Книга третья. Глава 4


Глубоко под землёй в толще горных пород, спряталась столица гномов, город Гунгерра. Здесь всё было почти так же, как и наверху: дома и улицы, цветы и деревья, день сменялся ночью, а вслед за весной наступало лето. В прудах и озёрах, на радость рыбакам, плескалась рыба. Всевозможные птицы и насекомые с раннего утра и до позднего вечера жужжали, трещали и свистели в густой листве деревьев и кустарника.

Но вместе с тем, в царстве гномов всё было устроено иначе, чем у людей. Человек никогда бы не смог здесь находиться лишь потому, что был слишком велик для этого мира. Представители флоры и фауны тоже были под стать гномам: столетний дуб вырастал не выше герани, а громадную анаконду человек вряд ли отличил бы от простого дождевого червя. Днём сияло Иризо, но оно было искусственным, как и Близнецы со звёздами, которые приходили ночью. Даже облака плыли по небу рукотворные, и дождь из них шёл лишь тогда, когда это было необходимо для полива или для регуляции влажности воздуха.

Много сотен тысяч лет назад, Гунар-Ном – повелитель гномов, решивший спрятать свой народ под землю, основал этот город и обучил своих подданных всевозможным наукам и ремёслам. Гунгерра стала центром царства гномов не только потому, что была построена первой, и именно в ней находился главный храм повелителя, но ещё и по той причине, что здесь жили и трудились самые старые и самые мудрые гномы, входившие в Верховный Совет Старейшин.

 

Пакль, как член одного из комитетов при Совете, имел право присутствовать на открытых заседаниях с правом голоса, и в его обязанности входило наблюдение за внешним миром и жизнедеятельностью людей в том случае, когда они могли чем-либо навредить царству гномов.

Появление в катакомбах Герона и Коры не особо встревожили Совет. Люди довольно часто попадали в подземные переходы, и не раз случалось даже так, что они вплотную приближались к тому тоннелю, который вёл прямо в столицу. Но это были обычные люди, а молодой парень с пантерой излучали мощную ауру богини Кайсы и поэтому многие члены совета были удивлены этим происшествием.

Особую заинтересованность проявил Винтус – главный эксперт по энергетике информационных полей.  Он стал расспрашивать Пакля, как выглядел молодой человек, во что он был одет и даже то, какого цвета были глаза у него и у пантеры. Пакль немного смутился и стал объяснять, что они с Бриммом только начали следить за этой парой и обещал Винтусу в самом скором времени ответить на его вопросы. Эксперт согласно кивнул головой, но после того, как закончилось заседание, встретил Пакля в коридоре и пригласил его в свой кабинет.

 

– Присаживайся, — предложил Винтус Паклю, когда они вошли в комнату. – Что-нибудь выпьешь?

– Разве гном может отказаться от такого предложения? – засмеялся Пакль.

– Верно, не может, — тоже улыбнулся Винтус. – Сейчас я угощу тебя напитком, которого ты никогда ещё не пробовал.

– Я не пробовал? – удивился Пакль. – Да быть такого не может!

– А вот сейчас мы это и проверим, — произнёс Винтус, поставив на низкий столик два бокала и наполняя их тёмной, почти чёрной жидкостью.

– Бум-с, — поднял свой бокал эксперт.

– Бум-с, — ответил ему Пакль и пригубил из бокала.

Несколько мгновений он сидел молча и нахмурив брови.

– Замордай меня бордай! – наконец, воскликнул Пакль и осушил сразу полбокала.

Винтус, наблюдая за ним, тихонько посмеивался и пил маленькими глотками, явно смакуя удовольствие.

– Напиток божественный, но почему за всю свою тысячу лет я пробую его впервые? – снова воскликнул Пакль.

– Тысячу лет живи и тысячу лет будь готов к тому, чтобы познать что-то новое, — назидательно подняв вверх указательный палец, произнёс Винтус.

– Как он называется и где ты его взял? – спросил Пакль, осушив бокал до дна и поставив его на столик. – Я влюбился в него с первого же глотка.

– Называется он блекка, а вот где взял: этого я тебе не скажу, — засмеялся Винтус. – Посиди в библиотеке, покопайся в истории сотворения мира, авось, что-нибудь да накопаешь.

– Неужели ты не дашь мне никакой зацепки? – горестно спросил его Пакль. – Наша библиотека так велика, что я рискую никогда не узнать секрет приготовления блекки. Винтус, угостить гнома таким напитком и не оставить ему ни одного шанса на повторение – это очень жестоко с твоей стороны.

