Книга вторая. Глава 7


Оставшиеся двадцать минут до звонка будильника пролетели, словно двадцать мгновений. За это время душа журналиста успела побывать почти во всех уголках планеты, которые он когда-либо посещал. Не смогла она попасть лишь в Красные Пески. Каждый раз, когда мысль Герона обращалась к пустыне, то его душа мгновенно возникала в том месте, где была найдена статуэтка. Но продвинуться к центру Песков, она уже не могла. Невидимый барьер надёжно защищал владения Нарфея от вторжения извне.

«Даже потомку монаха требуется специальное разрешение,- разочаровано подумал Герон.- А у кого я должен взять такое? Непонятно…. А может быть, это душа Яфру не позволяет мне двигаться вперёд? Нужно будет разобраться в этом вопросе».

Наслаждение от мысленного «круиза» по Дагоне было настолько велико, что душа журналиста забыла обо всём на свете. Мгновенное перемещение в любую точку планеты и возможность проникнуть в самую маленькую щель, оставаясь при этом незамеченным, поражали своей необычностью и новизной ощущений. Но всё-таки картина была неполной, потому что Герон не слышал звуки и не чувствовал запахи, как во время путешествия к яфридам.

«Зрение у меня появилось,- подумал журналист.- Теперь нужно найти способ, как «включить» слух, обоняние и осязание. И неплохо бы научиться перемещать предметы…. Значит, отец не шутил, когда говорил, что я ещё не родился. У новорожденного есть все чувства восприятия, а у меня кроме мысли и зрения ничего ещё нет. Процесс моего рождения только начинается».

Мысль Герона так глубоко ушла в себя, что не сразу заметила вибрацию и раздражённые вспышки меча в затонувшем корабле.

«Ах, да, будильник»,- встрепенулся журналист и мгновенно оказался в своей спальне.

 

Звонок звенел непрерывно, и прошло ещё несколько секунд, прежде чем Герон сумел поднять свою левую руку и нажать на кнопку будильника.

«Начинаем заново учиться двигаться,- усмехнулся он.- Однако, не простое это занятие — дёргать куклу за нитки».

Умываясь в ванной комнате, журналист смотрел в зеркало на своё лицо откуда-то сбоку.

«Я — зомби,- думал он, глядя в пустые и безжизненные зрачки.- Могу играть такую роль в любом триллере без грима и репетиции».

Сложнее всего, оказалось, управлять автомобилем. Реакция упала почти до нуля. Герон вздохнул с огромным облегчением, когда, наконец, заглушил двигатель машины в подземном гараже издательства.

Вынув маршрутную карту из прорези бортового компьютера и ключ зажигания из замка, он направился к диспетчеру.

«Наверх мне подниматься нельзя,- понял журналист, заметив подозрительный и настороженный взгляд дежурного, который, приняв ключ и карту, теперь проверял удостоверение личности.- И будет лучше, если я помолчу и сделаю вид, что чувствую себя неважно».

Он прижал левую ладонь к животу и немного согнулся, пытаясь изобразить большое желание поскорее оказаться на унитазе.

Диспетчер вернул ему удостоверение и журналист, развернувшись, сразу направился в сторону туалета.

 

«Ну, вот мы и одни,- удовлетворённо вздохнул Герон, оказавшись в свободной кабинке и закрыв дверь на замок.- А дальше что?»

Голубое пятно, обозначавшее место соединения двух душ, находилось в каюте затонувшего фрегата. Оно растеклось по лезвию клинка и стало светиться пронзительно ярким светом.

«Он преобразует и перекачивает в это место всю свою энергию,- подумал Герон о Яфру.- Значит, сейчас он будет управлять этой частью моего сознания, не покидая своей тюрьмы».

Нить пуповины, соединявшая душу Герона и голубое пятно, немного увеличилась в диаметре и по ней стала поступать преобразованная энергия яфрида. Эта энергия сначала окутала мозг журналиста и в сером веществе начались какие-то совершенно новые процессы.

«Меняет программу, по которой работает мой мозг»,- догадался Герон, с большим интересом наблюдая за действиями зелёного бога.

Внезапно мозг начал пульсировать и светлеет, быстро становясь прозрачным, как стекло. По нервной и кровеносной системе пошли импульсы, передающие новую установку для работы всех клеток. Вскоре всё тело журналиста стало растворяться, превращаясь в невидимку.

«Так,- усмехнулся Герон.- Я был зомби, а теперь стал призраком. А как быть с одеждой?»

Энергия Яфру расширилась и окутала всю фигуру журналиста-призрака. Одежда тоже стала менять свой цвет и растворяться в этом большом коконе.

«Вот так материя превращается в энергию,- отметил Герон.- Но чтобы это сделать, необходимо обладать достаточно мощным запасом своей энергии».

Кокон, в котором растворился журналист, внезапно уменьшился и исчез, вернувшись через пуповину в затонувшее судно.

«Пора и мне туда возвращаться,- понял Герон и подумал о той скале, возле которой на дне и лежал фрегат.

 

Мгновенно оказавшись на скале, душа журналиста быстро отыскала ровную и достаточно просторную площадку, остановилась в её центре и, прильнув к земле, стала наблюдать за процессом возрождения. Но теперь Яфру создавал тело не человека, а яфрида, поместив в него мозг журналиста.

«Моя душа может управлять только моим мозгом»,- сообразил Герон.

 

Вскоре на каменной площадке уже лежало тело яфрида, окутанное сознанием журналиста.

Герон-яфрид пошевелил всеми конечностями, а затем, шатаясь и покачиваясь, с трудом встал на ноги. Не желая тратить время на тренировку по управлению чужим телом, журналист попросту бросился вниз, неуклюже, но сильно оттолкнувшись мощными задними лапами.

Прыжок, конечно, получился не самый лучший и неудачно подобранный хопер, больно ударился о поверхность воды.

«Чёрт, так можно и хвост сломать»,- поморщился Герон от резкой боли в копчике.

Он перевернулся вниз головой и, увидев на дне смутный контур затонувшего корабля, стал загребать всеми конечностями, быстро приближаясь к фрегату.

