Книга вторая. Глава 5


Стрелки на циферблате будильника приблизились к полуночной отметке. Герон спал.  Его глубокое и ровное дыхание говорило о том, что он спокоен и полностью расслаблен.

Бог яфридов уже почти час терпеливо ждал, когда в сознании журналиста прекратится  движение мысли. Энергия Нарфея и особенно её скрытый потенциал таили в себе много загадок, и Яфру теперь не решался так бесцеремонно и своевольно вторгаться в разум Герона. Но зато в душе у зелёного божества было голубое пятно — область их общего сознания, по которому бог яфридов определял состояние чужой души и пытался на неё воздействовать.

Яфру неспроста был так терпелив и осторожен. Сегодня он руками Герона держал свой волшебный меч и еле удержался от немедленной активации магического предмета. Его остановило то, что он никак не мог определить настоящий это меч или всего лишь двойник. Бог яфридов знал, что происходит с теми людьми, которые пытаются активировать и воспользоваться двойником из шкатулки. Но что коварный Фан придумал в такой ситуации для посланников космоса, пока оставалось загадкой.

Положение Яфру осложнялось ещё и тем, что теперь он был не один. Как отреагирует магическая вещь, побывавшая в шкатулке, на энергию двух соединённых сознаний? Зелёный бог понимал, что даже хитрый и всезнающий Фан не мог предвидеть появление такого гибрида, как яфрочеловек. Для активации магического предмета требовалась телесная оболочка. Кем должен стать Яфру, чтобы избежать возможных неприятностей? Человеком или яфридом?

Все вопросы отпали бы сами собой, если бы  удалось узнать, какой из двух мечей лежит в магазине Зацмана. Но заклинание Фана, наложенное на предмет, не позволяло этого сделать даже посланнику космоса.

 

«Кроме эксперимента — никаких вариантов,- нервно думал Яфру.- Но для этого мне опять нужно безмятежное состояние души Герона. А если что-то пойдёт не так, и мы оба угодим в ловушку? Кто тогда нас вытащит из неё? Но упускать мой меч тоже нельзя. Завтра он может снова исчезнуть и пропасть ещё на триста тысяч лет».

Бог яфридов вновь тщательно проверил состояние души журналиста и, глубоко вздохнув, сделал резкое движение кистями двух верхних рук.

«Вперёд,- решительно подумал он.- И будь, что будет».

Две души, одна из которых была спокойна и полностью расслаблена, а другая напротив возбуждена и чуть ли не дрожала от нетерпения, выскользнули из приоткрытого рта и перенеслись в антикварный магазин, оставив лежать в постели телесную оболочку журналиста.

 

Секундная стрелка равномерно и неумолимо двигалась по циферблату, отмеряя время, навсегда уходящее в прошлое, а в раскрытое окно смотрели Близнецы, освещая своим мягким и матовым светом неподвижное тело Герона.

Внезапный порыв ветра всколыхнул лёгкие, прозрачные шторы и журналист, до сих пор лежавший спокойно на правом боку, вдруг резко развернулся на спину, сбросив на пол одеяло, неестественно изогнулся, а потом медленно обмяк и вновь замер.

Именно в этот момент сознание Герона испытало мощное потрясение. Взрыв, неслышный, но осязаемый, нарушил безмятежное состояние, и тайная мысль потомка Нарфея закрутилась в диком вихре. Воображаемое пространство сначала мгновенно расширилось, а затем стало быстро сжиматься, закручиваясь в воронку и затягивая в себя пораженное сознание.  Ускорение нарастало, и мысль журналиста успела выхватить из этой дикой карусели всего лишь несколько образов и картинок. После того, как Герон увидел Яфру, державшего в руках двуручный меч, наступил абсолютный покой.

Ошеломлённая и обескураженная такой резкой переменой, душа журналиста замерла и затаилась, пытаясь понять, что же произошло. Кромешная темнота, безмолвие и отсутствие какого-либо ориентира, создавали иллюзию бесконечного пространства, в котором не было места таким понятиям, как верх, низ, вход и выход.

«Яфру,- закричал Герон.- Ты меня слышишь? Что случилось?»

Но бог яфридов молчал, и лишь в точке соединения двух душ почувствовалось какое-то слабое движение. Мысль Герона уловила этот импульс, развернулась в нужную сторону и ощущение бесконечности исчезло. Сейчас мысль журналиста была похожа на слепого человека, которому достаточно дотронуться до любой вещи в своём доме, чтобы сразу понять, как и куда нужно двигаться.