– Шанс я тебе дам, — успокоил его эксперт, — но с одним условием.

– Я согласен, — поспешно сказал Пакль. – Для гнома в этом мире нет ничего такого, чего бы он не отдал за подобный напиток.

– Дело в том, Пакль, что в последнее время в мире людей стали происходить странные вещи, — сказал Винтус, вновь наполняя бокалы. – Никогда ещё за столь короткий отрезок времени в информационно-энергетических полях не наблюдалось появление энергии тех богов, о которых все уже забыли. Совету известно то, что совсем недавно были активированы магические предметы, принадлежащие Яфру, Фану, Никадону и Кайсе. Перстень нашего повелителя тоже был на днях активирован и об этом знает уже не только Совет, но и каждый более или менее любопытный гном. Есть у меня и ещё кое-какая информация, которая не подлежит разглашению, и которую я пока не могу представить на обсуждение даже Верховному Совету.

– Ты хочешь меня завербовать в свои агенты, а я уже заранее дал согласие, — захохотал Пакль. – Скажу тебе прямо, Винтус: я тебе верю так же, как и самому себе. Мне тоже известно, что не всю информацию можно выставлять для всеобщего обсуждения, особенно в том случае, когда она является неполной или не до конца проверенной.

– Именно так! – воскликнул Винтус и поднял свой бокал. – Бум-с!

– Бум-с! – тоже поднял бокал Пакль.

– Замечательно! – воскликнул он, поставив на столик полупустой бокал. – Но вернёмся к нашим информационным полям. Ты – наш признанный авторитет в этой области, а я – всего лишь рядовой «пограничник». Чем я могу быть тебе полезен?

– Пакль, я наблюдаю и изучаю все проявления сторонней энергии, не выходя из своего кабинета, и всегда вижу лишь результат, а ты находишься на передовой и можешь видеть весь процесс возникновения такой энергии. Ты ведь знаешь, что в расследовании любого случая важны именно детали, без которых очень трудно понять первопричину и просчитать возможные последствия. Анализируя все случаи появления сторонней энергии за последние несколько недель, я пришёл к выводу, что мы становимся свидетелями большой божественно интриги.

– Матерь божья! – воскликнул Пакль, откинувшись на спинку своего кресла. – Ты думаешь, что кто-то из богов Дагоны решил взять реванш?

– Вот видишь, как ты отреагировал на такую информацию? – улыбнулся Винтус. – А что бы произошло, если бы я сообщил об этом Совету?

– Он бы загудел, как встревоженный улей, — засмеялся Пакль.

– И потребовал бы от меня дополнительные факты и подтверждения, — добавил Винтус, — которыми я как раз и не располагаю. Вот почему мне так нужна твоя помощь и поддержка.

– Чем тебя так заинтересовал этот парень с пантерой? – поинтересовался Пакль, вновь взяв в руки бокал. – Тем, что обладает аурой богини Кайсы?

– Не только, — ответил Винтус, тоже подняв свой бокал. – Я встретился с ним в Гутарлау, после того, как там впервые появилась энергия Яфру. Кстати, именно тогда я и узнал рецепт приготовления блекки. Такую настойку умеет готовить рыбак Илмар, который и приходится отцом этому парню. Молодого человека зовут Герон, но в Гутарлау у него была совсем другая аура.

– Как так «другая»? – опешил Пакль. – Или ты хочешь сказать, что в катакомбах Бримм видел только ауру пантеры, которая закрыла собою энергию парня?

– Если бы я в тот момент был на месте Бримма, то, возможно, сейчас я и ответил бы тебе на этот вопрос, — вздохнул Винтус. – Герон и Илмар – потомки Нарфея и не могут обладать другой энергией. Божественная аура, действительно, способна закрыть собою энергию другого существа, но опять же только в том случае, когда бог сам этого захочет.

 

Пакль пригубил из бокала и задумался, глядя на какой-то хитроумный прибор, стоявший в дальнем углу кабинета. Затем вдруг хмыкнул, и его лицо расплылось в добродушной улыбке.

– Говоришь, что постоянно сидишь в кабинете, а сам вон, сколько в Гутарлау секретов выведал, — произнёс он, хитро прищурившись.

