неумело, зато очень энергично».

— Как рыбалка, Ваше Величество? – весело крикнула Фриза, поравнявшись с лодкой Герона и пытаясь, приблизится к ней вплотную.

— Уже клюёт, — улыбнулся журналист. – Только сегодня я не «Ваше Величество», а просто рыбак Гера.

— А куда же делся королевский камзол и многочисленная свита? – засмеялась девушка.

— Я сбежал от них, переодевшись в костюм простолюдина, — объяснил ей Герон. – А вот ты сегодня скорее похожа на принцессу, чем на рыбачку, но я что-то совсем не наблюдаю драгоценностей.

— Я не люблю их носить, — нахмурилась Фриза, — а костюм рыбачки решила приберечь для короля.

—Пираты и головорезы тоже только для него? – усмехнулся журналист.  Простого рыбака уже никто не боится?

— Рыбак один и, надеюсь, что не вооружён, — ответила девушка, — а головорезы сидят в засаде. Сегодня они впервые отпустили меня в одиночное плавание.

«Нас Фан не подслушивает?» – спросила явная мысль у многоликого бога. «Пытается, но у него ничего не получается, — улыбнулся бог Гера. – Фриза сейчас тоже защищена твоей аурой, так что можешь болтать с ней о чём угодно».

— Моя свита тоже решила спрятаться, но за меня они не волнуются, потому что я вооружён и очень опасен, — Герон взял в руки фотокамеру, лежавшую на дне лодки. – Видишь, какое у меня грозное оружие? Почти каждый его снимок производит эффект взорвавшейся бомбы и поэтому, я приравнял бы его к миномёту.

— Ты взял его с собой для того, чтобы меня сфотографировать, — удивилась Фриза.

— Конечно, — кивнул головой Герон. – А иначе кто мне поверит, когда я начну всем рассказывать о том, как рыбачил с Фризой Корвелл?

Девушка внимательно посмотрела на журналиста, и в её взгляде он уловил лёгкую растерянность и недоумение.

«Совсем ты её запутал, — захохотал бог Гера. – То ты — чудотворец, то — король, а то — папарацци».

— Хорошо, — наконец, сказала Фриза, решительно встряхнув головой, фотографируй, но при условии, что потом мы сфотографируемся вместе, причём на берегу и с Корой.

«Очень смелый и достаточно хитрый ход, — удивлённо покрутил головой бог Гера. – Ради того, чтобы понять, кто ты есть, она готова сидеть в обнимку с дикой пантерой».

«Не такая уж Кора и дикая, — ответил ему журналист, — а за последние дни она уже начала привыкать к посторонним людям».

«Ты забыл случай у костра? – спросил его многоликий бог. – Пантере может не понравится запах Фризы, звук её голоса, поведение, да что угодно. А, кроме того, у Коры сегодня может быть плохим настроение, и она попросту начнёт ревновать».

Герон опустил камеру на колени и тоже пристально посмотрел на девушку.

— А если пантера бросится на тебя? – спросил он, глядя Фризе прямо в глаза. – Между Корой и обычной домашней кошкой очень мало общего.

— Тогда у тебя появится прекрасная возможность сделать сенсационные снимки, а я, если останусь жива, снова буду просить моего чудотворца об исцелении, — решительно ответила Фриза.

— Ты думаешь, что ради тебя Эйнор готов совершить ещё одно чудо? –улыбаясь только одними глазами, спросил её Герон.

— Я верю в того, кто меня исцелил, — сказала девушка, — и в то, что он уже никогда не бросит меня в беде.

— Ну, хорошо. Пусть будет так, — согласился журналист. – Садись на нос шлюпки, а я тоже займу более выгодную позицию.

И он, захватив весло, переместился на корму своей лодки.

 

— Сейчас подберём подходящий ракурс и сделаем несколько снимков для альбома на радость будущим потомкам, — осторожно работая веслом и разворачивая обе лодки, сказал Герон.

— Чьим потомкам? – попыталась уточнить Фриза, усевшись на носу шлюпки и поправляя причёску.

— Твоим, конечно, — ответил журналист, направляя объектив камеры на девушку. – Когда-нибудь ты влюбишься, выйдешь замуж, и у тебя появятся дети. Вот ради них я и стараюсь.

— Гера, ты действительно ничего не знаешь или только притворяешься?! воскликнула Фриза, не выдержав этого напряжения.

— Я действительно ничего ещё не знаю, а потому и притворяюсь, — захохотал Герон и сделал первый снимок.

«Ты специально развернул лодки именно так?» – спросил его бог Гера.

«Да, — ответил ему журналист. – Для того чтобы и Фан попал в кадр».

«Ишь, чего захотел, — засмеялся бог в маске. – Он исчез ещё до того, как ты нажал кнопку спуска. Его невозможно сфотографировать, потому что скорость вспышки любой камеры ничтожно мала по сравнению с божественной реакцией».