 

Доплыв до пробоины в капитанской каюте, Герон-яфрид одним рывком четырёх рук, вырвал полусгнившие доски, расширил проход и проник внутрь.

«Скоро мы будем наверху»,- мысленно улыбнулся журналист, взяв верхними руками меч и почувствовав, как тот дрожит от возбуждения и нетерпения.

Он зажал лезвие клинка в зубах и стал подниматься из глубины на поверхность моря.

Внезапно откуда-то сбоку появилась большая акула. Она начала плавать кругами, с каждым новым витком всё больше приближаясь к Герону-яфриду.

«Кажется, она мною заинтересовалась»,- подумал он, перехватив рукоять меча двумя верхними руками и развернувшись к хищнице.

Это был очень своевременный манёвр, поскольку акула пошла в атаку, быстро увеличивая свою скорость. Герон не стал её ждать и уклоняться, а наоборот, поплыл к ней навстречу, выставив перед собой  меч Яфру. В последний момент он поднырнул под акулу и лезвие клинка, почти не почувствовав сопротивления, рассекло тело хищницы, косо отделив голову от туловища.

«Вот это меч,- восхищённо подумал журналист.- Я масло ножом и то с большим усилием отрезаю. Однако мне нужно убегать. На запах крови скоро сотни таких акул приплывут».

Он снова взял меч в пасть и продолжил свой подъём наверх.

 

Если бы журналист сейчас обладал телом человека, то он никогда бы не смог подняться по отвесной скале, вынырнув на поверхность. Море было неспокойно и большие волны с силой бились о скалы, но и они не стали помехой для яфрида. Четыре сильные руки и две ноги с острыми и крепкими когтями, намертво вцепились в неровную поверхность камня, и Герон-яфрид пополз наверх, уже на ходу осваивая особенности управления чужим телом. Хопер тоже оказался не лишним, когда журналист понял, как им нужно пользоваться. Эта необычная для человека часть тела действовала, как домкрат. Она подталкивала всё туловище вверх, ослабляя нагрузку на ноги и руки.

«Настоящий яфрид осилил бы этот подъём меньше, чем за минуту,- подумал журналист, вползая на площадку.- Хорошее тело придумал Яфру для своего народа».

Герон-яфрид встал на ноги и развернулся мордой к Иризо и морю.

«Насколько я понимаю, наступает кульминационный момент. Так, Яфру?»

Меч ответил яркой вспышкой света.

«Ты всё ещё не можешь говорить,- вздохнул Герон.- Крепко тебя Фан запечатал. Ну, а теперь-то что мне делать? Как активировать твой меч?»

Сознание журналиста вдруг закружилось и стало проваливаться вниз, словно его засасывало в невидимую воронку.

Но такое ощущение длилось всего несколько секунд, после чего душа Герона оказалась в антикварном магазине Зацмана. Она увидела Яфру, который стоял рядом с большими часами и держал в руке свой меч.

«Сейчас он покажет мне, как это делается»,- догадался Герон.

Бог яфридов выполнил несколько движений клинком и каждое из них он сопровождал какими-то словами. Закончив демонстрацию, Яфру вернул сознание Герона на скалистую площадку.

«Я видел, как ты размахивал мечом,- вздохнул журналист,- но не услышал, ни единого твоего слова. У моей души есть зрение, и нет слуха, обоняния и осязания. Заставить говорить тело яфрида я, может быть, и смогу, но насколько это качественно будет выполнено, не знаю. Управлять телом, находясь снаружи телесной оболочки — дело очень непростое, во всяком случае, для меня. Со своим телом я как-то ещё справляюсь, но тело яфрида гораздо сложнее. Чего только стоят твои четыре руки, которыми нужно манипулировать одновременно и согласованно. А уж о хоппере лучше и не говорить — им я могу двигать лишь тогда, когда сосредоточу на нём всё своё внимание».

Бог яфридов задумался. Герон это понял по тому, как сразу преобразился меч. Клинок потускнел и перестал вибрировать.

 

Но заминка длилась всего несколько мгновений. В душе журналиста вдруг снова начало ярко светиться голубое пятно, за которым находилась душа Яфру. Герон отметил, что это пятно сильно увеличилось за последнее время. Мало того, оно сейчас стало расширяться прямо на глазах и прогибаться, словно приглашая журналиста проникнуть внутрь сознания зелёного бога.

Душа Герона устремилась к пятну, оставив тело яфрида, которое сразу обмякло и упало на площадку, зажав меч всеми четырьмя руками. Пятно всё больше прогибалось и вскоре стало похоже на нору.

Как только сознание журналиста полностью оказалось внутри, то вход в норку закрылся, а сама она мгновенно расширившись, превратилась в шар, в центре которого и находилась мысль Герона.

По внутренней поверхности шара змейкой побежали тонкие изумрудные нити. Они опутали густой сетью весь шар и вдруг начали искриться.

Длинные изумрудные искры били в центр шара, пронизывая мысль Герона. Удары были не сильные, но достаточно болезненные.

«Это что? Электрический стул?- закричала мысль журналиста, извиваясь и подпрыгивая от каждого удара.- Или метод шоковой терапии…? Меня уже колбасит от твоих экспериментов с энергией мысли. А если я стану заикаться после такого лечения? Ты ведь, наверняка, опять не подумал о последствиях».

Испуганная мысль тряслась и дёргалась от частых и непрерывных разрядов, которые сыпались на неё со всех сторон. Пытаясь хоть как-то защититься, она начала сжиматься и уплотняться, превращаясь в твёрдый комок. И вскоре заметила, что некоторые искры стали отскакивать от неё, возвращаясь обратно.

Яфру сразу отреагировал на это усилением и частотой разрядов. Измученная мысль уже не рассуждала и ни о чём не думала, а просто пыталась выстоять и выжить.

Противоборство продолжалось до тех пор, пока мысль Герона не превратилась в сверхпрочный шарик, которому не были страшны разряды любой мощности.

 

Внезапно всё закончилось, и душа журналиста выскользнула из объятий Яфру.

Крики чаек, шум бьющихся о скалы волн, дуновение прохладного и солёного морского ветра — всё это мгновенно ворвалось в сознание Герона, почти оглушив его. Причём диапазон и чистота звуков и запахов были настолько велики, что даже чувства восприятия яфрида не могли с ними сравниться.