– Зато из-за той прогулки я пропустил вспышку Нарфея, — вздохнул Винтус, — и теперь не могу понять, чем она была вызвана. Я не чёрт, раздвоиться не могу, поэтому и решил пригласить тебя в свою команду.

– И насколько большая эта твоя команда, — поинтересовался Пакль.

– Ты да я, да мы с тобой, — засмеялся Винтус. – Количество, мой друг, не всегда переходит в качество. А в деле конспирации три гнома – это уже толпа. Ты, конечно, можешь взять себе помощника, хотя бы того же Бримма, но только не стоит ему рассказывать  о нашем уговоре.  А что касается Совета, то мы с тобой вместе будем определять, какую информацию можно представить на его обсуждение.

– В таком случае ты должен посвятить меня во все детали предстоящей операции, — развёл руками Пакль. – И, кроме того, мне необходимо знать всё то, что было замечено тобою ранее. Эта информация поможет мне в будущем правильнее оценивать обстановку, да и тебе лучше иметь понятливого компаньона, чем простого соглядатая.

– Согласен, — сказал Винтус. – Гном всегда должен знать, куда наступает его нога, если, конечно, он не желает сломать себе шею. Скажи, что тебе известно о том зеркале, которое находится в совещательной зале тайного ордена?

– Ты имеешь в виду зеркало Горан?

Винтус молча и утвердительно кивнул головой.

– Я бывал там пару раз и даже наблюдал, как работает этот магический предмет, но понял только то, что это зеркало реагирует на присутствие посторонней энергии, — пожал плечами Пакль. – После первого же знакомства я, конечно же, побывал в нашей библиотеке и поинтересовался о происхождении этого артефакта. Богиня Горан, как утверждает один из летописцев, была очень любопытной старушкой, которая страсть как любила за всеми подглядывать.

– Подглядывать и подслушивать, — поправил его Винтус.

– Хм, — озадачено хмыкнул Пакль. – Я не заметил, чтобы орденоносцы в тот раз кого-либо прослушивали. Может быть, мне стоило уделить больше внимания деятельности этого ордена?

– Рыцарям удалось активировать лишь одну способность зеркала и поэтому дальнейшее твоё наблюдение за ними не принесло бы новых результатов, — пояснил ему Винтус. – Этот артефакт умеет распознавать множество типов энергии, а настроившись на какой-либо один из них, может прослушать, о чем говорит и даже думает обладатель этой энергии. Правда, действует такая способность только на обычное биополе. Божественная аура от подобной прослушки надёжно защищена.

– Замечательная вещь, — цокнул языком Пакль. – Может быть, нам стоит забрать у ордена это зеркало?

– Зачем? – усмехнулся Винтус. – Если гном хочет воспользоваться каким-либо предметом, то ему вовсе не обязательно его воровать.

Пакль недоумённо вскинул густые брови и стал задумчиво теребить свою остроконечную бородку.

– Ага, я понял! — наконец, воскликнул он. – Ты нашёл способ  смотреть на это зеркало, не выходя из своего кабинета.

– Верно, — подтвердил Винтус. – Я подменил на свой тот пьедестал, на который его установили орденоносцы, и теперь могу в любое время наблюдать за работой старушки Горан. Именно она мне и рассказала обо всех случаях появления на Дагоне сторонней энергии. От её вездесущего ока не ускользнула даже тёмная энергия Хатуума.

– Неужели и он тоже к нам вернулся? – удивился Пакль.

– Сам он пока не появился, зато его правая рука во многих местах уже успела наследить, — пояснил Винтус.

– К нам пожаловал Чет, — понятливо закивал головой Пакль. – Значит, дело достаточно серьёзное. Удалось выяснить его намерения?

– Одно время он крутился вокруг шкатулки Фана, повздорив при этом с каким-то монахом Нарфея. Затем попался под руку Яфру и потерял часть своей энергии. От нашего повелителя, Чет тоже получил несколько затрещин. Сейчас слуга Хатуума покинул столицу и переселился в Гутарлау.

– Зачем!?

– Вот именно это мне бы и хотелось выяснить, — улыбнулся Винтус. – Впрочем, не только это. Герон был и остаётся ключевой фигурой во всей энергетической карусели, но сейчас зеркало его не видит и поэтому нам пока придётся следить за Четом и перстнем нашего повелителя.

– А кто он этот заклинатель, который носит перстень Гунар-Нома? – воскликнул Пакль. – В народе многое что говорят, но никто не знает даже его имени.