«Я его не слышу, но, кажется, он что-то говорит. Что бы это могло означать?»- напряжённо думал  Герон, стараясь понять причину молчания зелёного бога.

 

Время шло, а мысль журналиста упорно продолжала искать ответ и выход из молчаливой и мрачной темницы. Озарение пришло внезапно, словно кто-то за спиной щёлкнул выключателем и осветил всё пространство.

«Мне нужно астральное зрение,- вдруг понял Герон.- Чтобы я мог увидеть душу Яфру со стороны».

Он на ощупь отыскал вход в чулан, спрятался в нём и стал вспоминать то состояние и настрой, при котором у него в прошлый раз появилось астральное зрение.

Вначале ничего не происходило, и вокруг стоял всё тот же серый и неподвижный туман. Уже почти отчаявшись, Герон сильно напрягся и представил себе, что он выплёскивает откуда-то изнутри накопленную энергию молнии.

Мощный разряд и ослепительные голубые искры ударили во все стороны, стены чулана сразу исчезли и журналист увидел мир.

Он находился в каюте затонувшего корабля. Слабый и тусклый свет, проникавший сквозь разбитый иллюминатор и большую пробоину, плохо освещал тесное помещение. Но на стене висел двуручный меч, от которого исходило яркое изумрудное сияние. И душа Герона находилась на самом кончике лезвия.

«Точно такой же, как в антикварном магазине,- удивился журналист.- Но почему я оказался рядом с ним? И где сейчас Яфру?»

Маленькая стайка рыб, привлечённая светом меча, заплыла в каюту через пробоину. Клинок ослепительно вспыхнул, и испуганные рыбы мгновенно выскочили в иллюминатор.

«Он их видит или чувствует,- догадался Герон.- Может быть, и на присутствие моей души меч будет реагировать?  Нужно попытаться как-то воздействовать на него. Но из этого чулана мою мысль никто не услышит. Я должен научиться пользоваться астральным зрением, находясь в наибольшей части своего сознания, чтобы видеть место соединения с душой Яфру».

Тайная мысль стала успокаиваться, и серый туман постепенно заполнил собой тесную каморку, обозначив проём двери.

«Мне нужен большой заряд энергии, чтобы вся моя душа обрела астральное зрение,- думал Герон, выскользнув из чулана и остановившись перед пятном, за которым была уже душа зелёного бога.- Надо попробовать отобрать её у этого балбеса».

Мысль приблизилась к ярко-голубому  пятну и, распластавшись по всей его поверхности, стала притягивать и впитывать в себя преобразованную энергию яфрида. Пятно сразу отреагировало на это действие и стало светиться ещё ярче.

 

Когда мысль Герона накопила достаточно большое количество энергии, она стала похожа на искрящуюся шаровую молнию. Отлетев в центр сознания, шар начал расширяться и вдруг взорвался, выпустив из себя множество длинных голубых искр. Темнота сразу исчезла, и журналист вновь увидел каюту корабля и висевший на стене меч, который часто и ярко пульсировал изумрудным светом.

«Уф,- облегчённо вздохнул Герон.- Кажется, получилось. Но, что-то не очень нравятся мне эти энергетические эксперименты».

Чувствовал он себя, действительно, неважно. Мысль стала вялая и тяжёлая, как будто получила удар электрошоком. Некоторое время Герон отдыхал, задумчиво глядя на изумрудный меч и на свою душу, прильнувшую к нему маленьким облачком.

 

«Теперь нужно научиться двигаться,- подумал он.- Иначе мне никогда отсюда не выбраться».

Душа Герона попыталась отдалиться от меча, но как она, ни старалась, из этого всё равно ничего не получалось.

«Я словно привязан к нему!»,- воскликнул журналист после очередной неудавшейся попытки.

«Приклеен, припаян, привязан»,- вдруг вспомнил Герон недавние слова Яфру.

Изумрудный меч неожиданно вспыхнул ярким светом, завибрировал и по его лезвию змейкой побежали искрящиеся знаки.

«Душа Яфру заключена в мече,- ахнул Герон.- Так вот ты где, голубчик! Лучшего места ты, конечно, подыскать не мог! Ну почему тебя всё время тянет на дно?»