«Вот оказывается, какие ощущения появляются на энергетическом уровне,- удивился Герон.- Теперь я с полной уверенностью могу назвать человека полуслепым и глухим созданием. А что касается обоняния, то можно сказать, что оно у людей почти отсутствует. Наверное, такие же ощущения испытывает новорождённый, когда появляется на свет божий. Но дети-то кричат, а почему я молчу?»

И мысль журналиста попыталась изобразить те звуки, которые издают новорожденные дети.

— У-а-а,  у-а-а,- разнеслось вдруг над скалами и сотни испуганных птиц, с шумом сорвались со своих мест.

«Басовитый голосок,- усмехнулся Герон.- Как говорили старые повитухи — «генералом будет».

Меч, зажатый в руках тела яфрида, засверкал и заискрился.

«Что же ты такой нетерпеливый?- вздохнув и обращаясь к зелёному богу, подумал журналист.- Не даёшь мне даже лишней секунды, чтобы я мог порадоваться своему второму рождению. Эх, ладно, показывай всё заново».

 

Душа Герона снова оказалась в магазине и, запомнив все слова и движения, вернулась на скалу. Она окутала собою неподвижно лежавшее тело яфрида и предприняла первую попытку активации, которая, конечно, оказалась неудачной. Руки плохо и неуклюже двигались, а язык заплетался и никак не хотел правильно произносить нужные слова. Вторая и третья попытки мало чем отличались от первой и тогда Герон решил действовать иначе.

Журналист-яфрид начал размахивать мечом, добиваясь чётких и правильных движений, а слова при этом он повторял лишь мысленно, что давало ему возможность полностью сосредоточиться на одной составляющей заклинания.

Убедившись, что взмахи меча стали быстрыми и уверенными, он стал произносить слова, следя за правильностью произношения.

 

Сознание Герона было так увлечено и сосредоточено на этих упражнениях, что не заметило большую яхту, проходившую мимо на расстоянии примерно в полутора кабельтовых. Судно, которое шло на всех парусах, вдруг резко сбросило скорость и, изменив курс, стало медленно приближаться к скалам.

 

Решив, что он уже достаточно правильно произносит слова и выполняет все движения, Герон-ящер предпринял ещё одну попытку активации.

В конце заклинания в воздухе возник пылающий круг, который журналист разрубил последним движением меча со словами: «великий бог яфридов Яфру».

«Ну, наконец-то,- раздался радостный и возбуждённый голос бога яфридов.- А то я уже начал сомневаться в твоих умственных способностях».

«Нет, вы только посмотрите на него,- возмутился Герон.- Я уже второй раз вытаскиваю его из тюрьмы, а он вместо благодарности намекает на мою умственную отсталость. Хорош гусь! В следующий раз будешь сам выкручиваться».

«Не обижайся, Гера,- захохотал Яфру.- Я просто сильно перенервничал. Без твоей помощи мне никогда бы не удалось вырваться из ловушки Фана. Я очень благодарен тебе и рад, что у меня есть такой друг. Но согласись, что и ты тоже навсегда остался бы в затонувшем фрегате, если бы не стал мне помогать».

«Вот и получается, что ты накуролесил, а отдуваться приходится обоим»,- проворчал журналист.

«Зато я многое узнал,- всё ещё посмеиваясь, сказал бог яфридов.- Да и ты приобрёл новые способности. Нет худа без добра…. Ах, чёрт! Кажется, нас засекли».

Меч в руках Герона-ящера давно исчез и сейчас яфрид стоял на каменной площадке и смотрел в ту сторону, откуда к скалам приближалась яхта.

«Срочная эвакуация,- крикнул Яфру и сознание Герона закружилось в диком вихре перевоплощения.

 

Очнулся журналист уже сидя на унитазе в кабинке туалета. Он осмотрел своё тело и сделал несколько движений всеми частями туловища, проверяя их работоспособность, поймав при этом себя на мысли, что хочет пошевелить хопером.

«Быстро я к нему привык,- улыбнулся Герон.- Надеюсь, что впоследствии я не буду пытаться взять что-либо нижними руками».

«Да, твой мозг запомнил эти части тела,- согласился с ним Яфру.- Но такое ощущение скоро пройдёт».

Снаружи кто-то вставил ключ в дверной замок. Журналист подскочил с унитаза и, дождавшись, когда в замочной скважине провернётся ключ, распахнул дверь, чуть было, не ударив ею охранника.

«Вовремя вернулись,- отметил бог яфридов.- Опоздай мы на одну минуту, и они увидели бы пустую кабинку туалета. Видишь, Гордон стоит у стены и снимает нас своим аппаратом?»

«Ты спрятался?»- спросил его Герон, продолжая в то же время разговаривать с охранником.

«Да,- ответил Яфру,- но наше общее сознание быстро растёт и мне с каждым днём становится всё сложнее это сделать…. Дёрни ручку унитаза».

Журналист, который уже собрался выйти из кабинки, развернулся и спустил воду.

«Ты думаешь, что Гордон станет заглядывать в унитаз?»- спросил он зелёного бога.

«Обязательно,- заверил его Яфру.- И машину твою он тоже будет проверять. Ты ничего там не оставил?»

«Газовая пушка Дадона,- вспомнил журналист,- и пульт управления».

«Эти вещи нужно забрать. Не стоит подставлять Дадона. Он и так уже достаточно насолил Борку».

«Да, но как это сделать?- задумался Герон.- Не буду же я снимать её с автомобиля на глазах у сыщика, охранника и диспетчера, а потом разгуливать по издательству, размахивая  обрезком металлической трубы?»

«Верно,- согласился с ним Яфру.- Вид у тебя при этом будет достаточно эксцентричный. Не станем привлекать внимание к твоей и без того заметной персоне. Сейчас я посмотрю, попадает ли твой автомобиль в зону моего биополя…. Есть! Задержись на секунду».

 

Журналист только что вышел из помещения туалета и, сделав два шага, присел на корточки, якобы поправляя развязавшийся шнурок.

«Готово,- сообщил ему Яфру.- Пошли дальше».