– Повелитель не любит, когда кто-либо вмешивается в его дела, — вздохнул Винтус. – Никто из нас не может к нему приблизиться без его высочайшего на то позволения.  Ты – самый опытный гном в вопросах взаимодействия с внешним миром, тебе и карты в руки.

– Винтус, ты хочешь, чтобы наш повелитель превратил меня в каменное изваяние на площади Послушания? – криво усмехнулся Пакль. – В нашей истории уже бывали такие случаи. Я, конечно же, люблю выпить, но не до такой же степени.

– Разве я сказал, что мы должны в чём-то перечить нашему повелителю? – пожал плечами эксперт. – Просто я уверен в том, что из всех нас только тебе по плечу такая задача. Нет в нашем Совете более находчивого и более осторожного дипломата, чем ты. Если ты скажешь, что наладить контакт с заклинателем нельзя, значит, так оно и есть. В этом случае мы будем просто наблюдать издалека за нашим повелителем в надежде, что он когда-нибудь подаст нам свой знак.

 

Некоторое время Пакль насмешливым взглядом буравил своего собеседника, а затем вдруг громко расхохотался.

– Теперь я понимаю, почему ты начал разговор именно с выпивки, — сквозь смех произнёс он. – На трезвую голову принять такое предложение было бы весьма затруднительно.

Винтус не удержался и тоже засмеялся.

– И настойку ты тоже выбрал подходящую,- продолжал Пакль. – Если меня и можно в чём-то назвать самым-самым, то это как раз то, что касается выпивки. Твоя блекка – необыкновенный напиток, в котором бурлит азарт с примесью бесшабашности. Думаю, не ошибусь, если скажу, что решение о расследовании ты принял под воздействием именно этой настойки.

– Да, это так, — всё ещё смеясь, сказал Винтус. – Меня как будто кто-то в спину толкнул. А потом эта идея так во мне засела, что я, как ни старался, но избавиться от неё уже не смог. Может быть, тебе удастся меня разубедить?

– Теперь уже не удастся, — устав смеяться, со вздохом произнёс Пакль. – Твоя блекка заразила и меня. Но ты хоть понимаешь, насколько это опасно – путаться под ногами божественных созданий? Ведь каждому из них достаточно лишь дунуть, и от нас с тобой даже мокрого места не останется.

– Конечно, понимаю, — прокряхтел Винтус, взлохматив свою пышную и седую шевелюру, — но эта настойка просто сводит меня с ума. И зачем только я заглянул к рыбаку в его подземную винокурню? Кстати, судя по тому, с какими предосторожностями охраняется производство блекки, Илмар прекрасно знает, на что способен этот напиток.

– На людей блекка, как и любой другой алкогольный напиток, должна действовать иначе, чем на гномов, – задумчиво произнёс Пакль. – Что-то мне подсказывает, что изобрели её вовсе не люди. Ты не пытался узнать историю блекки?

– Ох, не до этого мне пока было, — махнул рукой Винтус. – Наблюдение и анализ тех данных, которые я получаю от Горан, отнимает у меня всё свободное время.

– У тебя есть помощник, который следит за зеркалом в твоё отсутствие? – поинтересовался Пакль.

– Все события автоматически записываются и хранятся в кристалле памяти, — ответил ему Винтус. – Я стараюсь исключить даже малейшую вероятность утечки информации, и поэтому команда из трёх гномов меня уже не устраивает. У меня тоже нет большого желания стоять каменным истуканом на площади Послушания.

Пакль задумался и, глядя отсутствующим взглядом в сторону, стал тихо постукивать подушечками пальцев по деревянным подлокотникам кресла. Винтус тоже замолчал и, подождав некоторое время, подлил в бокалы настойку.

 

– Ну, хорошо, — наконец, произнёс Пакль, хлопнув  ладонями о подлокотники. —  Ты будешь сидеть в своём кабинете и наблюдать затем, что показывает зеркало, а я начну следить за этим парнем и заклинателем. Но возникает вопрос: как при этом мы с тобой будем общаться? Использовать обычные средства связи нельзя: гномы любопытны не менее чем сама Горан и в деле подслушивания и подглядывания им нет равных на этой планете. Посещать твой кабинет несколько раз на дню я тоже не смогу, поскольку это обязательно вызовет ненужные нам подозрения. Успех нашего расследования будет во многом зависеть от того, насколько быстро и незаметно для других мы сможем обмениваться нужной информацией.