Вибрация меча усилилась настолько, что даже большой краб, затаившийся в углу каюты, поспешил покинуть это помещение.

«И это всё, что ты можешь мне ответить?- усмехнулся журналист.- Не густо. И как мы теперь будем с тобой разговаривать? Как глухонемые?»

Сияние меча вдруг исчезло, а спустя две секунды он вспыхнул вновь. После такой же паузы лезвие меча вспыхнуло уже два раза подряд.

Герон понял, что бог яфридов его слышит, но отвечать может лишь вспышками лезвия.

«Кой чёрт понёс тебя на эти галеры!?- воскликнул журналист, глядя на меч.- Ну, вот как теперь тебя оттуда вытащить?»

Лезвие  сильно завибрировало и стало излучать пульсирующий свет.

«Ясно,- устало подумал Герон.- Так мы с тобой ни о чём не договоримся. Нужно придумать язык жестов. Я буду задавать тебе вопросы, а ты станешь отвечать светом. Да — одна короткая вспышка, нет — две коротких. Если я сделаю правильный вывод — ты будешь моргать часто, а если неправильный — будешь гореть непрерывно…. Ну, ты согласен?»

Меч вспыхнул на одно мгновение и снова погас.

«Вот и прекрасно,- облегчённо вздохнул Герон.- Давай теперь попробуем понять, что же, в самом деле, произошло».

 

Он задумался на несколько секунд, стараясь выстроить цепочку из тех вопросов и ответов, которые его больше всего интересовали, а затем задал свой первый вопрос.

«Это тот самый меч, который у тебя украла шкатулка Фана?»

Лезвие ярко вспыхнуло и быстро погасло.

«Понятно. А тот клинок, который мы увидели в антикварном магазине? Он тоже твой?»

Две короткие вспышки были ответом на его вопрос.

«Нет?»- удивился Герон и задумался.

«Двойник из шкатулки»,- наконец, воскликнул он, догадавшись.

«Правильно»,- ответил Яфру новой вспышкой.

«После того, как я уснул, твоя душа перенеслась в это судно?»

«Нет».

«В антикварный магазин?»

«Да».

«И ты активировал двойника»,- понял журналист.

«Да».

«Неужели ты не смог отличить свой меч от подделки Фана?»- удивился Герон.

«Нет».

«И что же произошло потом…? Ах, да. Я неправильно задал вопрос,- спохватился журналист.- После активации двойника, твоя душа перенеслась в настоящий меч и теперь не может сама оттуда выбраться».

Меч часто и быстро замигал яркими вспышками света, подтверждая правильный вывод Герона.

«Это только потому, что ты сейчас находишься в воде».

Яфру ответил непрерывным, но не продолжительным свечением.

«Вывод не совсем правильный,- понял Герон.- То есть, кроме того, что тебя необходимо вытащить из воды, нужно сделать что-то ещё «.

Бог яфридов снова замигал частыми и яркими вспышками изумрудного света.

«Так,- устало вздохнул журналист.- Вместо того чтобы дать отдых телу и моему серому веществу после долгой поездки, ты снова вляпался в какую-то жуткую историю и теперь ждёшь от меня помощи».

Меч сильно завибрировал и по его лезвию быстрой змейкой побежали светящиеся знаки и узоры.

«Ты ещё и возмущаешься?- догадался Герон.- А ведь мы с тобой договаривались, что будем действовать сообща. Или ты опять объяснишь это тем, что моё сознание должно было быть спокойным?»

«Да»,- ответил Яфру.

«Ну, знаешь ли, так можно оправдать любой твой поступок,- отмахнулся журналист.- Меня такая ситуация не устраивает. Дай мне слово, что ты никогда больше не будешь единолично принимать какие-либо решения, если дело касается нашего общего сознания. Клянёшься?»

Зелёный бог задумался и от этого меч перестал вибрировать и почти погас.

«Да»- наконец, ответил Яфру, хотя было видно, как тяжело такая клятва далась богу яфридов.

«Вот и прекрасно,- с удовлетворением подумал Герон.- Надеюсь, что в будущем это убережёт нас от многих твоих ошибок. Ну, а теперь продолжим выяснение нашего текущего состояния. Я могу с помощью мысли поднять меч на поверхность?»

«Нет».