«Просто вы умеете манипулировать временем, — усмехнулся журналист, снова фотографируя Фризу. — И полёт пули можете превратить в полёт комара».

«Поумнел, однако, — проворчал многоликий бог. – А Фризу-то, зачем щупаешь?»

Сознание Герона, действительно, протянуло несколько щупалец к ауре девушки, которые вошли в её верхние слои.

«Я на ней тренируюсь, — шепнул богу журналист. – У нас с ней абсолютно одинаковая энергия, и я думаю, что моё вторжение не причинит ей вреда».

«Мальчик тренируется. Ну-ну, — насмешливо прошептал бог Гера. – Смотри, не переусердствуй».

 

Третья мысль Герона, поселившаяся в самом центре сознания бога яфридов, сидела там тихо, стараясь ничем себя не обнаружить, потому что журналист решил пользоваться ею только в исключительных случаях для того, чтобы не пугать и без того встревоженного Яфру. Но зато она мгновенно передавала по невидимым каналам всю информацию, возникавшую в душе зелёного божества. Бог яфридов оказался в таком же положении, в котором совсем недавно был Герон. Изумрудная энергия сконцентрировалась в сознании Яфру и почти непрерывно включала процесс самодиагностики, но обнаружить «шпиона» никак не могла.

«Каким образом он передал мне свою мысль, если я не ощущаю тайную энергию скрытого потенциала? – гадал Яфру. – Зато я теперь знаю, что он всё-таки умеет делить своё сознание, но делает это всегда в тайной и невидимой области. А, может быть, это не Герон производит все эти манипуляции, а сам Нарфей…? Лучше бы я ещё триста тысяч лет под водой пролежал, чем попал в руки этому парню!!!»

Тайная мысль журналиста слушала размышления зелёного божества и молчаливо улыбалась.

«Однако, как приятно подглядывать и подслушивать, осознавая свою безнаказанность, — думала она. – И как отвратительно себя чувствуешь, когда понимаешь, что кто-то другой контролирует твоё сознание».

 

Фриза продолжала позировать рыбаку-фотографу, который после каждого снимка немного разворачивал лодки, стараясь подобрать красивый фон для снимка. В то же время тонкие щупальца энергии Герона опутали ауру девушки, собирая всю видимую информацию.

«Почему он прячется от меня? – думала Фриза, наблюдая за действиями фотографа. – Может быть, спросить его напрямую, был он или не был в моей спальне…? А если он скажет, нет…? О, господи, что же мне делать!?»

«Ждать, — вдруг совершенно отчётливо прозвучал в её голове голос Герона. – Ждать и верить не только в чудеса».

Фриза словно оцепенела, глядя широко раскрытыми глазами на журналиста.

Она прекрасно видела, что в этот момент Герон даже не раскрыл свои губ, да и смотрел он не на неё, а на то, как разворачиваются лодки. К тому же, уши девушки не слышали звука этого голоса. Он возник откуда-то изнутри и прозвучал прямо в голове.

— Вот, пожалуй, и всё, — сказал Герон, сделав последний снимок. – Продолжим на берегу, если ты, конечно, не передумала.

«Ты развлекаешься с нею, словно кошка с мышкой, — усмехнулся бог Гера. — Посмотри, она уже побледнела».

«Я не забирал её энергию, — подумал журналист, убирая свои щупальца. – Отчего же она побледнела?»

«От твоей мысли и от того, что с ней ещё никто так не разговаривал, — объяснил ему бог в маске. – Хорошо ещё, что она в обморок не упала. Впрочем, в то утро Фриза, кажется, уже перевыполнила план по обморокам и выработала в себе иммунитет к такому состоянию».

 

— Нет, я не передумала, — глубоко вздохнув и приходя в себя, ответила девушка. – А ты не боишься, что после таких снимков за тобой самим начнут охотиться все фоторепортёры?

— Именно этого я и добиваюсь, — улыбнулся Герон. – За последнее время мне уже удалось собрать вокруг себя довольно большую свиту, и если к ней присоединиться вся наша репортёрская рать, то у меня появится целое войско. В конце концов, король я или не король!?

— Послушай, а ты манией величия, случайно, не страдаешь? – прищурилась Фриза.

— Я ею не страдаю, а наслаждаюсь, — захохотал Герон, вставляя весла в уключины. – А теперь принцесса следуй за мной прямо в объятия дикой пантеры.

«Ну, вот, ты добился того, что она сейчас смотрит на тебя, как на сумасшедшего, — вздохнул бог Гера. – Совсем девушке голову задурил».

 

Лодка журналиста и шлюпка Фризы стали приближаться к заливу, а вслед за ними тронулась и яхта, оставляя за кормой бурлящие струи воды.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s