– Совершенно верно, — удовлетворённо кивнул головой Винтус. – Я бы не начал наш разговор, если бы заранее не решил эту проблему.

Пакль удивлённо и вопросительно посмотрел на своего нового компаньона.

– Ты не хуже меня знаешь историю Дагоны и тебе, конечно, известно то, что все божественные создания, когда-либо жившие на нашей планете, использовали свойства своей энергии для многих целей, в том числе и для мгновенной передачи информации на огромные расстояния в различных средах. Практически все известные нам артефакты обладают такой способностью, но каждый из них работает лишь при определённых условиях.

– Ты хочешь сказать, что у тебя есть магический предмет, при помощи которого мы и будем общаться? – с лёгкой улыбкой спросил его Пакль.

– Да, есть,- подтвердил Винтус и достал из кармана своего сюртука крохотную двустворчатую раковину, которую и положил на столик рядом с бокалами.

– И как это работает? – вновь спросил Пакль, с интересом разглядывая, но, не решаясь взять в руки магическую вещь.

– Проще пареной морковки, — улыбнулся Винтус и, взяв в руки раковину, разделил её на две половины. – Каждая из створок является приёмопередатчиком и для его использования нужно всего лишь приложить эту створку внутренней её частью к шее за ухом чуть выше мочки.

Он произвёл такую операцию, показав Паклю, как и что нужно делать, а потом передал ему вторую створку раковины.

Пакль взял половинку раковины, которая была не больше чем ноготь на его мизинце и, не торопясь прикладывать её за ухо, стал внимательно рассматривать, как внешнюю, так и внутреннюю поверхность створки.

– Ты ничего там не обнаружишь, — засмеялся Винтус. – Ракушка, как ракушка, каких на морском дне миллиарды.

– А ты уверен, что нас никто не услышит с помощью вот такой же ракушки? – вдруг спросил его Пакль.

– Если на Дагоне есть ещё один такой же магический предмет и им кто-либо воспользуется, то мы сразу услышим его голос, — ответил ему Винтус. – Впрочем, и он тоже услышит наши голоса.

– Всё это напоминает мне покупку кота в мешке, — усмехнулся Пакль. – Вроде бы мяукает, но не понять какой масти и какого пола. Ты на ком-нибудь проверял действие этого магического предмета?

– На своей жене, — улыбнулся Винтус, — причём, тайно. Моя Мотля очень любит поболтать со своими подружками-соседками. Ночью, когда она крепко спала, я осторожно приложил ей раковину за ухо. Даже если бы моя жена проснулась от этого прикосновения, то все равно ничего бы не обнаружила. Створка, едва коснувшись кожи, мгновенно исчезает. Вот, посмотри.

И он показал Паклю то место у себя за мочкой уха, куда он только что приложил створку раковины.

Действительно, за ухом у Винтуса ничего не было, и недоверчивый Пакль даже потрогал это место кончиком пальца, но так и не смог обнаружить хоть какие-то признаки ракушки.

– Ты уже активировал этот артефакт? – спросил Пакль, всё ещё не решаясь приложить вторую створку за  своё ухо, и продолжая держать раковину на левой ладони. – И, кстати, как потом снять этот «под ушник»?

– Когда ты установишь свою половинку, тогда и можно будет произвести активацию, — пояснил ему Винтус. – А процесс деактивации потом также может запустить каждый из нас.

– Для этого нужно произносить какое-то заклинание?

– Ну, разумеется, — подтвердил эксперт, — причём все слова нужно произносить на нашем языке.

– Как это на нашем? – опешил Пакль. – Разве эта магическая вещь принадлежит Гунар-Ному?

– Нет, конечно, нет, — улыбнулся Винтус. – Заклинание написано на внутренней стороне раковины на языке, учебник которого я с большим трудом разыскал в нашей библиотеке. Для того чтобы переписать все знаки на бумагу мне пришлось воспользоваться самым мощным микроскопом нашего научного центра. Но когда я решил активировать артефакт для себя и для Мотли, то оказалось, что заклинание не работает. И знаешь почему?

Пакль в ответ скорчил недоумённую рожицу.

– Да потому, что мы имеем дело с приёмопередатчиком, который автоматически настраивается на энергию заклинателя, но в эфире работает только на своей частоте. Я проверял это на зеркале Горан. А, значит, и заклинание мы должны произносить на своём языке. Произношение здесь не играет никакой роли и важен только смысл произносимой фразы.