«Что, уже снял?- удивился Герон.- И белок забрал?»

«Пульт управления лежит в твоём левом кармане, а трубу, в уменьшенном варианте, я поместил в футляр твоей камеры»,- объяснил ему бог яфридов.

«Хорошо, что ты не стал прятать эту пушку в моём теле,- усмехнулся журналист.- Зная твои наклонности, я примерно представляю, куда бы ты её засунул».

«Место, действительно, напрашивается само собой,- захохотал Яфру.- И эффект от применения будет просто потрясающий».

«Слушай, а ты можешь засунуть эту трубу кому-нибудь другому?»,- поинтересовался Герон, уже подходя к турникету.

«Конечно, кому угодно,- хмыкнул Яфру.- Тебе останется только нажать на кнопку и газовая атака началась. Ты хочешь над кем-то подшутить?»

«Нужно подумать,- улыбнулся Герон.- Во всяком случае, вещь очень полезная».

 

Поднявшись на свой этаж, журналист первым делом заглянул в фотолабораторию.

— Привет, курортник,- пожимая руку Герона, воскликнул Эдди.- Загорел, волосы отрастил, и болячки, как я вижу, все уже исчезли.

— Курортник?- сделав круглые глаза, «удивился» журналист.- Да я там работал не покладая рук! Вон сколько фотографий тебе нащёлкал.

— Почти все твои снимки пошли в новый журнал,- сообщил ему Эдди.- Начальство в восторге. Первый номер уже сегодня выходит в тираж. Кстати, могу тебя поздравить с новой должностью и, весьма, ощутимой прибавкой к жалованию. Босс предлагает назначить тебя специальным фотокорреспондентом с расширенными полномочиями. Зайдёшь к Симону и всё узнаешь.

— А как насчёт тебя?- поинтересовался Герон.- Ты ведь не последнюю роль сыграл в оформлении нового журнала.

— И меня не забыли,- улыбнулся Эдди.- Весь материал я пропустил через новый агрегат и кое-какие твои снимки мне, действительно, пришлось малость изменить.  Но некоторые кадры меня просто озадачили. Объясни мне, зачем ты сделал, например, вот этот кадр?

Эдди порылся в куче фотографий, лежавших в большом ящике стола, и достал оттуда несколько снимков. Он подал их Герону и стал ожидать ответа, вопросительно глядя на своего друга.

Журналист взял в руки карточки и обомлел. Он сразу узнал то место, где запечатлел фигуру Сезара, но самого «паломника» на фотографиях не было.

«Неужели он тоже монах?- подумал Герон.- Может он шёл за мной по следам Нарфея? Жаль я не расспросил отца, как выглядел тот монах, который приходил в наш дом».

«Значит, за тобой тогда следили не только люди Борка, но и монахи Нарфея,- усмехнулся Яфру.- Вовремя ты спрятался под отцовское крыло».

«Постой, постой,- задумался журналист.- Но если в это время за мной следила бригада Гордона, а Сезар был невидим, то откуда в моих руках появилась крышка термоса с горячим чаем? Ведь не из воздуха я её получил. Со стороны всё это выглядело бы очень странно».

«Да, конечно,- согласился с ним Яфру.- Но я думаю, что монах бы не стал создавать такую ситуацию. Паломники Нарфея призваны помогать своим соплеменникам, а не сажать их в лужу. Вероятно, невидимым он становился лишь тогда, когда ты нажимал кнопку съёмки».

«Но зачем?»

«Дело в том, что монахам, совершающим паломничество по городам планеты, не рекомендуется попадать на экраны телевизора и на страницы печатный изданий. Они постоянно должны находиться в тени»,- объяснил Герону бог яфридов.

 

Весь диалог журналиста и зелёного бога, происходивший в области подсознания занял не более одной секунды. А уже в следующую секунду Герон оторвал свой взгляд от фотографий и посмотрел на Эдди.

— Эти снимки я сделал для себя,- сказал он.- Видишь вот этот омут? Вода в нём просто ледяная, а я, изнемогая от жары, бросился в него, что называется с головою. Ты представить себе не можешь, какие ощущения я тогда испытал. У меня и сейчас мурашки по коже бегают, когда я смотрю на эту «прорубь». Если ты не возражаешь, то я возьму некоторые фотографии на память.

— Забирай,- согласился Эдди.-  Я перетряхнул весь твой архив, и кое-что отобрал для следующего номера. Но материала всё равно не хватает. Так что не расслабляйся. Мне нужны качественные, оригинальные и желательно редкие кадры.

— Они потому и называются редкими, что бывают очень редко,- ехидно заметил Герон.- Вы с боссом, наверное, решили, что я сейчас, как автомат, начну выдавать на-гора штабеля уникальных снимков? Ты случайно не забыл предупредить наше руководство о том, что я не профессионал, а любитель?

— Забыл,- расплылся в широкой улыбке Эдди.- Но зато я сказал о том, что ты всегда появляешься в тех местах, где происходит что-то интересное.

— Например, в канализации,- усмехнулся журналист.

— Жаль, что в тот раз ты ничего там не сфотографировал,- посетовал начальник фотолаборатории. Я, кстати, как и большинство жителей столицы, понятия не имею, что представляет из себя наша клоака. Может быть, ты повторишь свою «прогулку» по каналам?

— Ни за что!- возмущенно воскликнул Герон.- Можете забирать обратно камеру и жалование, но добровольно я туда не полезу. Да и снимать-то там нечего. Бетонные туннели на треть заполненные вонючей жижей.

— А говорят, что в них живут крысы-мутанты,- мечтательно произнёс Эдди.- Вот это, действительно, были бы редкие кадры.

— Ты готов скормить меня мутантам, лишь бы получить уникальные снимки для нового журнала,- укоризненно качая головой, сказал Герон.- Нет уж. Полезайте сами вместе с боссом искать этих монстров. А мне пока ещё жить не надоело.

— Ну, нет, так нет,- вздохнул Эдди.- Никто тебя насильно туда засовывать не собирается.

— Спасибо и на этом,- театрально поклонился Герон.- Пойду к Симону. Надеюсь, что вы не сговорились, и он не станет посылать меня к мутантам.