«Нужна телесная оболочка»- предположил журналист.

«Правильно».

«Моя телесная оболочка?»- попытался уточнить Герон.

«Нет».

«Оба-на,- опешил журналист.- А чья, яфрида?»

«Да».

«Ещё того не лохмаче,- тяжело вздохнул Герон.- Но я обладаю только своим телом и не могу сам превратиться в яфрида. А ты, насколько я понимаю, вообще ничего не сможешь сделать, находясь под водой. Кстати, где мы сейчас находимся? Далеко от моей квартиры?»

Меч вспыхнул сначала один раз, а после короткой паузы, ещё два раза.

«И да, и нет,- понял журналист.- Вопрос опять задан неправильно. Попробуем сделать вывод…. Далеко для меня и близко для тебя. Так?»

«Правильно»,- ответил Яфру.

«А моё тело лежит без сознания в спальне».

«Да».

«Как же моей душе снова попасть  в своё тело, если она не в силах оторваться от твоего меча? Ты знаешь, как это можно сделать?»

«Да»,- ответил бог яфридов и в сознании Герона вдруг начала ярко светиться область соединения двух душ.

«Ты хочешь передать мне свою энергию?»

«Да»,- ответил Яфру, посылая всё больше энергии в точку соприкосновения.

Душа журналиста стала быстро увеличиваться в объёме, а затем и удаляться от меча, оставляя за собой тонкую нить, соединяющую сознание человека и яфрида.

Мгновенно поднявшись из толщи воды и взмыв вверх над гладью моря, Герон сразу узнал скалистое побережье, на котором расположился старинный южный городок. В прошлом году он был здесь по заданию редакции и пролетал на планере именно над тем местом, где и лежал сейчас на дне затонувший фрегат.

«Эко, куда меня занесло,- удивился журналист.- До столицы больше трёх тысяч километров».

 

Впервые душа Герона, пользуясь астральным зрением, самостоятельно парила над поверхностью планеты, и блаженное ощущение от такого полёта было неописуемо. Журналист от восторга забыл всё на свете. Он, то резко поднимался ввысь, стараясь охватить взглядом всю панораму до горизонта, то камнем падал на город, пролетая над черепичными крышами старых зданий.

Тонкая нить пуповины, соединявшая его душу с душой Яфру, мгновенно сокращалась или удлинялась, позволяя Герону не только свободно двигаться и совершать головокружительные кульбиты, но и не терять из виду волшебный меч в каюте затонувшего корабля.

Яфру, видимо, тоже имел возможность смотреть на мир зрением журналиста, потому что спустя некоторое время меч начал сильно вибрировать, мигать частыми вспышками света и даже искриться, обращая на себя внимание Герона.

«Он очень недоволен,- понял журналист.- Вместо того чтобы вызволять его из тюрьмы, я, видите ли, на карусели катаюсь».

Меч  отреагировал на эту мысль учащенными и яростными вспышками изумрудного сияния.

«Не нужно было совать свою голову в ловушку Фана,- укорил его Герон.- А раз уж ты совершил такую глупость, то сиди и жди, пока я догадаюсь, как тебя из неё вытащить».

Клинок сразу помрачнел и погас, потеряв все свои цвета.

«Обиделся,- усмехнулся журналист.- Да брат, правда — вещь о-очень нелицеприятная. Но если и я начну тебе льстить и лгать, то, как мы вообще сможем существовать в будущем?»

Меч медленно, словно бы нехотя, стал увеличивать своё свечение и вскоре уже опять излучал яркий изумрудный свет.

«Ладно, полетели дальше»,- махнул Герон воображаемой рукой и, не успев подумать о своей столичной квартире, оказался вдруг у себя в спальне.

«Вот это скорость,- ахнул журналист,- действительно, космическая».

Он посмотрел на своё тело, лежавшее в постели, и попытался войти в него, но что-то упорно не позволяло ему этого сделать. Между душой и телом стояла невидимая преграда, которую сознание Герона никак не могло преодолеть.

«Замечательно,- подумал журналист.- Я не могу попасть в своё собственное тело. И что теперь…? Яфру, я могу как-то воздействовать на своё тело?»

Клинок ответил одной короткой и яркой вспышкой.

«Так, значит, способ всё же есть,- понял Герон.- Если меня не пускают внутрь, то давай-ка я попробую действовать снаружи».