– Так, так, так, — задумчиво и протяжно произнёс Пакль. – Выходит, если приложить створки этой раковины, скажем, двум поросятам, то хрюкнув на своём языке нужную фразу, они тотчас услышат друг друга, несмотря на то, что находиться они при этом будут на разных полюсах нашей планеты. Я правильно тебя понял?

– Совершенно верно! – воскликнул Винтус. – Добавлю ещё то, что один из поросят может в это время бродить по каменным лабиринтам глубоко под землёй, а другой нырнуть под воду метров на пятнадцать.

– Я знаю, что свиньи – хорошие пловцы, — улыбнулся Пакль, — но никогда не видел, как они ныряют.

– Я не свиновод и в свиньях разбираюсь только тогда, когда их кушаю, — отмахнулся Винтус. – Главное то, что эти поросята услышат друг друга, а больше нас ничего и не интересует.

– А как прошёл твой эксперимент с Мотлей?

– Ха, я за один день столько всего узнал о наших знакомых и соседях, — хохотнул Винтус, — что этой информации мне хватит теперь до конца своих дней. Вечером, в разговоре с Мотлей, я имел неосторожность проявить некоторую осведомлённость в соседских делах, чем страшно удивил свою супругу и поэтому ночью сразу же произвёл деактивацию.

– Весь день ты слышал только её голос? – поинтересовался Пакль.

– Ох, и дотошный ты всё-таки гном, — засмеялся эксперт, — но именно это обстоятельство меня и радует. На твоём месте любой другой гном давно бы уже прицепил себе «под ушник», но у тебя хватает сил бороться с любопытством, несмотря на то, что эта страсть живёт почти в каждом из нас. Я слышал не только голос Мотли, но и все звуки, которые слышало её ухо. Мне же пришлось весь день провести в закрытом кабинете при абсолютной тишине, иначе Мотля упала бы в обморок, услышав мой голос или какой-либо другой звук. Это был самый длительный и самый изнурительный день в моей жизни. Я еле дождался той минуты, когда она наконец-то вновь уснула.

– Задавая тебе различные вопросы, я как раз и удовлетворяю своё любопытство, — насмешливо заметил Пакль. – Какой смысл прыгать в речку с головой, если не знаешь, что там находится под водой? А ты не пробовал прицепить одну створку раковины к себе, а вторую, скажем, к тому же поросёнку?

Пару секунд эксперт внимательно смотрел на своего собеседника, а затем вдруг громко расхохотался. Его весёлый смех заразил и Пакля, который к тому же представил себе Винтуса, сидящего в своём кабинете и вынужденного целый день слушать хрюканье, чавканье и повизгивание поросёнка и всех его сородичей.

– Ох, Пакль, — закончив смеяться, вздохнул Винтус. – Вот уж не думал, что ты такой заядлый экспериментатор. Как только тебе такое в голову-то пришло? Да разве же я смогу после этого понять, о чем хрюкает этот поросёнок? И активация при таких условиях вряд ли пройдёт успешно, потому что у нас с поросёнком разные типы энергии. Для своей половины я заклинание прочитаю, но ведь его ещё нужно хрюкнуть и на поросячьем языке. Такого самоучителя я не найду даже в нашей библиотеке.

– Какие слова нужно произнести для активации? – поинтересовался Пакль.

– «Приветствую тебя, сладкоголосая сирена», — произнёс Винтус, — а для деактивации достаточно сказать одно слово: «прощай». Если кто-то из нас произнесёт это слово, то и у тебя и у меня от ушей сразу отвалятся обе створки раковины. Учитывая их крошечный размер, не стоит произносить это слово впопыхах.

– Ты сейчас произнёс это слово, но у тебя ничего не отвалилось, — заметил Пакль.

– Магический предмет ещё не активирован, поскольку ты всё ещё держишь в руке свою половинку раковины, — пояснил ему Винтус. – Если у тебя больше нет вопросов, то давай от теории перейдём к практике.

– Судя по смыслу заклинания, этот артефакт когда-то принадлежал сиренам? – предположил Пакль, пытаясь ухватить створку таким образом, чтобы её удобнее было приложить к нужному месту.

– Вовсе не обязательно, — пожал плечами эксперт. – Нам известно множество случаев, когда создатели хотели попросту замести следы и сбить с толку своих недоброжелателей.

