Книга вторая. Глава 9


— Шелла, почему ты не пошла на пляж?

— Ой, мама, ты уже проснулась?- обернувшись, произнесла Шелла, стоявшая у кухонной плиты.- Сейчас приготовлю завтрак и тоже пойду купаться.

«Наверное, она не спала и видела, как Нарвин с Линдой пошли к озеру»,- подумала дочь, пробуя на вкус молочную кашу.

— Может быть, нам нанять повара, чтобы освободить тебя от приготовления пищи?- спросила Сандра, садясь за стол и наливая себе чашку кофе из неостывшего ещё после ухода Нарвина кофейника.

— Мама, ты стала очень богата?- спросила Шелла, снова взглянув на мать.- Услуги персонального повара в курортной зоне очень дорого стоят.

— Всё моё богатство умещается в маленькой черепной коробке, которой я обладаю,- усмехнулась Сандра,- и оно не измеряется деньгами. Но если правильно им пользоваться, то свои мысли вполне можно превратить в презренный металл.

— Всё произошло так неожиданно, прямо как в сказке,- произнесла Шелла, садясь на стул рядом с матерью и положив свою ладонь на её левую руку.- Мне до сих пор кажется, что я сплю и вижу волшебный сон.

— Сейчас я тебя ущипну, и ты проснёшься,- улыбнулась Сандра, ладонью правой руки накрывая руку дочери.

— Нет, не надо,- попросила её Шелла.- Я хочу, чтобы этот сон длился вечно.

 

Воссоединение семьи произошло вчера, и оно было полной неожиданностью для Шеллы и Нарвина, но не для Сандры, пристально следившей за каждым шагом Его Святейшества и верховного магистра. Службы Корнелиуса действовала быстро и чётко. Всего за двадцать четыре часа был приобретён и оформлен дом с просторным участком на имя Сандры Вальзайр, стоявший особняком на берегу озера Панка.

В коротком телефонном разговоре с прорицательницей, магистр сообщил ей о её полной реабилитации и освобождении по воле Волтара Третьего. Кроме того, Его Святейшество подписал приказ, согласно которому церковь передавала бывшей узнице особняк в курортной зоне Гутарлау. Бессрочная дарственная тоже была оформлена от имени главы церкви и скреплена его подписью и личной печатью. Сандра сразу поняла, почему магистр решил именно так расставить акценты.

«Опасаясь, что нас подслушивают, он с одной стороны всячески выгораживает Волтара, приписывая тому лучшие человечески качества,- подумала Сандра, выслушав Корнелиуса.- А с другой стороны, магистр хочет посмотреть на мою реакцию и проверить, не изменю ли я своего мнения о Его Святейшестве, поверив в его «добрую волю»…. Он не знает и никогда не должен узнать, что я постоянно наблюдаю и за ним, и за Волтаром. А чтобы этого не произошло, я должна следить не только за своими словами, но и контролировать все свои эмоции».

Именно поэтому прорицательница в разговоре с магистром была немногословна и встретила известие об указе Его Святейшества весьма сдержанно и спокойно. Единственный вопрос, который она решила уточнить, так это то, на что она будет существовать и содержать новый дом.

Обе стороны прекрасно понимали, что вопрос этот носил скорее риторический характер, поскольку прорицательница могла в любой момент потребовать любую сумму за ту услугу, о которой её «просил» Волтар. Но, продолжая разговор и соблюдая правила игры, Корнелиус сообщил Сандре о решении церкви назначить ей достойную пенсию. Дом в Гутарлау и пенсия  предоставлялись бывшей узнице в качестве компенсации за все годы, проведённые в Цитадели.

 

— Вечность — понятие тоже относительное,- вздохнув, ответила дочери Сандра.- Придёт мой час, и я уйду от вас навсегда. Думая о вечности нужно жить сегодняшним днём и радоваться, что мы можем ещё некоторое время быть вместе. У тебя каша не пригорит?

— Ой,- испугано вскрикнула Шелла и бросилась к плите.

— А может быть, нам заказывать готовые блюда в ресторане?- предложила Сандра, с улыбкой глядя на дочь, хлопотавшую у плиты.

— Но это ведь тоже очень дорого,- снова возразила Шелла.

— Церковь назначила мне пенсию не меньшую, чем у министра финансов, ушедшего на заслуженный отдых,- усмехнулась прорицательница.- Если деньги есть, то их нужно тратить. Говорят, что у савана карманов не бывает.