«Хорошо, что ты не согласился,- с облегчением заметил Яфру.- Мало того, что там снова вода, так она ещё и вонючая. Бр-р».

«А ты случайно не знаешь,- вдруг задумался журналист,- там действительно живут крысы-мутанты?»

«И они живут и ещё много всякой разной твари»,- подтвердил зелёный бог.

«Значит, мне повезло, что я в тот раз никого не встретил?»

«Ты бродил в районе авто-центра, а там практически нет пищи. Спустись в каналы у мясокомбината или продовольственной базы. Вот там ты можешь встретить кого угодно».

«А кто ещё там обитает?»- насторожился  Герон.

«Ну, например, крокодилы, гигантские пиявки, летучие мыши-вампиры и даже хищные рыбы типа пираньи».

«О, господи,- воскликнул журналист.- И все они мутанты?»

«Да, почти все,- подтвердил Яфру.- Некоторые ваши научные центры экспериментируют с радиоактивными веществами. Отходы попадают в канализацию, отчего там и появляются мутанты».

 

Направляясь в кабинет редактора, и приветствуя своих сослуживцев, журналист заметил, что некоторые мужчины морщатся от его рукопожатия.

«Твой мозг ещё не привык к способностям яфрида,- заметил зелёный бог.- Так что будь поаккуратнее с людьми. А то хлопнешь кого-нибудь по спине и сломаешь ему позвоночник».

— Привет, Гера,- вышедший из отдела светской хроники Люк, поднял вверх правую руку.- Ты снова изменил причёску?

— Мода так изменчива,- вздохнул Герон.- Впрочем, тебе это известно лучше, чем кому-либо другому. Что нового в высшем свете? Фриза всё ещё в больнице?

— Нет,- ответил Люк,- её перевезли домой. Я думаю, что она не скоро появится в обществе.

— Так что же с ней произошло?

— Тайна, покрытая мраком,- развёл руками Люк.- Мне известно только то, что у неё обожжена шея, грудь и нижняя часть лица. В полиции и то не знают деталей происшествия. Говорят, что дело ведёт частный детектив, но имени его никто не называет.

— Хочешь, я скажу тебе его имя?- наклонившись к уху Люка и понизив голос, спросил Герон.- Только не вздумай сослаться на меня.

— Обижаешь,- укоризненно посмотрел на него Люк.- Разве я когда-нибудь подставлял своих друзей?

— Корвен Борк,- прошептал на ухо Люку Герон.- Детектив второй степени и, как я подозреваю, доверенное лицо Рибарди Кампффа.

«Ты хочешь натравить этого пройдоху на Борка?- улыбнулся Яфру.- Мне это нравится».

— Отлично,- произнёс Люк, глаза у которого сразу забегали, выдавая напряжённую работу мысли.- Спасибо, Гера. Я — твой должник.

Он радостно хлопнул Герона по плечу и, воодушевлённый неожиданной новостью, быстро зашагал по коридору, направляясь к дверям лифта.

«Охота за Борком началась,- подумал журналист, провожая взглядом фигуру Люка.- Сейчас все его мальчишки начнут гоняться за детективом по всему городу».

«О-о,- удивился Яфру.- У него своя агентурная сеть?»

«Да, и весьма эффективная,- подтвердил Герон.- Эти сорванцы иногда приносят Люку такую информацию, которую взрослому человеку достать просто невозможно».

 

Дверь в кабинет редактора была чуть приоткрыта, и сквозь щель журналист увидел Симона, сидевшего за письменным столом среди вороха бумаг. Редактор что-то быстро писал, низко склонив  голову, отчего та стала похожа на футбольный мяч с ушами.

— А-а, явился,- вскинув свои мохнатые брови, произнёс Симон.- Ну, садись и рассказывай.

И он опять уткнулся носом в бумагу.

— Ты же пишешь,- сказал Герон, садясь на диван.- Как ты меня будешь слушать?

— Пишу я руками, а слушать буду ушами,- не отрываясь от своего занятия, ответил Симон.

«Вот видишь, Гера,- заметил Яфру.- Не только монахи Нарфея умеют делить своё сознание. Тренировка — вещь великая».

— И при этом ты ещё умудряешься задействовать свой язык,- улыбнулся журналист, обращаясь к редактору.- Симон, мне кажется, что тебе уже пора выступать в цирке.

— У нас здесь свой цирк, и, причём круглосуточный,- закончив писать и отложив в сторону бумагу с авторучкой, ответил тот.- Как отдохнул?

— Я был в командировке,- возмутился Герон.- Мы ведь с тобой по телефону обо всём договорились.

— Да, конечно,- отмахнулся Симон.- Я говорю не о работе, а о рыбалке, солёной воде и твоём изумительном загаре.

— Когда ты в последний раз был в отпуске?- подозрительно посмотрев на редактора, спросил Герон.

— В прошлом году я тоже ездил на море,- уткнувшись отсутствующим взглядом куда-то в нижний угол кабинета, ответил Симон.- Но пробыл там всего пять дней.

— И все пять дней ты просидел в номере с телефоном в руках,- уверенно сказал Герон.- Ты, наверное, мечтаешь умереть от перенапряжения прямо на рабочем месте, в надежде, что благодарные читатели поставят тебе памятник. Бросай всё к чёртовой матери и уезжай хотя бы на пару недель в какую-нибудь глушь, где нет радио, телевизора и газет. Телефон свой, кстати, забудь дома.

Редактор перевёл свой взгляд на журналиста и несколько секунд задумчиво разглядывал его пышущую здоровьем фигуру.

— Не смогу,- вздохнув и отрицательно покачав головой, произнёс Симон.- Я там умру от информационного вакуума.

«Он прав,- неожиданно поддержал редактора Яфру.- Такая резкая перемена может привести к нервному срыву и, как следствие, к инфаркту или инсульту. Каждый человек может жить только так, как ему диктует его генная комбинация».

— Ты — типичный работоголик,- поставил свой диагноз Герон.- И две недели праздного безделья на берегу южного моря не принесут тебе того удовольствия, которое ты получаешь на своём рабочем месте. Поэтому тебе не стоит с завистью смотреть на мой загар. Кстати, я его получил, не лёжа на пляже среди отдыхающих курортников, а бегая с фотоаппаратом по всему побережью Гутарлау.