– Если зеркало Горан не реагирует на активацию и работу раковины, то не означает ли это, что такой тип энергии ему неизвестен? – уже прижав створку к коже, спросил Пакль.

– Это может означать всё, что угодно, — заметил Винтус, — и всего лишь по одной простой причине: мы до сих пор не знаем всех способностей волшебного зеркала. Ты готов к активации?

– Кто должен произнести заклинание? – вновь спросил Пакль, с удивлением ощупывая то место, где только что была створка раковины.

– Нет никакой разницы, — развёл руками Винтус. – Если хочешь, то можешь сделать это сам.

– Приветствую тебя, сладкоголосая сирена, — произнёс Пакль и посмотрел на своего собеседника.

– Вот и всё, — улыбнулся тот. – Теперь ты будешь слышать меня, а я тебя, в какой бы точке нашей планеты мы бы не находились.

–Да, но сейчас такой эффект практически незаметен, — усмехнулся Пакль. – мы и без того прекрасно слышим друг друга.

В этот момент каменный гранёный шарик на серебряной цепочке, висевший у Винтуса на шее, внезапно завибрировал и издал мелодичный звон.

– Это моя Мотля, — вздохнул эксперт и прижал шарик к уху. – Да, дорогая, я тебя слушаю.

– Ты почему не идёшь на обед? – услышал вдруг Пакль голос жены Винтуса. – Опять засиделся в своей лаборатории? А я сегодня приготовила твоё любимое блюдо.

Пакль закрыл лицо ладонями и с трудом сдерживал себя от того, чтобы не расхохотаться.

– Поджарка из поросёнка, на гарнир печёная картошка, а на десерт морковные котлеты с грибным соусом, — продолжала тараторить Мотля и от этого плечи Пакля стали вздрагивать всё сильнее и сильнее.

– Хорошо, хорошо, дорогая, — поспешил ответить жене Винтус, понимавший, что если Пакль не сумеет сдержаться и расхохочется, то для Мотли это будет достаточно сильным ударом. – Я уже бегу. Ещё пару минут и всё.  Целую, зайка.

С этими словами Винтус нажал на поверхность шарика и прервал связь, а в следующую секунду раздался хохот Пакля. Эксперт тоже прикрыл свой лоб ладонью левой руки и посмеивался, сокрушённо качая головой.

– Чуть было не вляпались, — со вздохом произнёс он. – Если бы она услышала твой смех, то сразу бы поняла, что ты нас прослушиваешь.

– Извини, я не был готов к такому испытанию, — продолжая смеяться, сказал Пакль. – Всё случилось так неожиданно, к тому же мне ещё никогда не приходилось кого-либо прослушивать. Тебе нужно срочно бежать домой, иначе твоя зайка обидится и слопает все морковные котлеты. Давай встретимся после обеда. Мне кажется, что нам нужно ещё многое обсудить. А пока, во избежание подобной ситуации, мы просто обязаны деактивировать этот артефакт. Если начнёт звонить моя жена, то хохотать придётся уже тебе. Приготовься.

Гномы приложили ладони к ушам, и Пакль произнёс слово «прощай».

– Вот так-то будет лучше, — укладывая свою половинку раковины в футляр для очков, сказал он. – Нам с тобой ещё нужно научиться пользоваться этим предметом, а не то вся наша операция с треском провалится на первом же этапе.

Он спрятал футляр в карман сюртука и поднял со столика недопитый бокал.

– Бум-с, — предложил Пакль своему компаньону и залпом осушил свой бокал.

– Бум-с, — согласно кивнул головой Винтус и тоже выпил настойку.

 

Выйдя из кабинета эксперта, Пакль достал из жилетного кармана часы и, открыв крышку циферблата, посмотрел на время.

«Пообедать я ещё успею, а пока посмотрю, как идут дела у Бримма», — подумал он, засовывая часы обратно в карман. – Заодно поставлю перед ним новую задачу: узнать секрет приготовления этой  настойки. Пусть он следит за семейством Мелвинов и за пантерой, авось и заметит что-нибудь интересное».

 

Хитрый гном немного лукавил. Он не спешил на обед лишь потому, что не хотел перебивать послевкусие того божественного напитка, которым так неожиданно угостил его Винтус. Пакль заложил руки за спину и, вполне довольный жизнью, не совсем трезвой походкой направился в центральную залу Совета, где находились камни телепортации.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s