— Ты хочешь посадить нас к себе на шею?- улыбнулась Шелла, снимая готовую кашу с плиты и выключая конфорку.- Должна тебе сказать, что Нарвин очень щепетилен в этом вопросе. Он даже от своих родителей не принимает финансовую помощь и всегда старается жить самостоятельно.

— Похвально,- одобрительно кивнула головой Сандра.- Но я не предлагаю вам стать тунеядцами и жить только на мои деньги. Будем считать, что вы приехали ко мне в гости на время отпуска и я, как мать и как хозяйка этого дома, просто обязана создать для вас наилучшие условия для отдыха. Пройдёт некоторое время, и тогда уже я приеду к вам в гости. Кстати, на какой срок Нарвину разрешили уехать в Гутарлау?

— Разрешили?- засмеялась Шелла.- Нет, мама. Ему просто приказали взять внеочередной отпуск и отправиться в этот курортный городок. Человек, который представился сотрудником Шестого Управления, вкратце объяснил нам ситуацию, выдал билеты на «Белую молнию» и спустя шесть часов мы уже сидели в купе поезда. Наш отъезд был скорее похож на эвакуацию, чем на очередное путешествие к  южному пляжу. А продолжительность отпуска моего мужа не ограничена и зависит только от нашего и твоего желания.

«Его Святейшество очень торопится,- подумала Сандра.- И всё-таки Корнелиус выдерживает необходимую паузу и пока не начинает разговор о той вещи, которую нужно найти».

— Сотрудникам Шестого Управления и службе безопасности церкви не свойственно просить и предлагать,- вздохнула провидица.- Они привыкли приказывать, потому что по закону имеют на это полное право.

— Что происходит, мама?- Шелла вновь подошла к матери и озабоченно заглянула в её глаза.- Сначала тебя арестовали, и нам казалось, что ты исчезла навсегда. У меня забрали все твои вещи, документы, фотографии и настоятельно «посоветовали» вычеркнуть тебя из своей памяти. И вдруг спустя семь лет церковь издаёт указ о реабилитации, назначает тебе огромную пенсию и дарит этот шикарный особняк в курортной зоне.

 

Несколько секунд Сандра задумчиво смотрела на свою дочь. Провидице очень хотелось рассказать ей всю правду. Долгие семь лет она мечтала о той минуте, когда будет сидеть рядом с дочерью и они снова, как когда-то, поведают друг другу все свои радости и печали. Тайна — очень тяжёлая ноша для души, особенно тогда, когда её нужно скрывать от любимого человека.

«Нет, я не должна этого делать,- наконец, решила Сандра.- И Волтар, и Корнелиус будут следить за моими родственниками не меньше, чем за мной. И если они поймут, что моей дочери и Нарвину что-то известно, то при первом же удобном случае постараются избавиться от таких свидетелей».

 

— Дочка, в этом нет ничего странного,- улыбнулась провидица.- Просто я сумела доказать, что очень нужна, как церкви, так и обществу в целом. Семь лет назад церковная фемида ошиблась, а моя реабилитация — признание той ошибки. Ну, а пенсию и этот дом можно назвать компенсацией за годы, проведённые в тюрьме.

— Что же заставило церковь изменить своё мнение о тебе?- удивилась Шелла.- Я не знаю ни одного случая, когда бы такое с кем-то произошло.

— Что заставило? Да то же самое, что и позволило им лишить меня свободы — умение предвидеть некоторые события. А то, что ты не знаешь подобных случаев — вполне объяснимо. Таких людей как я арестовывают тайно, а, следовательно, и освобождение тоже происходит негласно. Будем считать, что у нас с церковью произошло досадное недоразумение, затянувшееся на целых семь лет.

— А если подобное «недоразумение» повторится?- вздохнув, спросила Шелла.

— Умный человек не должен дважды наступать на одни и те же грабли,- усмехнулась Сандра.- Это касается, как меня, так и руководство церкви.

— Ты хочешь сказать, что сам Волтар Третий распорядился тебя освободить?

— Во всяком случае, на указе о реабилитации стоит именно его подпись. Ты можешь почитать этот документ. Он лежит на столе в моей спальной комнате.

— Мне сегодня плохо спалось,- призналась Шелла,- и я приходила  к тебе в спальню. Ты не проснулась даже тогда, когда я присела на кровать и потрогала твою руку. Мне показалось, что у тебя низкая температура, но никаких лекарств я в комнате не нашла. Я побежала к себе, а когда вернулась, то руки и лоб у тебя были уже тёплыми. Как ты себя чувствуешь? Может быть, нужны какие-то лекарства?