— Вот за это наш босс и решил предложить тебе занять должность специального фотокорреспондента с особыми полномочиями. Ознакомься с трудовым соглашением и распишись, если тебя всё в нём устраивает.

Симон достал из ящика стола бланк договора и передал его журналисту.

— Размер нового жалования тебя устраивает?- с улыбкой глядя на читающего Герона, спросил редактор.

— Вполне,- кивнул тот головой.- Но мне не понятна формулировка «особые полномочия». В чём они заключаются?

— В отделе кадров получишь новое удостоверение, которое затем ты должен зарегистрировать в полицейском управлении. Этот документ даёт тебе право беспрепятственного прохода на любую территорию, если только дело не касается частных владений и тех объектов, которые охраняются государственной тайной.

— Короче, полномочия частного детектива, имеющего статус внештатного сотрудника полиции,- подвёл итог Герон.

— Именно так,- кивнул головой редактор.

«И ты с полным правом сможешь назвать Борка коллегой»,- захохотал Яфру.

— Может мне ещё и пистолет выдадут?- усмехнулся Герон.

— Если пожелаешь, то выдадут и оружие,- пожал плечами Симон.- Но я бы не стал тебе этого советовать — слишком большая ответственность, да и отчитываться  придётся за каждую пулю, выпущенную тобой по воробьям. Хотя, с другой стороны, ты можешь оказаться в таких местах, где защита от хищных зверей просто необходима.

— Уж не хочет ли наш босс послать меня в джунгли к диким обезьянам или в саванну ко львам и гиенам?- подозрительно прищурился Герон.

— У нас не воинская часть и не полицейское подразделение,- возразил редактор.- Ты вправе отказаться от любой командировки, которая тебе чем-то не понравится.

— Угу,- усмехнулся журналист.- Пару раз откажусь, а потом меня и уволят.

— Нет,- не согласился с ним Симон.- Просто снова переведут в рядовые, отнимут высокое жалование и ту камеру, которой ты сделал такие замечательные снимки.

— Что и означает конец карьерного роста в этом издательстве,- подвёл итог Герон.- И мне уже никогда не сесть в мягкое и уютное кресло главного редактора.

— Вот ты куда метишь,- усмехнулся Симон.- А кресло нашего босса тебе не снится?

— О нём я стану думать, когда накоплю побольше денег,- мечтательно подняв глаза к потолку, ответил Герон.

— Размер нового жалования заметно приближает тебя к этой цели,- улыбаясь одними только глазами, сказал редактор.- Ставь свою подпись и вперёд за большими гонорарами.

— Куда вперёд?- снова прищурился Герон.- Ох, чует моё сердце, что вы с боссом приготовили мне какую-то гадость.

— Нет,- подозрительно невинным голосом ответил Симон.- Место тебе, в общем-то, знакомое.

«Они явно сговорились. Что будем делать?»- обращаясь к Яфру, подумал журналист.

«Если неприятность нельзя избежать, то есть смысл, хотя бы поторговаться»,- уныло вздохнул бог яфридов.

— Какое место?- спросил Герон у редактора.

— Сначала подпиши бумагу, а потом будем разговаривать о командировке. Задание секретное и я не имею права разглашать его раньше времени.

— А если степень опасности командировки превысит все мыслимые пределы? Вы и в этом случае хотите отделаться от меня одним только жалованием?- поинтересовался Герон.

— Никто не собирается посылать тебя на верную смерть,- заверил его редактор.- Я думаю, что у тебя хватит здравого смысла, чтобы прервать командировку, когда ты почувствуешь опасность?

—Смысла-то хватит, да прыти может не хватить,- возразил Герон.- Короче, так. Я хочу, чтобы всё было по-честному. Степень опасности командировки будем определять, после того, как я вернусь с задания. И она напрямую будет влиять на размер премии. А ценность каждого сделанного мною снимка я буду назначать сам. Если вас  с боссом мои условия не устраивают, то ищите  на эту должность другого идиота.

— Зачем ты пошёл в журналисты?- укоризненно глядя на Герона, спросил Симон.- Ты же прирождённый торгаш.

— Когда мне надоест рисковать своим здоровьем и жизнью ради чужого любопытства, тогда я, возможно, и пойду в торговцы,- согласился журналист.

— Это все твои условия?

Герон задумался.

«Требуй дополнительный отпуск после каждой сложной командировки»,- подсказал ему Яфру.

— Если задание окажется достаточно опасным, то мне нужен будет недельный отпуск, чтобы восстановить своё подорванное здоровье и успокоить нервы,- выдвинул новое требование журналист.

— Это минимальный отрезок времени для поездки на родину,- добавил он, заметив, что брови Симона соединились в раздумье.

— Судя по твоему внешнему виду, курорт в Гутарлау, действительно замечательный,- выразительно посмотрев на руки и причёску Герона, согласился редактор.- От ожогов не осталось и следа. Да и растительность на голове прёт, как весенняя трава на газоне.

— Приезжай ко мне на отдых,- предложил ему Герон.- Может быть, и у тебя что-нибудь и где-нибудь вырастет.

— Поздно пить минеральную воду, когда почки отвалились,- махнул рукой Симон.- Ты думаешь, что босс согласится на такие условия? Для нового журнала нужно много фотографий.

— Фотографировать я буду не только на рабочем месте, но и в отпуске, и в дороге, уходя из дома и возвращаясь обратно,- возразил журналист.- Теперь мне придётся ложиться спать и просыпаться с этой камерой в руках.

— Ах, как это трудно, утомительно и главное опасно,- иронично покачал головой Симон.- Можно подумать, что ты будешь носить в руках атомную бомбу.

— Иная фотография впечатляет сильнее, чем взрыв бомбы,- усмехнулся Герон.- Нашему боссу, кажется, это хорошо известно.

— Ох, ладно,- шумно вздохнул редактор и провёл ладонью по лбу и лысине, словно бы поправляя несуществующую причёску.- Иди, погуляй, а я тем временем схожу к начальству и попробую согласовать с ним твои жуткие условия.