Бог яфридов замигал частыми вспышками, подтверждая догадку журналиста.

 

Душа Герона стала увеличиваться и, достигнув размеров телесной оболочки,  окутала её плотным коконом. В теле сразу появился слабый пульс, начало выравниваться кровяное  давление и повышаться температура. Сконцентрировав наибольшую часть своей энергии в районе головного мозга, журналист попробовал поднять вверх правую руку. Движение получилось неуверенным и неуклюжим. Герон начал шевелиться, сгибать руки и ноги, переворачиваться с боку на бок, испытывая при этом ощущение кукловода, управляющего тряпичной куклой.

«Я — марионетка в своих собственных руках,- вздохнул журналист.- И мне придётся заново учиться ходить».

Он окинул взглядом всю спальню и остановил его на раскрытом окне, в которое уже ворвались лучи утреннего Иризо.

«Яфру,- вдруг спохватился Герон,- а аппаратура Борка сейчас работает?»

«Да»,- ответил тот.

«За мной наблюдают,- думал журналист, глядя в окно.- И будут следить до тех пор, пока я не зайду в издательство. У нас закрытая организация и полиция не сможет продолжать наблюдение за мной внутри здания, не имея на то веских оснований. У Борка, кроме подозрений, на меня ничего нет. Поэтому «Ежедневные новости» — единственное место, где я могу на время уйти от опеки детектива. Я правильно думаю, Яфру?»

Зелёный бог радостно заморгал.

«Шесть часов и десять минут,- отметил Герон, взглянув на будильник.- Скоро прозвучит сигнал, я встану, позавтракаю и поеду в редакцию. А что будем делать потом?»

Меч недовольно и ворчливо задрожал, ясно и чётко передавая суть той  мысли, которую хотел озвучить бог яфридов.

«Хорошо говорить «думай», когда тебе и без того давно всё известно,- огрызнулся журналист.- Ты бы лучше сначала обучил меня своим божественным фокусам, а потом уже и бросался в очередную афёру».

Яфру сразу замолчал, хотя и без того было понятно, как он недоволен таким ответом.

«Ну, ладно. Об этом мы поговорим позже,- подумал Герон.- А сейчас давай продолжим наши умозаключения. Значит, так. Чтобы поднять тебя со дна моря, нужна телесная оболочка яфрида. Находясь под водой, ты не можешь создать такое тело. Следовательно, это должен сделать я. Но я, не то что яфрида, а человека и того могу произвести на свет только одним известным мне способом».

Лезвие меча отрывисто и раздражённо звякнуло.

«Да, погоди ты,- отмахнулся журналист от этого звука.- И козе понятно, что этот способ для тебя не годится. Тебе нужно моё тело, которое ты с моей помощью (или я с твоей) должен превратить в яфрида. Так, что ли?»

Меч весело заморгал разноцветными огнями.

«Понятно,- вздохнул с облегчением Герон.- Тогда остаётся всего один вопрос: как доставить моё ватное и бездушное тело на берег Кораллового моря? Верно?»

«Да»,- ответил бог яфридов.

 

Журналист задумался, перебирая различные варианты, и вдруг вспомнил, как совсем недавно Яфру перенёс его тело к Чёртовому пальцу.

«Да, да, да»,- обрадовался зелёный бог.

«Кто это должен сделать? Ты или я?»- спросил Герон.

Тонкая перегородка, соединяющая их души, вспыхнула сначала голубым, а затем изумрудным цветом.

«Вместе,- догадался журналист.- Мы оба должны участвовать в этом процессе».

Клинок начал возбуждённо мигать, искриться и, как показалось Герону, даже подскакивать на своём креплении.

«Общая задача ясна,- устало подумал журналист.- Давай подведём итог. Сначала мы едем в издательство и уходим из-под контроля сыщиков. Затем ищем укромное место и переносим моё тело на берег Кораллового моря. Там превращаем меня в яфрида, и я поднимаю тебя на поверхность из каюты затонувшего фрегата. Ну, а дальше, как я понимаю, «дело техники». Правильно?»

«Верно»,- подтвердил Яфру.

«До звонка будильника осталось двадцать минут,- сказал Герон.- Могу я немного полетать над планетой?»

«Хорошо»,- согласился бог яфридов и душа журналиста, освободившись от неподвижного тела, пулей вылетела в раскрытое окно.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s