«Я в это время была у Волтара и Корнелиуса,- поняла Сандра.- Прежде чем отправляться к ним, нужно было закрыть дверь спальни на ключ».

— Шелла, со здоровьем у меня всё в порядке,- попыталась она успокоить дочь,- поэтому мне и не нужны лекарства. Но мой организм имеет кое-какие особенности и мне, конечно, нужно было сразу об этом тебя предупредить. В следующий раз не пугайся и не паникуй, даже если тебе покажется, что я умерла. Я довольно часто впадаю в летаргический сон, и у меня понижается температура тела, пропадает пульс и замедляется дыхание. Прошу тебя не обращать на это особого внимания и ни в коем случае не вызывать докторов. Если в такой момент они начнут приводить меня в чувство с помощью лекарств, то тогда я действительно могу умереть. У меня был один знакомый, который перед тем как лечь спать, оставлял на тумбочке записку: «Я не умер, а просто сплю». Он тоже часто впадал в такое состояние.

— Это опасно для здоровья?- обеспокоилась Шелла.

— Жизнь — вот что самое опасное для здоровья,- засмеялась Сандра.- Именно от неё все люди рано или поздно умирают. Иди на пляж. Твой муж, наверное, уже заждался тебя.

 

Провидица прикрыла глаза и откинулась на спинку стула. Благодаря частой тренировке в её игре с телевизором, она могла теперь мгновенно переносить своё сознание в нужное место. Сандра увидела зятя, сидевшего прямо в воде на границе пляжа и озера. Он широко развёл ноги, а между ними барахталась и визжала от восторга маленькая Линда. Невдалеке от них на сухом песке лежала одежда Нарвина и внучки.

 

— Захвати с собой большое полотенце, резиновую игрушку и панаму для Линды,- открывая глаза, подсказала Сандра дочери, которая за прошедшие несколько секунд успела лишь снять передник и повесить его на крючок у плиты.- Мне кажется, что Нарвин забыл взять с собой эти вещи.

— Хорошо,- немного растерянно ответила ей Шелла.

«Если она смотрела на них из окна спальни, то отсутствие большого полотенца вполне могла заметить,- думала дочь, направляясь в свою комнату.- Но панаму и игрушку…? Ведь эти вещи Нарвин мог положить куда угодно, хоть в карман брюк».

 

Ещё вчера вечером, когда они всей семьёй сидели и беседовали в гостиной, Шелла заметила в разговоре матери странную осведомлённость. За прошедшие семь лет в столичной квартире был проведён капитальный ремонт и обновлён практически весь интерьер. Но, судя по замечаниям Сандры, создавалось впечатление, что она совсем недавно была в этой квартире. Мало того, но ей было известно даже то, где и кем работает Нарвин, особенности его характера, привычки, наклонности  и пристрастия. Мать Шеллы задавала только те вопросы, которые касались планов на будущее, словно прошлое её совсем не интересовало.

После того, как все легли спать, Шелла долго ворочалась в своей кровати и, наконец, решила пойти к матери и наедине, обо всём поговорить с ней. Честно говоря, дочь всегда относилась к пророческим снам матери с недоверием и страхом. Ей непонятно было, как можно увидеть то, что ещё только должно произойти.

Размышляя на эту тему, Шелла начинала испытывать чувство безысходности оттого, что судьба любого человека уже предопределена, и он не в силах изменить ход событий, потому, что не знает и даже не догадывается о тех событиях, которые должны произойти через день, час и даже минуту.

Способность Сандры заглянуть в будущее, пугало своей непостижимостью  и неестественностью. В то время, когда она произносила очередное предсказание, все считали пророчицу сумасшедшей, а после того, как её слова сбывались, люди начинали относиться к ней, как к колдунье.

Шелла любила свою мать и жила в постоянном страхе, боясь что когда-нибудь церковь и Шестое управление обратят внимание на Сандру. Что, в конечном счете, и произошло, после того, как их соседка узнала от пророчицы о скорой и нелепой кончине своего мужа.

«Если она способна заглянуть в будущее, то почему не смогла предвидеть свой арест?- думала Шелла.- Может быть потому, что это событие уже никак нельзя было отменить? Неужели человек вообще не в силах что-либо изменить в своей судьбе?»