— Если ты сразу объявишь ему, что они жуткие,- развёл руками журналист,- то он, конечно, начнёт брыкаться.

— Брыкаться он начнёт в любом случае,- с кряхтением поднимаясь из своего кресла, сказал Симон.- Деньги-то придётся платить из его кармана.

— В его кармане всё издательство,- тоже вставая с дивана, заметил Герон.- Доходы от нового журнала с моими фотографиями просто несравнимы с гонораром скромного фотокорреспондента.

— Помолчал бы ты уже, скромняга,- забирая бланк договора из рук журналиста, сказал Симон.- Далеко не уходи. Заглянешь ко мне через часок.

— Я пойду в наше кафе,- выходя из кабинета, сообщил Герон.- Если у босса возникнут какие-либо вопросы или встречные условия, то вызывая меня по громкой связи.

 

Рабочий день для большинства сотрудников издательства только начался и поэтому в кафе, которое находилось на пятом этаже огромного здания, было много свободных столиков. Герон выбрал место у окна, выходящего на широкий проспект и, ожидая свой заказ, рассеянным взглядом скользил по нескольким рядам автомобилей, вставших на парковку возле здания издательства.

Внезапно цепкое зрение яфрида наткнулось на знакомую машину. Лица водителя разглядеть было невозможно, но зато на переднем пассажирском сидении лежал АКС.

«Гордон караулит меня у главного входа,- понял Герон.- Выезд из подземного гаража и запасной выход, конечно же, тоже под контролем…. Послушай, Яфру. Если я не ошибся и босс действительно хочет «спустить» меня в канализацию, то, как наши соглядатаи станут за мной следить?»

«Хе-хе-хе,- то ли закряхтел, то ли засмеялся бог яфридов.- Ваш босс сам того не зная окунёт в дерьмо лучших полицейских агентов. И деваться им некуда — придётся  спускаться вслед за тобой. Не станут же они дожидаться тебя у открытого колодца. Ведь ты можешь подняться на поверхность в любой точке города».

«Выходит, что не так уж всё и плохо,- улыбнулся журналист.- Может быть, зря я так упорно торговался и набивал себе цену в кабинете Симона?»

«Ничего не зря,- возразил Яфру.- Спустимся пару раз в каналы, зато потом целую неделю будем в Гутарлау блекку пить».

«У меня в квартире стоят две с лишним бутыли этой настойки,- напомнил ему Герон.- Неужели тебе этого мало?»

«Во-первых, мы ещё не отпраздновали мой удачный побег из тюрьмы Фана. А во-вторых, нам просто необходимо взять с собой в канализацию хотя бы один пузырник. Он нам и кровь согреет и от всякой заразы защитит».

«Похождения пьяного фотокорреспондента в прямой кишке города,- захохотал Герон.- Отличный заголовок для статьи с иллюстрациями на страницах нового журнала».

Со стороны проспекта на стоянку заехала очередная машина и припарковалась неподалёку от автомобиля Гордона.

«Вот и начальство пожаловало,- увидев выходящего из машины Борка, подумал журналист.- Сейчас сыщики будут совещаться, и придумывать, как бы поскорее упрятать меня за решетку…. Кстати, Яфру, а где тот рубин, который мне вчера передал Адам?»

«Я его ночью оставил у Зацмана»,- ответил бог яфридов.

«И бриллиант и рубин? Ты решил всё свалить на этого старика?»

«Теперь ему уже безразлично, что полиция найдёт в его магазине. Но рубин-то фальшивый. Поэтому Борк всё равно не перестанет следить за тобой».

«Ты мне ещё не рассказал, как тебя угораздило вляпаться в ловушку Фана»,- напомнил ему  Герон.

«Всё дело в том, что двойника невозможно отличить от оригинала,- вздохнул Яфру.- Энергия Фана не позволяет, не только сканировать магический предмет, но и производить с ним какие бы, то, ни было энергетические манипуляции. Просто унести меч из магазина я тоже не мог. Для этого мне необходимо было создать телесную оболочку и шагать через весь город, направляясь в твою квартиру. Ты только представь себе эту ситуацию: я выхожу из магазина, срабатывает сигнализация, и я бегу от полиции по городским улицам с мечом в руке. И куда бегу? Именно туда, где уже сидят агенты Борка. Так мог поступить только идиот. Поэтому мне пришлось рисковать, в надежде, что меч окажется настоящим».

«Я же мог просто купить твой меч у Зацмана, когда мы были в его магазине,- воскликнул Герон, от удивления даже отбросив в сторону вилку, которую держал в руке.- Почему ты сразу мне всё не объяснил?»

«Разве у тебя с собою были деньги?»

«У меня есть счёт в банке. А если бы сумма оказалась слишком велика, то я мог бы написать долговую расписку. Поверь, с этим стариком вполне можно было договориться».

Яфру молчал, видимо осознав, что всё могло бы быть иначе, расскажи он журналисту сразу всё правду.

«Я тебя вполне понимаю,- снова взяв вилку в руку, продолжил Герон.- Ты — бог яфридов, и не привык советоваться, с кем бы то ни было. Но ситуация несколько изменилась. Если я уже не совсем человек, то и ты уже не совсем яфрид. Я думаю, что логика яфрида сильно отличается от логики человека, а тебе сейчас приходится иметь дело именно с людьми».

«Одна голова — хорошо, а две — гораздо лучше, даже если одна из этих голов — божественная»,- признался Яфру.

«Кажется, намечается прогресс,- подумала тайная мысль Герона, спрятавшись в чулан.- Никогда бы не поверил в то, что бог, чей бы он ни был, способен признаться смертному в своей ошибке».

«Но, что случилось, то случилось. Не так, ли?- обращаясь к Яфру, подвёл итог  журналист.- Нам ведь всё равно удалось вырваться из капкана вашего затейника. А что ещё полезного ты почерпнул из всей этой истории?»

«Я понял, почему так неожиданно исчезли многие посланники».

«Неужели они все в тюрьме?»- удивился Герон.

«Думаю, что да,- ответил Яфру.- Те из них, которые уходили добровольно, забирали с собой и свои создания. Редко кто из богов бросал на произвол судьбы, созданный им народ. Теперь я понял, что существа, которые вымирали и вымирают, просто когда-то лишились своего бога благодаря шкатулке Фана».