После ареста матери, Шеллу ещё долгое время проверяли психиатры, заставляя проходить различные тесты. Но, в конце концов, её оставили в покое, и четыре года назад она вышла замуж. Супружеская жизнь и особенно рождение ребёнка, принесли с собой массу хлопот и проблем, которые отвлекли Шеллу от воспоминаний и раздумий о своей судьбе. Она уже почти успокоилась и смирилась со всем, как вдруг внезапное освобождение Сандры всколыхнуло в ней прежние чувства. Радость встречи и осознание того, что мать жива и здорова, сильно омрачало чувство вновь возникшего страха. Страха не только за свою судьбу и судьбу матери, но и за будущее мужа и маленькой Линды.

«Нельзя допустить, чтобы этот кошмар повторился,- думала Шелла, ворочаясь в кровати.- Я должна поговорить с мамой и выяснить её планы на будущее. Нам необходимо всё предусмотреть и уже не создавать подобную ситуацию, если, конечно, такое возможно».

 

Поскольку ночью разговор не получился, то Шелла решила не торопиться и некоторое время понаблюдать за матерью. Дочь не верила, что церковь вот так запросто и легко отпустила её мать на свободу, да ещё с такими почестями.

«Во всей этой истории есть какая-то тайна,- думала Шелла, поднимаясь по лестнице и направляясь в свою комнату.- Если мать действительно освободили по распоряжению Его Святейшества, значит, церковь сильно в ней нуждается. Да и не знаю я такого случая, когда узника Шестого управления освобождали бы на таких условиях. А вдруг мама вновь окажется в немилости у Волтара? Что тогда…? Тогда нас всех изолируют «.

Шелла присела на краешек кровати и, уперев локти в колени, закрыла лицо ладонями. Удары пульса с нарастающей силой стучали в мозг, а во всём теле возникла мелкая дрожь и озноб. Страх и отчаяние сковали волю молодой женщины и она почувствовала, что начинает терять контроль над своим сознанием. Толчки пульса звучали в голове, словно кто-то невидимый бил в огромный барабан, ускоряя ритм с каждым новым ударом. Напряжение всё нарастало.

Вдруг перед глазами Шеллы возникла странная и очень чёткая картина. Глава церкви и ещё какой-то человек стояли на верхней площадке телецентра и смотрели, как внизу рушится здание торгового центра. А над их головами висело небольшое полупрозрачное облачко, смутно напоминавшее лицо Сандры.

Внезапная догадка, как удар электрического тока, пронзила мозг Шеллы.

«Это мама предсказала обрушение торгового центра, а не старец Иерох!»

Вот уже несколько дней по всем каналам телевидения транслировали репортажи из столичных церквей. Благодарные люди нескончаемым потоком несли цветы и пожертвования. Старец Иерох в один день стал самым любимым и почитаемым святым.

Неожиданно и мгновенно очнувшись, Шелла испуганно встрепенулась и прикрыла рот ладонью, пытаясь сдержать невольный крик.

«Она спасла всем нам жизнь. Если бы не мама, то мы погибли бы ещё в субботу,- поняла дочь, глядя перед собой невидящим взглядом.- Благодаря её дару предвидеть, мы родились  во второй раз. Какой смысл расстраиваться и бояться возможных неприятностей в будущем, если мы и так уже живём не своей жизнью? Теперь чтобы не случилось, а хуже того, что могло бы произойти, быть не может».

 

В тот день, узнав из утренних новостей, что торговый центр закрыт, Шелла и Нарвин решили всей семьёй отправиться в большой столичный парк. Они прекрасно провели время, и домой вернулись только под вечер. Известие о катастрофе настигло Шеллу на кухне. Фарфоровая тарелка выскользнула из её рук и, ударившись о кафельный пол, разбилась на мелкие осколки. Шелла бессильно опустилась на стул и посмотрела на дверной проём, в котором уже появился Нарвин. Он стоял с бледным лицом и держал на руках Линду, не обращая внимания на то, что дочь уже вцепилась одной рукой в его правый ус.

На следующий день вся семья отправилась в церковь. Они принесли живые цветы, зажгли свечи и пожертвовали деньги на строительство храма святого Иероха.

 

«Ловко церковники воспользовались такой ситуацией,- подумала Шелла, поднимаясь с кровати.- Наверное, они и в будущем решили использовать маму, как предсказателя, оттого и такие почести».

Она уже полностью пришла в себя и успокоилась. Уложив нужные вещи в дорожную сумку, Шелла вышла из дома и отправилась на пляж, искать Нарвина и Линду.

 

Сандра в это время находилась в своей комнате, предусмотрительно заперев дверь на замок. Ей нельзя было надолго оставлять без присмотра, ни Корнелиуса, ни Волтара. От её осведомлённости зависела теперь не только её личная судьба, но и судьба ещё троих самых близких ей людей.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s