«А твои триста тысяч лет заточения под водой — это тоже результат происков вашего судьи?»

«Нет. Вода опасна для многих богов. Свойства этой жидкости не позволяют манипулировать энергией сознания. У неё прекрасная проводимость и если я, находясь под водой, начну преобразовывать свою энергию за пределами моего сознания, то она тотчас вся уйдёт в мировой океан. Это равносильно самоубийству».

 

Из машины Гордона вышел Борк и направился к своему автомобилю.

«Так. План намечен, все агенты на местах и охота продолжается. А куда отправился главнокомандующий?»- подумал журналист, глядя, как детектив выруливает на проезжую часть проспекта.

«Об этом ты теперь можешь спросить у Люка,- усмехнулся Яфру.- Видишь вон того мальчишку на мопеде? Он явно не хочет упустить сыщика из вида «.

«Быстро пацаны его отыскали,- удивлённо посмеиваясь, заметил Герон.- Люка можно поздравить — у него прекрасная армия. Настоящие профессионалы».

Журналист вытер губы салфеткой и встал из-за стола.

«Пойдём к Симону?»- подумал он, обращаясь к Яфру.

«Да,- согласился тот.- Пора бы нам уже узнать, что ответило высокое начальство на требования наглого и жадного журналиста…. Послушай, отчего в вашей забегаловке так отвратительно кормят?»

«В этом я вижу тайный умысел и тонкий расчёт нашего руководства,- выходя из помещения кафе, ответил Герон.- Во-первых, вкусная и сытная пища располагает ко сну и безделью, что не может не сказаться на трудовых успехах всего коллектива. А во-вторых, блюда, приготовленные именно таким образом, не побуждают сотрудников издательства бежать на обед раньше времени и оставаться здесь дольше положенного срока».

«Я всегда знал, что люди — самые хитрые и коварные существа, способные на изощрённые методы принуждения,- вздохнул Яфру.- В этом их сила, но и в этом же, их слабость, поскольку все эти качества они применяют по отношению к себе подобным».

 

Войдя в кабинет редактора, Герон увидел, что Симон уже вернулся и снова сидит, склонившись над письменным столом. Журналист прикрыл за собою дверь, присел на диван и стал, молча ждать, выразительно глядя на начальника.

Симон выпрямился, отложил в сторону авторучку и посмотрел на Герона.

— Ты угадал,- произнёс он, массируя левой ладонью гладко выбритый подбородок.- Шеф, действительно, выдвинул встречные условия.

— Какие?- поинтересовался журналист.

— Он готов удовлетворить твои требования и подписать договор, если ты возьмёшь на себя обязательства, обеспечивать в срок и в достаточном объёме качественным материалом страницы нового журнала,- с ухмылкой глядя на Герона, ответил редактор.- Если ты по какой-либо причине сделать этого не сможешь, то босс сразу разжалует тебя в рядовые. И больше никаких условий с обеих сторон.

Журналист скосил на пол глаза и изобразил на лице озабоченную мину.

«Как ты думаешь,- спросил он у Яфру,- потянем мы такие условия?»

«Скользкое соглашение,- ответил тот.- Твоему издателю достаточно будет сказать, что фотографии ему не понравились и ты, согласно этому документу, моментально лишаешься новой должности…. А с другой стороны, что ты теряешь? Ну, снова станешь простым журналистом, только и всего. Да и вообще, зачем тебе нужна именно эта работа? Неужели нельзя зарабатывать деньги другим способом?»

«Способов существует великое множество,- усмехнулся Герон.- Но мне нравится этот. Во всяком случае, пока.

— Может, конечно, я делаю ошибку,- посмотрев на редактора, произнёс Герон.- Но я рискну подписать этот договор. А там, куда кривая выведет.

— Азартный ты парень, Гера,- засмеялся Симон.- Правильно. Кто не рискует — тот не выигрывает.

И он положил на край стола бланк соглашения.

Герон поднялся с дивана, подошёл к столу и, взяв в руки документ, ещё раз внимательно его прочитал. Затем достал свою авторучку и решительно расписался.

— Продано,- забирая соглашение у журналиста, провозгласил Симон.- Ну, а теперь давай поговорим о командировке.

Журналист присел на стоявший рядом стул и приготовился слушать редактора.

 

— На днях прошёл слух и имеется даже очевидец, который утверждает, что ночью в районе мясокомбината, он встретил неизвестную тварь, похожую на крысу,- сообщил Симон, положив подписанный документ в ящик стола.- Вот только ростом эта тварь была чуть ниже волкодава.

— Чёрт, я так и знал!- воскликнул Герон.- А может быть, очевидец был пьян и в темноте мимо него, действительно, пробежала собака?

— Она не пробежала мимо,- возразил Симон.- Эта тварь вылезла из канализации, причём сама приподняла и откинула крышку люка.

— Боже мой!- застонал журналист.- Вы с боссом хотите, чтобы меня сожрала неизвестная тварь, похожая на крысу? А почему бы вам не послать меня в кратер действующего вулкана? Или, например, заставить сфотографировать крупным планом раскрытую пасть голодной касатки?

— Такие командировки у тебя ещё впереди,- заверил его Симон.- Но если тебя это задание не устраивает, то мы можем прямо сейчас разорвать соглашение и будем считать, что вы с боссом не договорились.

— Зачем я это делаю?- спросил Герон, глядя мимо редактора и обращаясь, по-видимому, к самому себе.

Но, ни Симон, ни Яфру на этот вопрос отвечать не стали.

— Наверное, ради любопытства,- вздохнув, сказал Герон и поднялся со стула.- Пойду в отдел кадров за удостоверением, а затем в полицию за гранатомётом.

Остановившись в дверном проёме, журналист обернулся и посмотрел на редактора.

— Если сегодня ночью ты услышишь звуки взрывов и увидишь зарево пожара в южной части города, то знай, что это ваш новый специальный фотокорреспондент гоняется за крысами-мутантами,- объяснил он Симону.

— Или они гоняются за мной,- добавил Герон и вышел из кабинета, прикрыв за собой дверь.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s